Продуктовый маркетолог Kotlin Алина Долгих: «Получаю не меньше разработчика»

Алина Долгих — PMM в JetBrains. Она поддерживает Kotlin-сообщество и помогает ему расти. Раньше Долгих организовывала мероприятия в SPACE. Она же участвовала в создании площадки и наблюдала, как белорусское ИТ-коммьюнити развивалось. Алина до сих пор организовывает конференции F (by) и JFuture. А ещё ведёт подкаст для программистов ProConf. dev.by поговорил с Алиной о сообществе, будущем Kotlin, маркетинге в ИТ и гендерных стереотипах.

Оставить комментарий

Алина Долгих — PMM в JetBrains. Она поддерживает Kotlin-сообщество и помогает ему расти. Раньше Долгих организовывала мероприятия в SPACE. Она же участвовала в создании площадки и наблюдала, как белорусское ИТ-коммьюнити развивалось. Алина до сих пор организовывает конференции F (by) и JFuture. А ещё ведёт подкаст для программистов ProConf. dev.by поговорил с Алиной о сообществе, будущем Kotlin, маркетинге в ИТ и гендерных стереотипах.

Прошлогодний опрос dev.by показал: в белорусском ИТ-секторе доля женщин — 24%. Число растёт медленно. Есть предубеждение, что ИТ — мужская сфера. И оно часто мешает женщинам попасть в индустрию и развиваться в ней. Но вдохновляющие примеры всё же есть. Вместе с Samsung Galaxy S20+ Red dev.by запускает проект «Galaxy of Women». В серии материалов мы расскажем про белорусок, которые успешно работают в сфере технологий. 

Как ты попала в ИТ?

Уже во время учёбы в университете я поняла, что не хочу работать по специальности «Социальная работа и психология». Мне было трудно работать с людьми, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации. Я решила, что хочу работать в ИТ.

Посмотрела, что, как правило, такие люди требуются в отделах HR в ИТ-компаниях. Все сложилось само собой. Первое собеседование у меня было в EPAM. Я тогда, кроме нее, других ИТ-компаний даже не знала. Уже на интервью выяснила, что это не единственные айтишники в стране. 

Второе интервью проходило в компании itransition. Я пришла, было классное собеседование с будущими коллегами. Как-то сразу друг другу понравились. Меня пригласили, и я с удовольствием приняла приглашение.  

Шутки про людей с нетехническим образованием создают почву для дискриминации.

Гуманитарии — низшая каста у айтишников?

Стоит зайти на девбай — в любом комментарии под любой статьей полно шуток про гуманитариев. Все эти шутки адресованы прямо мне! Потому что я окончила гуманитарный факультет в БГУ. 

Существует много стереотипов о людях, изучающих гуманитарные науки. Их наделяют негативными качествами: отсутствие логики, неумение считать, систематизировать работу. Это мифы. И шутки про людей с нетехническим образованием создают почву для дискриминации. Это, на мой взгляд, проблема.

Специалисты, которые могли бы принести много пользы ИТ-продуктам, боятся начать в индустрии карьеру, потому что думают, что не смогут быстро получить технические знания: они якобы отличаются от технарей устройством ума. Но люди с гуманитарным образованием успешно осваивают технические профессии. Кроме того, в отрасли полно задач, решение которых не требует технического образования. Я точно знаю, что люди без технического бэкграунда могут приносить очень много пользы в ИТ-компаниях.

ИТ-сфера Беларуси — мужской клуб?

Да, как и в любой другой стране. В сферах, где много денег, как правило, больше мужчин. ИТ — не исключение. Женщинам приходится преодолевать много трудностей, чтобы построить карьеру инженера на разных этапах жизни: на этапе выбора профессии, в университете, при устройстве на работу. 

Очень частый и избитый пример, но до сих пор актуален: несколько моих подруг, которые учились в университете на программистов рассказывают, что часто преподаватели не воспринимали их интересы всерьез.

Говорили, что они пришли в университет найти мужа.

Как это поменять? 

У меня нет хорошего, системного ответа на этот вопрос. Но я часто думаю: что лично я как организатор могу сделать, чтобы изменить эту ситуацию. Иногда приходят хорошие идеи, можно что-то реализовывать точечно. 

Одна из проблем — женщины не появляются в ИТ просто потому, что они не видят примеров других женщин, которые уже есть в этой сфере. Как это работает? Например, у меня есть сестра. Она учится в выпускном классе лицея на физмате. Там из 24 человек только четыре девочки. Она сама выбрала эту специальность и собирается поступать на ФПМ, но при этом объясняет такое неравное распределение тем, что она учится на «специальности для мальчиков». Хотя это нелогично, это и есть стереотип. Она же девочка, и ей нравится математика, интересно программирование, и у нее это получается. Мысль о том, что ее специальность для мальчиков — это навязанный стереотип. А опровержений ему она не видит.

Поэтому хорошо работает способ делать женщин в ИТ более заметными. Например, приглашать их в качестве спикеров на мероприятия. Я всегда стараюсь делать так, чтобы у нас были женщины на мероприятиях, потому что точно знаю, что они есть в отрасли. Это непопулярная мысль, но я считаю, что любой организатор может приложить усилия, чтобы привлечь женщин-спикеров. 

Конференция Flo Talks: Design System

Зачем в ИТ нужно привлекать больше женщин?

Экономическая целесообразность. Женщин в популяции примерно половина. Рынок ИТ перегрет. Вы видите, как сложно компаниям привлекать специалистов. И при этом получается, что половина населения у нас отметается просто в силу каких-то стереотипов.

Что особенного в белорусском ИТ-сообществе?

Особенность нашего сообщества в том, что мы очень быстро подхватываем и начинаем применять технологии в своей работе. И белорусы часто активно участвуют в развитии полюбившейся технологии.

Ещё все очень тесно друг с другом общаются. Есть централизованные источники информации, поэтому все в курсе происходящих ивентов; разные сообщества разработчиков ходят друг к другу на митапы, обмениваются идеями, создают новые проекты и команды — и потом получаются классные продукты.

Нетворкинг более качественный: человек с идеей может довольно легко найти другого человека. 

В этом Минск чем-то похож на Кремниевую долину. 

В других странах не всегда легко найти информацию о жизни ИТ-коммьюнити и не всегда люди, которые создают и поддерживают свои митапы, знают о существовании других митапов и сообществ.

Как изменились ивенты?

Площадка SPACE существует пять с половиной лет. За это время ивенты сильно выросли. Больше людей приходит, больше спикеров приезжает из других стран и из топовых ИТ-компаний. 

Но некоторые мероприятия до сих пор такие же маленькие. Мы организуем конференцию F (by). Она уже шесть лет существует, и её аудитория неизменно — до 200 человек. Но конференция стала одной из самых известных в регионе, выступать приезжают топовые спикеры. Людям нравится неформальное общение в узком кругу о любимых технологиях.

Иногда не хватает этих ощущений в других наших конференциях, но все-таки появляются другие хорошие вещи. Приятно прийти и увидеть, что в зале негде яблоку упасть!

Чем занимаешься в JetBrains?

Моя должность называется Product Marketing Manager. Наша команда занимается представлением продукта на рынке. Конкретно моя задача заключается в работе с Kotlin-сообществом.

Я постоянно общаюсь с людьми, поддерживаю контакты, ищу спикеров для мероприятий, организованных сообществом, провожу исследования сообщества.

В основном работа моя заключается в переписке, написании текстов, во встречах, переговорах с коллегами. Например, сейчас я работаю над организацией следующего тура Kotlin Heroes — это соревнование по программированию на Kotlin, которое JetBrains организует совместно с платформой Codeforces. Я веду переговоры с платформой, общаюсь с командами внутри JetBrains, планирую рекламную кампанию. 

В чём особенность белорусского Kotlin-сообщества?

Белорусское Kotlin-сообщество появилось одним из первых. И первые года два оно также было самым крупным. В то время как все остальные юзер группы только появлялись и у них были митапы на 10-20 человек, у наших было около 400 участников, а митапы — около сотни. 

Алина на GDG DevFest Minsk 2016

Три года назад белорусские компании стали переходить на Kotlin. Хорошее ли сейчас время для этого?

Причина перехода компаний на Kotlin в 2017 году связана с тем, что Google на своей ежегодной конференции анонсировал его как first-class язык для Андроид. Это значит, что Kotlin стал поддерживаться на Андроид наравне с Java — традиционным языком для этой платформы. С тех пор поддержка языка усилилась. В 2019 Google объявил Kotlin предпочтительным языком для Андроида. Поэтому переход на Kotlin на Андроиде будет продолжаться, и если какие-то компании еще не перешли, то, скорее всего, сделают это в ближайшем будущем. 

Каждый месяц больше миллиона пользователей пишут на Kotlin. По нашим подсчётам, на конец 2019 почти 5 миллионов человек пробовали язык или использовали его. Мы ждём, что это число вырастет в полтора раза к концу 2020. 

Я смогу стать каким-то очень посредственным разработчиком. И тогда в чем смысл?

Думала ли переквалифицироваться в разработчицы?

Если когда-то и возникает такая мысль, то она довольно быстро рассеивается. Мне нравится делать то, что я сейчас делаю, и мне бы хотелось продолжать развиваться в маркетинге.

К тому же, чтобы сменить профессию, вероятно, придется потратить много времени. И не совсем понятно, где его взять. Либо я смогу стать каким-то очень посредственным разработчиком. И тогда в чем смысл? Я довольно хорошо делаю то, что делаю сейчас. Зачем мне начинать что-то плохо делать в будущем?

Маркетинг такого продукта требует высокоуровневого понимания технологий, то есть моих технических знаний достаточно. Иногда я задумываюсь о том, чтобы выучить язык программирования. Чтобы лучше понимать, как пользуются продуктом люди, с которыми я взаимодействую. Однако это уже будет больше похоже на работу девелопер-адвокатов, а это хоть и смежная, но совсем другая работа. 

Деньги не привлекают?

Сейчас я не вижу это как путь к получению большей зарплаты. И я не чувствую, что я получаю меньше, чем разработчик. В смысле это неправда, что маркетологи получают меньше, чем разработчики. Маркетологи и люди, работающие над продвижением и развитием продукта, с каждым годом становятся в ИТ все более востребованными.

Если не ИТ, то какая сфера?

Я с трудом представляю, как устроены другие сферы. И у меня нет интереса начать это узнавать. В порядке шуток я всегда говорю, что когда уйду из ИТ, я займусь пчеловодством, потому что это приятное занятие на природе с пчёлками. А может и без шуток!

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

Ярмарка вакансий Nordic Game Talents
27 октября — 29 октября

Ярмарка вакансий Nordic Game Talents

Читайте также

Исследование: половина женщин уйдёт из ИТ к 35 годам
Исследование: половина женщин уйдёт из ИТ к 35 годам
Исследование: половина женщин уйдёт из ИТ к 35 годам
Фаундер EMERGE: о чём говорят, кому не быть спикером, ждать ли Цукерберга в 2021
Фаундер EMERGE: о чём говорят, кому не быть спикером, ждать ли Цукерберга в 2021
Фаундер EMERGE: о чём говорят, кому не быть спикером, ждать ли Цукерберга в 2021
В этом году в EMERGE участвовали больше четырёх тысяч человек. При этом проводили её онлайн. Это одна из самых крупных ИТ-конференций в русскоязычном регионе. В 2017 её основали Алина Безуглова и Марго Лазаренкова. У обеих к тому времени уже был опыт организации ивентов. Алина занималась мероприятиями в Лондоне, где живёт и сейчас, Марго — в Минске. dev.by поговорил с одной из основательниц EMERGE Марго и спросил, можно ли организовать конференцию за копейки, как пандемия изменит ивенты и сложно ли работать по семи профессиям одновременно.
«Спасаем мир от радиационной угрозы». Антоновская: выживание в бизнесе и в горах
«Спасаем мир от радиационной угрозы». Антоновская: выживание в бизнесе и в горах
«Спасаем мир от радиационной угрозы». Антоновская: выживание в бизнесе и в горах
Людмила Антоновская руководит международным холдингом «Полимастер» последние 14 лет. Она стала собственником компании после внезапной смерти отца в 2006 году. Приходилось справляться одновременно с бизнесом и семьёй: на тот момент женщина только-только родила дочь.  Сейчас «Полимастер» — один из крупнейших производителей оборудования радиационного контроля с департаментами в Беларуси, Литве, Австрии, Японии и США. Людмила успевает работать в разных часовых поясах и даже находит время для хобби: она альпинистка, покорила 18 вершин. dev.by спросил у Людмилы, что хорошего в семейном бизнесе, почему белорусские разработчики идут в хайтек и какое восхождение было самым страшным. 

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже