Спросили релокантов, каково им в Минске перед выборами

В новостях о выборах то и дело мелькают айтишники: их забирают с мирных акций протеста «вместе с моноколесом», не пускают в качестве наблюдателей на избирательные участки, дают «сутки» за за расклеивание листовок про выборы. 

dev.by поинтересовался у релокантов, которые переехали в Беларусь, ощущают ли они себя здесь в безопасности, особенно в это жаркое предвыборное время, и что планируют делать после выборов. 

Оставить комментарий

В новостях о выборах то и дело мелькают айтишники: их забирают с мирных акций протеста «вместе с моноколесом», не пускают в качестве наблюдателей на избирательные участки, дают «сутки» за за расклеивание листовок про выборы. 

dev.by поинтересовался у релокантов, которые переехали в Беларусь, ощущают ли они себя здесь в безопасности, особенно в это жаркое предвыборное время, и что планируют делать после выборов. 

Ильяна Харфуш, Business Development Manager в Rozum Robotics

— Я родилась в Сирии, до 6 лет жила в Беларуси у бабушки — моя мама родом отсюда. Потом вернулась в Сирию и закончила там школу. Я не застала войну — уехала учиться в РУДН в Москву осенью 2010 года, когда ещё ничто не предвещало беды. Тогда Сирия была ещё райским уголком — страна процветала. 

Почему в Москву? Были и другие варианты: я могла бы учиться во Франции или в Канаде, но в России я встретила бы меньше языковых препятствий — а значит чуть меньше трудностей для совсем юной девушки при переезде в чужую страну. В России я прожила 7 лет — окончила университет, поступила в магистратуру, работала в арабской редакции Russia Today.

Стоял ли Минск в моих планах — и да, и нет. Это родина, о которой я мало что знала, потому что не жила здесь в осознанном возрасте, и мне было интересно, спустя годы, почувствовать себя дома и получить новый опыт. 

Никакого рабочего оффера у меня не было. Я решила взять передышку — изучала французский, чтобы получить Diplome d’Etudes en Langue Francaise, и жила на два города: Минск и Париж. Присматривалась к Минску, искала своё место. Привыкать после Москвы было непросто: Москва — очень динамичный город, живёт 24/7. Ты как белка в колесе — работаешь нон-стоп, не останавливаешься ни на минуту, но и не сомневаешься. А здесь ритм размеренный — он располагает к раздумьям, к рефлексии.

Спустя полгода здесь я поняла, что Минск — настоящий ИТ-хаб, в котором у меня есть шансы стать востребованной, но для этого придётся сменить профессию. Сначала я работала на стартап в сфере банкинга. После был финтех-стартап, далее — онлайн-медиа, а потом я пришла в Rozum Robotics.

Есть ли дальнейшие планы — да, и они грандиозные. Но мне не хочется навсегда уезжать из Минска, я люблю сюда возвращаться. Это мой город, моя страна.

Я гражданка Беларуси, но до этого ни разу не голосовала. Пойду ли в этот раз — пока не решила. Специально предвыборные новости не отслеживаю. Только посмотрела на Youtube несколько видео-интервью кандидатов в президенты, узнала, что каждый может предложить. И всё. Я не могу сравниться с человеком, который прожил здесь более 15 лет, или даже более 5. Не считаю себя легитимным избирателем, я не настолько погружена в контекст, как другие люди здесь.

В моём окружении о политике не говорят. Все погружены в работу и личную жизнь. Ни разу не было такого, чтобы мы с коллегами сели на нашей красивой кухне и стали обсуждать политическую жизнь страны.

Чувствую ли я себя безопасно в Минске и в принципе в Беларуси — да. Печально, что люди, пришедшие на акции протеста, и даже те, кто по их собственным словам «проходил мимо», попадают за решётку, но я думаю, со мной такого не должно случиться. Так подсказывает мне интуиция.

Меня никакие происшествия не удивляют: моя семья до 2012 года жила в Сирии, потом — во Франции, мы бывали в разных переделках.

В конце ноября-начале декабря прошлого года я застряла в Париже из-за акций протеста «жёлтых жилетов» — и было не как здесь, а по-настоящему страшно: хаос и агрессия. Я выходила на улицу, но я знала, где можно, а где нельзя находиться. Транспорт ходил очень плохо, но, тем не менее, какие-то линии были рабочими и все об этом знали. 

Я не задумываюсь о том, что последует дальше, — будут перемены, это точно. У меня был период, когда я чувствовала себя дискомфортно здесь: моя семья тогда сидела на карантине во Франции, в США и других странах ввели локдаун, закрыли границы, а здесь карантина не было — и люди даже ходили без масок. Я чувствовала себя, словно в вакууме. Я опасалась, что после этого нас, белорусов, никуда не пустят. Но в итоге мои опасения оказались напрасны. Надеюсь, и дальше всё будет хорошо.

Руслан Мухамедшин, разработчик в SoftTeco

— Я переехал в Беларусь из Крыма, а если точнее из Феодосии. В Минске живу почти полгода. Главная причина, почему я решился на релокацию — в Крыму слабо развит ИТ-рынок: всего одна крупная компания, а остальные — небольшие веб-студии. Об изобилии и разнообразии проектов, тем более международных, говорить не приходится, меня как full-stack разработчика это всегда огорчало.

С самого начала я решил обратить внимание на страны-соседки. По итогу нескольких собеседований у меня было 2 оффера: один из минского SoftTeco, другой — от компании из Сочи. Но в Сочи ситуация с ИТ не намного лучше, чем в Крыму, а в Минске, насколько я знал, всё иначе — подумать только: отсюда вышли «танки».  

Минск оправдал мои ожидания: я попал на интересный международный проект, влился в сообщество — участвую в митапах и конференциях, хотя и онлайн, общаюсь с коллегами.

Я практически вскочил в последний вагон уходящего поезда: приехал сюда в феврале, а в марте и Россия, и Украина закрыли свои границы. Что я думал тогда — что принял правильное решение. В той же России люди не могли выйти на улицы, их патрулировала полиция, а здесь ничего подобного не было. Хотя, конечно, сами белорусы проявили ответственность: многие компании перевели своих сотрудников на удалёнку, рекомендовали им самоизолироваться.

Мои родные немного волновались за меня, но успокоились, когда я поговорил с ними, объяснил, что опасаться нечего. Сейчас они уже не переживают. Кстати, в Крыму довольно быстро сняли карантин — в середине июля там уже начался туристический сезон.

Я не слежу за политикой здесь, что в общем-то понятно: я не гражданин Беларуси — это не мой выбор. У нас на работе есть чаты по интересам, в том числе политический, но я в нём не состою.

В Минске я не опасаюсь за свою безопасность, но стараюсь во время мирных митингов и акций протеста в центре города не бывать — это разумная осторожность. Несколько месяцев из-за эпидемии коронавируса я вообще очень мало выходил из дома, только в магазин за покупками. 

Что последует после 9 августа — я не знаю, но думаю, что на всякий случай мне стоит сделать загранпаспорт. А вдруг в будущем россиянам будет невозможно ездить в Беларусь по российскому паспорту. 

Каковы лично мои планы: остаться здесь в Минске, как минимум ещё на 2 года. В отдалённой перспективе — пожить где-то в Европе, попутешествовать.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Oxagile тоже открыла офис в Киеве
Oxagile тоже открыла офис в Киеве
Oxagile тоже открыла офис в Киеве
2 комментария
МИД Польши: выдали беларусам 100+ тысяч виз; отмена полётов не помешает
МИД Польши: выдали беларусам 100+ тысяч виз; отмена полётов не помешает
МИД Польши: выдали беларусам 100+ тысяч виз; отмена полётов не помешает
9 комментариев
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
6 комментариев
 Техсектор массово переезжает из Калифорнии в Остин
Техсектор массово переезжает из Калифорнии в Остин
Техсектор массово переезжает из Калифорнии в Остин

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже