Российским рублём — по белорусской ИТ-индустрии: цепная реакция

6 ноября 2014, 12:20

Рекордная девальвация российского рубля является весьма существенным фактором для экономики Беларуси. И если для большинства белорусских айтишников падение соседской валюты — что-то из разряда новостей за завтраком, то как минимум для работников местных «дочек» российских компаний эта тема набирает актуальность с каждым днём.

Как кризис скажется на минских офисах российских компаний

Одним из главных достижений российской экономической модели периода «тучных лет» была её дедолларизация. Если белорусы привыкли к рассуждениям главы Нацбанка про «Зачем мне эти доллары...», и при этом чуть ли каждый научился конвертировать в уме «Сколько это в баксах», россияне последние лет десять живут в парадигме национальной валюты. Все доходы и расходы —  что на уровне домашних хозяйств, что компаний — определяются в рублях. Это, безусловно, правильная ситуация в любой экономике, но только до тех пор, пока местная денежная единица более или менее стабильна и при определённых колебаниях не вызывает особой паники среди населения, сохраняя доверие граждан.

Однако рекордные темпы падения рубля по отношению к твёрдым валютам обострили ситуацию не только внутри страны, но и для партнёров по расчётам, в том числе белорусских.

Прямое влияние

Россия является главным экономическим партнёром Беларуси и стагнация её экономики быстро сказывается на белорусских предприятиях. Да, информация о снижении продаж МАЗа у наших восточных соседей на сорок процентов мало интересует участников диспутов про аутсорсинг и продуктовую разработку, но не стоит забывать и о той части ИТ-специалистов, которые трудятся или сотрудничают с белорусскими предприятиями. Тем более, что МАЗ — это просто пример, а подобных коему достаточно на всех уровнях: от промышленности до ритейла.

Кроме не самых многочисленных и обычно невидимых айтишников стоит вспомнить и про фрилансеров, а также небольшие компании и дизайн-агенства, для которых российские заказчики составляют весомую часть оборота. Нетрудно предсказать, что ставки и количество проектов у них перестанут расти, конкуренция повысится, не говоря уже о том, что существующие «рейты» в российских рублях окажутся куда менее привлекательными.

У более крупных сервисных компаний российские заказчики не так часто составляют основу портфеля заказов. Обычно это государственные или самые крупные частные компании, которым резко свернуть какие-то программы разработки в материальном или даже личном репутационном плане менеджеров чаще дороже, чем продолжать их в рамках утверждённых объёмов девелопмента.

Что до продуктовых компаний, российский рынок имеет главное значение в первую очередь для игроделов: от Wargaming до производителей «казуалок» разной сложности. Здесь эффект во многом отложен по аналогии с признанным стандартом: когда в западных странах падает промышленное производство, на рынке труда эффект проявляется через полгода. В данном случае траты на «танки» и «фермы» станут сокращаться несколько позже, чем начались серьёзные макроэкономические пертурбации. Но курсовых потерей от прежних объёмов игроделам точно не избежать, а повышать цены в такой ситуации вряд ли будет выгодным решением.

Иллюстрация: Сергей Ёлкин, «Радио свобода»

Санкции

Взаимные санкции западных стран и России представляют пищу для гневных статусов во «вконтактах» и «одноклассниках», но демонстративно отказываться от пармезана с хамоном — это одно, а экономические последствия — совершенно другое. Можно бесконечно рассуждать про то, как белорусские яблоки или взрощенные за пару месяцев дополнительные коровы придадут спурт нашей экономике, но пока это только радужные рассказы из телевизора. ИТ-отрасль здесь совсем ни при чём, но проблемы сырьевых гигантов и просто больших компаний России скажутся и на российском ИТ-рынке, который во многом ориентирован именно на них. А трудности тамошнего ИТ должны повлиять и на интерес российских провайдеров ИТ-сервисов к услугам белорусских компаний и специалистов в самое ближайшее время.

Определённым противовесом можно представить необходимость россиян в создании аналогов западных сервисов — одна угроза отключения от системы SWIFT чего стоит. Но на это нужны деньги и достаточно долгосрочная перспектива. Вот только первых становится всё меньше, а понятие долгосрочности на фоне стремительно развивающихся событий и вовсе звучит несколько не к месту.

Встречаются рассуждения о системе «Белкарт» и о перспективах задействования наших специалистов в создании чего-то подобного на пространстве Таможенного союза. Но даже в нашем локальном случае более-менее солидные обороты в системе обеспечиваются в основном административным ресурсом, а у активных пользователей пластика «Белкарт» ассоциируется с розданными в нагрузку миллионами карточек и бигбордами с белорусскими шоуменами в трусах и рубашках. Про масштабирование имеющегося опыта на весь ТС говорить вряд ли резонно. А уж тем более о том, что можно заместить западные enterprise-решения чем-то восточноевропейским и среднеазиатским на ровном месте. Просто это нереально, и никто всерьёз не будет даже пытаться что-то реализовывать в данных направлениях.

«Мы же про две тысячи договаривались…»

После теоретизированных рассуждений доберёмся и до самой животрепещущей темы —  влияния курса российского рубля на зарплаты белорусских ИТ-специалистов, работающих на российские компании. Последние за пару минувших лет отметились не только громкими заявлениями о намерениях, но и заметным числом нанятых девелоперов. Впрочем, на деле вышло в разы меньше, чем заявлялось, но так всегда бывает. По существующим в отрасли традициям, российским компаниям пришлось завлекать работников суммами в долларах. Нравится это кому-то или нет, но белорусский айтишник живёт в пространстве франклинов, а не миллионов. Однако если ещё в августе вопросы по поводу расчёта зарплат в «дочках» российских компаний в большинстве случаев являлись частными, то сейчас они выдвинулись в повестку дня.

Бюджеты белорусских офисов определяются обычно в Москве, Петербурге и других российских городах, где находятся головные офисы компаний. Там же локализована большая часть их заказчиков. Очевидно, что контракты заключаются в российских рублях. При этом буквально за три месяца белорусский разработчик с требованиями в долларовом эквиваленте подорожал для них почти на треть. Допустим, что затраты на условный минский офис могут рассчитываться в качестве заграничного и закладываются в бюджет в долларах или евро, но даже в таком случае, вряд ли предусматривался такой запас прочности на колебания курса рубля. Соответственно, перед российским менеджментом встаёт вопрос, а насколько важны эти самые белорусские офисы?

Тем более, что белорусский разработчик заботится о собственной зарплате — его не сильно интересуют вопросы скачков курсов где-то там за Смоленском. И здесь для компаний встаёт самый острый вопрос — время. Вряд ли кто-то мог предположить ещё три месяца назад, что ситуация будет складываться подобным образом и рубль резко потеряет в цене. Сейчас же сложно спрогнозировать, где в ближайшей перспективе окажется точка пресловутой стабильности.

Фото: R-Style Lab

Неудивительно, что лишь одна из опрошенных порталом dev.by самых заметных российских компаний на белорусском ИТ-рынке решилась на ответ о расчёте зарплат разработчиков. С оптимистичным заявлением о перспективах своих сотрудников выступила R-Style.

Виталий Никуленко, директор «R-Style Беларусь»:
 

— Зарплаты в минском офисе R-Style привязаны не к российскому рублю, а к доллару. Так что индексировать их нет необходимости. Уровень доходов сотрудников не зависит от колебаний российской валюты.

 

Вместе с тем снижение курса российского рубля косвенно влияет на коммерческую деятельность компании. Нам стало сложнее выполнять бизнес-план и придерживаться заложенного бюджета, который сформирован в рублях. Изначально им было предусмотрено, что 50% выручки генерируется от работы с российскими заказчиками. Следовательно, выручка в российских рублях хотя и оказалась выше ожидаемой, но в долларовом выражении — несколько ниже.

 

Однако в любой ситуации нужно пытаться найти преимущества. Ослабление российского рубля заставило нас оперативно наращивать объёмы заказов от европейских и американских клиентов и расширять своё присутствие на западном рынке. В итоге компания R-Style дифференцировала пакет заказов и тем самым укрепила свои позиции.

 

На зарплатах сотрудников валютные перипетии никак не сказываются. Уровень доходов у наших программистов остаётся стабильным и не зависит от колебаний ни российского, ни белорусского рубля. Это же касается и социального пакета.

Можно только порадоваться за разработчиков из упомянутой компании, но реальный эффект от диверсификации портфеля заказчиков и его влияние на формирование нового бюджета ещё впереди, а российский рубль своим падением пока опережает все прогнозы.

«Сбербанк-Технологии» как наиболее массовый и активно обсуждаемый российский игрок на рынке труда в ИТ-отрасли Беларуси и «Яндекс» как компания с самым известным брендом после некоторых раздумий от комментариев отказались.

В некоторых других компаниях с российской пропиской и местным представительством пока также выжидают, выплачивают зарплаты в обозначенном режиме и эквиваленте, но о пересмотрах речь точно не идёт. А если идёт, то в российских рублях, которые стали далеко не условной единицей, и вариант роста зарплаты в них может оказаться даже снижением реальной оплаты.

А что дальше?

В условиях продолжения ослабления российского рубля молчание, оптимистичные заявления или обещания о перерасчётах от российских компаний — это опять-таки вопрос времени. Как ситуация будет дальше развиваться в России, сказать толком пока не может никто. Российские СМИ сообщают про цену на баррель нефти и курс евро или доллара мимоходом, а аналитики на бизнес-каналах стоически оперируют общими понятиями, руками и глазами изображая нисходящие тренды. Для белорусских дочек российских компаний ближайшие пару месяцев во многом станут определяющими в отношении новых бюджетов, контрактов и кадровой политики. Для многих ситуация вряд ли особо оптимистичная, хоть и хотелось бы ошибаться.

Не могут не сказаться данные процессы и на состоянии белорусской экономики, сильно зависящей от восточного соседа. Пока мы наблюдаем немного судорожную патетику вроде борьбы с тунеядством и другими внезапно обнаруженными тормозами прогресса и модернизации, но девальвационные ожидания будут только набирать ход, и ситуация не вселяет особого оптимизма.

Перспективы национальной ИТ-отрасли, которая ориентирована на западный рынок, тоже остаются туманными. С одной стороны, можно рассуждать, что кризис в Украине и российские экономические пертурбации могли бы только добавить вистов белорусским компаниям за счёт частичного освобождения рынка конкуренции. Инвестирование в украинских разработчиков на фоне военных действий, как и партнёрство с российскими на фоне санкций, сегодня выглядит рискованным для западных заказчиков.

С этой точки зрения Беларусь смотрится весьма выигрышно. Но насколько мы «в стороне» в глазах потенциальных клиентов? Тот же весьма загадочный, а теперь даже рискованный регион, несмотря на все кажущиеся локальные преимущества. Даже некоторые российские ИТ-компании, решившиеся перебазироваться хотя бы головным офисом в более перспективные и спокойные от внимания властей места, в первую очередь рассматривают страны Балтии или Центральную Европу, но никак не Синеокую.

Нам же пока остаётся наблюдать за перипетиями со стороны, как обычно надеясь, что они не сильно нас затронут.


Титульная иллюстрация: Serge Maksimov, ПРАЙМ

Обсуждение