Зарплата выше, соцпакета нет. Как белорусы-разработчики удалённо работают в компаниях Германии и США

remote
22 августа 2019, 07:00

Удаленных работников становится больше — за десятилетие число коворкингов по всему миру выросло более чем на 1000%. В одной комнате в Imaguru мы нашли команду разработчиков, которые больше пяти лет работают на удалёнке. Ни у кого нет соцпакета и понятной перспективы карьерного роста. Зато есть возможность поднимать рейт, вести дела из любой точки мира и выбирать проекты, которые по душе (не всегда).

С кем говорили:

  • Алексей. 12 лет в ИТ, 7 лет на удалёнке. Full-stack developer. Берёт проекты с Upwork. Последний — через немецкую фирму для австрийской компании.
  • Борис. 15 лет в ИТ, 8 лет на удалёнке, Full-stack, последние 1,5-2 года — ML/DS/AI/CV. Занят на проекте в области компьютерного зрения, США.
  • Александр. 6 лет на удалёнке. Специализация разная. Занят в проекте из Сан-Франциско.
  • Евгений. 5 лет на удалёнке в компании XING (аналог LinkedIn), Германия.

14:30. Ребята возвращаются с обеда. Все они, как только перешли на remote, пытались работать дома, но пришли к выводу, что это неэффективно. Около пяти лет назад Upwork — флагманский ресурс по поиску удалённой работы — начал развивать комьюнити удалёнщиков в Минске и стал организовывать встречи. Там ребята и познакомились — все начинали свой remote с поиска работы на Upwork, там находили свои первые заказы на западном рынке. А потом решили вместе снять комнату в коворкинге. 

— Нужно как-то социализироваться. Невозможно сидеть восемь часов и чисто работать. Хочется с кем-то хоть парой фраз перекинуться, — говорит Алексей. До того, как перейти на remote, он шесть лет работал в белорусских ИТ-компаниях (в Elinext и «Системных технологиях»). На удалёнку перешёл, потому что «хотел перезимовать в теплой стране». Втянулся.

Алексей

Алексей

— Когда один работаешь из дома, нет разграничения «я работаю» и «я отдыхаю». Встал с утра и думаешь: «Сериал посмотреть или уже начать работать?». Ну ладно, сериал посмотреть, — рассказывает Борис. — Потом поработал, подумал: «Ой, устал». Надо поиграть. Поиграл. Смотришь, уже девять вечера, а ты еще всё не сделал, что должен был. Сидишь и работаешь допоздна. Значит на следующий день просыпаешься поздно. В итоге не работаешь толком и не отдыхаешь. Отсюда — выгорание.

Таиланд — каторга

Один из плюсов, о котором часто пишут удалёнщики, — возможность работать из любой точки мира. Кочевники, nomads, создают сайты и ресурсы, где ставят оценки городам и странам, в которых лучше всего работается. Фото с ногами, ноутбуком, океанскими волнами и закатом — прилагаются. Наши собеседники пробовали пожить в разных частях мира, но всегда возвращались в Минск.

— Все эти мифы про «работу с пляжа» — туфта. Для меня работает привычный график — с 12 до 20. Плюс обед. Выходные и Новый год — дни, когда я отдыхаю. Остальные — работаю, — говорит Борис. — Я пробовал работать в других странах два раза. Сначала в Испании. Полтора месяца. Ошибкой было, что я решил, что буду немножко работать и немножко отдыхать. Не получилось. Здесь, в коворкинге, у меня стол, монитор, подставка, эргономичный стул — все удобно. В Испании у меня была квартира с Airbnb, где единственная рабочая поверхность — барная стойка. А вместо стула — барный стульчик. Это ни фига не удобно. Пробовали искать удобную квартиру — не нашли.

Вторая попытка — в Азию. Говорят, фриланс и Таиланд созданы друг для друга. Я там взвыл! Поехали на полтора месяца. Первые три недели отдыхали. Потом сели  работать. А Таиланд — страна с очень большой влажностью. Вышел на улицу — весь мокрый. Одежда, волосы — все. В помещении не включил кондиционер — опять потеешь. Под кондиционером мгновенно пересыхают глаза, кожа, гортань, сложно дышать, говорить и смотреть. На жаре ноутбук закипает, начинает тормозить. И вот ты сидишь и по раскаленному ноутбуку потными пальчиками пытаешься работать.

Борис

Борис

— Каторга! — смеются остальные.

— Серьезно! — продолжает Борис. — Еле дождался, когда уехали. Недавно был в Скандинавии — отличное место для жизни. Открываешь TripAdvisor: самое дешёвое заведение, отличная азиатская еда… два вока — 40 евро. Бургеры — 30 евро. Пиво в любом баре — 10. Лучше ездить, путешествовать, но работать и жить там, где тебе комфортно, где твои друзья, твоя среда общения. Хотя может быть, я слишком придирчивый и занудный.

— Справедливости ради, remote по крайней мере даёт такую возможность — поехать куда-то пожить, если есть желание. Я в Скандинавии месяц жил и работал. В Израиле, в Таиланде, — говорит Алексей. — Но согласен — релокейт или переезд надолго для меня тоже не вариант. В Беларуси мои родители, родственники, друзья. Нет желания уезжать в непонятную страну. Если отбросить всякие политические моменты, есть возможность зарабатывать вполне себе западный доход и жить в Беларуси.

Сам себе соцпакет

Как правило, remote предполагает полное трудоустройство в компании, с соцпакетом и всеми плюшками для удалённых работников. Но все разработчики на удалёнке, которых мы смогли найти в Минске (не только в коворкинге), работают как ИП. Без гарантий, социального пакета. Сами решают, когда уходить в отпуск, сами оплачивают больничные, сами платят налоги.

Алексей говорит, что в Беларуси под remote работой подразумевается попроектная работа, где проект может длиться полгода, год или даже семь лет. То есть это не мелкие заказы, как на фрилансе.

— Ты смотришь, по каким рейтам тебе комфортно работать, чтобы ты мог себе обеспечить отпуск и иметь какую-то подушку безопасности. Мы сами себе соцпакет, — говорит он.

А Александр показывает таблицу. Он делал расчёт, насколько должна быть выше зарплата ипэшника, чтобы это было эффективнее по сравнению с работой в офисе. Вышло, что ипэшник должен получать как минимум на 17% в час больше. 

— Это дни отпуска и государственные праздники, которые не оплачиваются на удалёнке. 3% налога УСН + комиссия банка. Без больничных — их сложно предвидеть, и без ФСЗН — это копейки, — объясняет Александр.

Александр

Александр

— Я бы туда еще добавил время, пока ищешь проекты, — говорит Алексей. — Суть в том, что удалённая работа — как минибизнес. Это минигалера, где единственный работник — ты. Сам себя менеджеришь, отпуск назначаешь, продаешь. И цену нужно ставить минимум как белорусские внешние аутсорс-рейты.

— Зарабатываете эти 17% в час сверху?

— И больше, — улыбается Алексей. — Если брать медианную зарплату с dev.by, «потолочка» выходит — 4,5-5 тысяч долларов. У меня получается выше. И есть куда расти. Мне с первым заказом повезло — быстро нашел американскую фирму и с ними работал почти два года. Как такового портфолио у программиста нет. Опыт удаленной работы никому не интересен. Самое главное на удалёнке — можешь ты себя продать или нет.

Можно выбирать проекты и технологии

— Как по мне, основной прикол удаленной работы — большая мобильность в выборе проектов, — говорит Борис. — Я первые пять лет специализировался на кастомной разработке под WordPress, писал свои плагины, темы, интеграции со сторонними сервисами. Уперся в потолок по рейту — WordPress считается низкобюджетной отраслью с низкоквалифицированными разработчиками. Высококвалифицированных мало, они нужны, но редко. Стал брать просто full-stack проекты на JS-стеке. Заскучал. Начал проходить онлайн-курсы по машинному обучению. Решил выбрать направление посложнее — в нем ниже конкуренция на рынке. Нравится, но врать не буду, это не сплошная малина. Я рассказал, что учусь, заказчику, и он сам предложил мне попробовать себя в этой области, за что ему большое спасибо.

Страшно было капец. Из области, где ты очень хорош, переходить в новую — страшно. В JS-мире за полгода меняется вообще всё. По деньгам, поскольку переход от JS к Python+ML случился в рамках одного заказчика, я не потерял ничего. Спустя полгода примерно я попросил прибавку и получил её. Но это объясняется отчасти везением, отчасти софт-скиллз и умением строить отношения с заказчиком, — говорит Борис.

Командный дух

Минусом ремоута многие называют отсутствие командного духа и сопричастности к продукту у удалёнщиков. Бри Рейнольдс, старший специалист по карьере в Flexjobs и remote.co, говорит, что удалённые работники упускают много нюансов: не слышат неформальных разговоров, имеют довольно ограниченное двумерное окно для общения.

— Плюсы офиса есть, — говорит Евгений. Он больше семи лет работает в XING — компания, которая делает рабочую социальную сеть, эдакий немецкий LinkedIn. Сначала Евгений работал в офисе XING в Германии. Сейчас — из Беларуси удалённо. — Там ты постоянно внутри кухни. Сейчас куча информации проходит мимо. И лишней, и той, что важна. Компания и команда при работе с удалёнщиками должны подстраивать под них процессы. Где-то нужно излишне дублировать информацию, которую ты бы никогда не стал писать письмом или скидывать в slack, если бы вы находились в одном офисе.

Евгений

Евгений

— Отношение к работе и людям у тебя абсолютно точно меняется, после того, как ты с ними поел, узнал, чем они занимаются, чем живут. Приходишь в новую компанию — поезжай туда, проведи какое-то время, познакомься со всеми. Если команду видеть только на мониторе, тебе на них пофиг — такие абстрактные люди. На одной личной встрече можно обменяться гораздо большим объемом рабочей информации. Лучше, чем будешь всем в слаке писать: «А чё у вас там? А чё?».

— На моем текущем проекте мне тоже пришлось вначале съездить и пообщаться, — говорит Алексей. — Но похожее состояние достигается, если на видео митинге кроме рабочих моментов обсуждать, кто чем занимался на выходных. Казалось бы, кому какая разница, но все равно вовлекаетесь больше. Опытные менеджеры, которые работают именно с удалёнщиками, организовывают такое общение.

По теме
Все материалы по теме

Самоорганизация и контроль

Самоорганизация — серая зона ремоута. Как всё успеть и не переработать? Наши собеседники, говорят, что их опыт достаточно большой, чтобы себя контролировать на удалёнке. Александр рекомендует использовать трекер, который в конце недели считает продуктивные часы: если из 40 рабочих часов 70-75% действительно рабочих — это хороший результат.

— Я перерабатываю только из алчных побуждений, — говорит Алексей. — Есть проект, прилетает ещё один, и думаешь: «о, это ж плюс столько-то денег». Если входишь в ритм, особенно когда работаешь в команде, проблем нет. Работаешь по тому же скраму, как в офисе. Всё четко: есть таски, ты их выполняешь за определенное время.

Все также сходятся на том, что деньги деньгами, а отпуск всё равно нужен, чтобы перезагрузить мозг. Лучше всего летом, когда на удалёнке наступает «тихий сезон». Потому что пропущенный отпуск возвращается болезнями, выгоранием, прокрастинацией, депрессией. Но даже если ты сам всё хорошо спланировал и контролируешь работу, будь готов, что многие компании захотят на первых порах трекать твою работу. 

— Если в компании были офисные сотрудники, и недавно начали добавлять удалённых, первое время на тебя настороженно смотрят. Просят немного больше отчетности, чуть чаще делать созвоны один на один, чтобы узнать твой статус. Когда я начинал работать на стартапе в Сан-Франциско, я проходил этот этап. Но потом тебе начинают доверять.

Карьерный рост — отсутствующее понятие

— Мне тяжело работать долго с одним клиентом, потому что у меня растет рейт, а объяснить клиенту, что я вдруг стал стоить дороже в полтора раза — сложновато, — объясняет Алексей. — Проще попрощаться и найти нового заказчика. 

— А как же карьерный рост? 

— Просто поднимаешь рейт и работаешь. Мы же тут все синьоры. Какой может быть рост? Менеджить? Если все в офисе, а ты удаленный лид, — странно. Подойдёт только для компаний, где все удалённо работают. Но таких не слишком много. Только рейт может расти и твой профессионализм. Менять технологии можно. Ну да, никогда не станешь чиф-амбасадор-фронтенд-гуру-евангелистом.

— Карьерный рост у удалёнщика — это отсутствующее понятие, — говорит Евгений. 

— Вы больше 10 лет в ИТ — управлять не хочется?

— Есть такая опция, — говорит Алексей. — Когда у тебя много заказов, ты свою маленькую галеру на одного человека увеличиваешь. Нанимаешь других удалёнщиков. У меня был опыт, но неинтересно стало. Многие удалёнщики создают свои аутсорс-компании. На Upwork есть функция сделать agency и нанимать других фрилансеров и менеджить. Там больше ответственности, и потенциально гораздо больше денег, но в реальности не всем хочется таким путём идти.

— Надо найти фрилансеров, которым ты доверяешь, и которые тебя посреди проекта не кинут. На remote такое чаще встречается, чем в офисе, — поддерживает Борис. У него тоже был управленческий опыт, но это «было тяжело и большого счастья не приносило». — Карьерный рост переоценен. Если ты занимаешься тем, что нравится за зарплату, которая нравится, и у тебя есть какая-то жизнь вне работы, — вполне себе норм вариант.

— В будущем как себя видите — берёте заказы в Сан-Франциско?

— Сейчас все заплачут. Нужно эту тему свернуть, — предостерегает Евгений. — А если серьёзно, это очень сложный вопрос. Я до конца на него не ответил.

— Есть страх, что это всё закончится. Что придет ИИ, заберет у нас работу. Или ты не сможешь конкурировать с молодыми программистами. Придумают Angular 20, и ты не успеешь, не сможешь так быстро всё изучать. Иногда завидуешь ребятам, которые софтвер архитекторами работают или CTO. Я пробовал через стартап. Конечно, крипта (все смеются: «пацан к успеху шел»). Надеялся, что разовьёмся, и буду крутым хед-оф-департмент. Но биткоин упал, и всё закончилось. А вообще, когда думаю о будущем, смотрю на Женю и на Бориса (они меня старше) и понимаю, что время ещё есть.

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение