«ТЗ — набор реалистичных анимаций, чтобы персонажи могли заниматься виртуальным сексом». Белорусские айтишники о проектах, про которые не расскажешь маме

14 февраля 2019, 13:00
«ТЗ — набор реалистичных анимаций, чтобы персонажи могли заниматься виртуальным сексом».

Не обо всех проектах разработчик так запросто расскажет своей маме. Накануне 14 февраля dev.by поговорил с тремя ИТ-специалистами о технических челенджах на проектах, связанных с секс-тематикой. Двое собеседников попросили сохранить их анонимность.

Разработчик минской геймдев-студии: «Заказчик называл позы из „Камасутры“ и выделял части тела, которые стоило показывать крупным планом»

Это было ещё в те времена, когда мы работали на аутсорс, и активно искали через биржу, кому нужны услуги на Unity-разработку. Вот как-то пришла заявка на дополнение к игре Second Life — это такой виртуальный мир, в котором живут люди: ходят на работу и друг к другу в гости, встречаются, влюбляются, женятся, рожают детей и обустраивают быт.

Наш заказчик захотел разнообразить игру — добавить страсти в отношения между героями: тогда это было модно. Он попросил нас создать набор реалистичных анимаций для мини-игры, чтобы её герои могли заниматься виртуальным сексом.  

Чтобы решить, берёмся ли мы за проект, мы сделали его оценку: определили сроки, составили бюджет — а для этого пришлось разбираться в проекте досконально. Скажу честно: ещё на этапе работы с ТЗ заказчика нас не покидало ощущение, что «Всё это так странно». Только представьте: человек называл конкретные позы из «Камасутры», обсуждал с нами параметры и типы конституции, и даже выделял «самые интересные части тела», которые, по его мнению, стоило показывать крупным планом. Прилагались и соответствующие референтные ссылки на порносайты, а также фотографии, которые нам необходимо было изучить детально.

И казалось бы, такая работа — просто надо сосредоточиться и сделать классный продукт, как того хочет клиент. Но изнутри точил «червячок». У нас было чувство, что-то, чем мы занимаемся, сродни работе… патологоанатома: мы исследовали тему будто под микроскопом — и анатомии было слишком много. Позже я читал интервью с порноактёрами: и их взгляд на индустрию меня нисколько не удивлял — «Соприкоснувшись с этим так близко, перестаёшь воспринимать секс, как близость, а главное — желать её», — говорили они. Хотя оценка проекта и подготовительные работы велись всего недели 3, не более, — у меня в тот период даже появлялась мысль, что мы ничем не отличаемся от работников порно-индустрии.

И при этом чисто технически проект был нам интересен: столь сложные, подробные анимации — это челлендж для наших художников. Ведь предполагалось, что «постельные сцены», а также их герои должны быть реалистичными, движения — плавными. И ещё необходимо было учесть требования подпрограммы: соединить всё это вместе, найти «золотую середину» между производительностью движка, и того, что он может выдать.

Заказчик просил собрать референсы по белью, «игрушкам» и разным приспособлениям, которые смогут выбирать игроки для своих героев. Пришлось искать по секс-шопам наборы садо-мазо, разбираться, какая одежда популярна у любителей ролевых игр и «оттенков серого». Впрочем, основную сложность представляло не это, а то, как создать такое огромное количество одежды, правильно «заскинить» бельё и костюмы, чтобы они не тянулись, не рвались: ведь заказчик хотел, чтобы одежда органично смотрелась на разных формах.

До стадии разработки мы так и не дошли: банально не сошлись с клиентом по бюджету. Очень скоро мы вообще отошли от аутсорса, занялись разработкой своего продукта. Тот проект выпал из зоны нашего внимания — даже не знаю, был ли он реализован.

Ещё один интересный вопрос, могли ли нас в то время обвинить в создании порнографической продукции. Верный ответ: нет, не могли. Когда пришёл заказ, мы первым делом поинтересовались, не попадём ли под статью — мы же знаем, в какой стране живём. И выяснили, что определение «порнография» не коррелировало с виртуальным миром. Хотя сейчас, возможно, что-то уже изменилось.

UI/UX дизайнер: «Чтобы заниматься порно, нужно разбираться в культурных особенностях аудитории. Я даже погрузился в историю Норвегии и Швеции»

Году в 2006-м мне позвонил знакомый: мол, нужен человек, который знает InDesign и английский. Я как раз только что уволился. На собеседовании проверили знание языка, дали тестовое задание и через три недели позвали работать. На месте говорят: «Пока для вас есть другая работа — поделать контент». Я сажусь за комп — а там всё это вот, крупным планом! Мне было 37 лет, но я ещё мог удивляться.

Работали мы на заказчика из Норвегии. Контент предназначался абонентам мобильных операторов: по сути, мы не делали порно, мы просто выбирали из него всё, что могло быть скачано и загружено в телефон, и что бы приносило прибыль. Нам платили 400-700 долларов в месяц (заказчик на зарплату двух норвежцев мог нанять 15 человек в Беларуси, и от этого у него сносило крышу). Вообще, поначалу заказчик собирался регистрировать контору, которая бы занималась организацией охоты в белорусских лесах, но порно оказалось выгоднее.

Помню, после второго рабочего дня я ехал домой и мне хотелось удавиться — я же какой-то концептуальный порнограф! Но третий день был пятницей, и я вдруг посмотрел на людей, которые меня окружают. В офисе собрались люди с отличным чувством юмора и те, кто был сплошным поводом для шуток. Мы смеялись там постоянно, даже дома я мог проснуться среди ночи и трястись от смеха! Я три года ходил в офис, как на праздник. Если рай и был на земле — то он был там и тогда. Я даже музыку начал писать! Иногда по пятницам мы ходили в ресторан. Когда доходы нашей компании стали серьёзно падать, заказчик начал злиться — что у вас там за social billiard club? Чуть ли не камеры нам к головам прикручивал, чтобы видеть, работаем ли мы, а первое время у нас было почти свободное посещение.

Конкретно задача была в том, чтобы просматривать видео для взрослых, «анализировать контент», скачивать его, нарезать под размеры мобильных телефонов (тогда же смартфонов не было — только корявенькие раскладушечки с GPRS) и выкладывать на сервера где-то на островах в океане, откуда потом скандинавские пользователи скачивали его через смс-запросы мобильным операторам, и деньги с их счетов списывались в пользу нашей конторы. В мире для взрослых есть комьюнити, которое борется за чистоту нравов: всё должно быть естественно, без детей и рогатого скота. Мы тоже работали только с классикой. Да и не было тогда такого разнообразия как сейчас.

Коды для смс-запросов пользователи находили в рекламе нашего контента в журналах вроде FHM и других, которые были очень популярны в Европе. У каждой картинки в макете был свой код, который соответствовал конкретному видеоролику. Делать рекламные макеты с кодами было моей задачей. Обычно это выглядело как разворот из блоков мелких изображений (такая реклама стоила до 15 000 долларов). Выбирали превью из порноролика или просто похожую картинку, которая бы зацепила. Приходилось так извернуться, чтобы редактор журнала макет пропустил, но при этом читатель догадался, о чем речь. Под какими-то картинками был сопроводительный текст в духе «Анна пришла к себе домой», на норвежском. Всё усугублялось ещё и процессом утверждения: необходимо было подготовить рекламный макет, загрузить его по интернету на сайт издания, связаться с главным редактором, чтобы тот его посмотрел и одобрил. Почти всегда главный редактор указывал на непристойные, на его взгляд, картинки, которые надо было заменить. Приходилось переделывать макет, загружать его снова и снова связываться с редактором журнала. Процесс мог затягиваться до бесконечности. Размеры файлов были огромными, интернет медленным, грузилось всё очень долго. Когда валили дедлайн, редактор мог поставить старый макет. Но это было смерти подобно: заказчик впадал в бешенство.

Поставить в превью что-то откровенное было нельзя — максимум соблазнительную улыбку или красивую женскую фигуру на фоне красивой мебели или плитки. Всё должно было быть пристойно. Чтобы было похоже, что это реклама салона. Кстати, вы наверное не обращали внимания, но в комнатах, где всё происходит, часто интересные обои и паркет. Иногда, чтобы привлечь внимание читателей и сделать макет максимально обычным, добавляли картинки с логотипами автомобильных брендов. Первое время у нас проблем не было — прибыль росла. Может быть, потому что правообладателям такая реклама была выгодна.

Система показывала, что скачивается активнее всего, и исходя из этого мы «занимались контентом» дальше. Было в этом что-то творческое — выбирать видео, которое сами хотели бы скачать. Иногда, правда, это вступало в противоречие со вкусами владельца бизнеса. И тогда он звонил и орал в трубку: «Кто поставил эту бабу? Она старше моей матери!» А потом приходил отчет — а это видео в топе!

Знаете, чтобы заниматься порно, нужно разбираться в культурных особенностях аудитории. Я даже погрузился в историю Норвегии и Швеции. У меня получалось странным образом угадывать предпочтения скандинавов, и я даже почувствовал в себе какой-то талант. Нравятся не просто голые девушки, а те, в которых есть сексуальность. Причем, это не обязательно типовые модели вроде Лизы Энн или Саши Грэй. Сексуальность не зависит ни от внешности, ни от возраста. Она либо есть, либо ее нет.

Наша бухгалтер говорила — у вас работа мечты: все мужики мечтают смотреть порно, а вам это необходимо по работе. Но кроме меня «заниматься контентом» особо никто не хотел — может, банальное смущение, может, менталитет, а может просто смотреть и хотели бы, но вот думать, что выбрать и как нарезать, нет. Некоторые новые сотрудники уходили сразу. Однажды пришли две дизайнерши, которые хотели работать и отлично ориентировались в фильмах для взрослых, но им не было 18 лет. Одному моему коллеге было особенно сложно: представьте 25-летнего парня, который целый день вынужден смотреть порно по работе и у него такой гормональный всплеск, что параллельно он сидит на сайте знакомств и ищет себе сексуальных партнерш на вечер, а если не находит, то ругается со всеми вокруг.

Вообще, курьезов хватало. В офисе у нас стояли телефоны якобы службы поддержки с норвежскими номерами, на которые клиент мог позвонить, если возникали проблемы с загрузкой картинки. И как-то раз нам позвонил разгневанный папа, чей маленький сын нашел журнал и накачал картинок. Даже полиция один раз звонила. Не знаю, как владелец всё это разруливал. Расстались мы с ним оттого, что на Западе, во-первых, особо не поворуешь — у всех видео есть правообладатели, во-вторых, стали появляться конкуренты и подхватили тему.  

Мое личное отношения к порно — нормальное. Порно и так везде и во всём, вокруг него всё вертится в этом мире. Но вообще, это нужно не смотреть, этим нужно заниматься. А если смотреть, то лучше Шот-тв, где крутят нарезку из французских комедий. Там есть сцены сексуального характера, но это так мило, так хорошо. Чистой воды Мольер!

Виктор Гиль: «Ложь в ответах на вопрос: „Как часто вы симулировали оргазм?“ — будет очевидна»

Проект ещё в работе: мы тестируем бота, а также готовим видео с пояснениями.

Идея появилась у меня почти три года назад после расставания с любимой. В бывшей девушке меня устраивало всё: мы подходили друг другу даже на генном уровне. Однако сама она относилась к себе плохо — из-за детской травмы у неё была заниженная самооценка и целый «букет» комплексов.

Я считал, что моей любимой нужна помощь психотерапевта: пока в голове нет порядка, нельзя ни семью строить, ни детей воспитывать. Она же со мной согласна не была.

После расставания я хотел найти психически здоровую партнёршу. Попробовал через сервисы знакомств: Badoo, Mamba, Tinder — но там творится полная жесть. Парни — через одного извращенцы, девушки — любительницы поиграть в игры: «Завоюй меня!» или «Я вообще тут жду трамвая…» Я как-то списывался с аналитиком Mamba, и он не скрывал, что цель у создателей сервиса одна: «Срубить побольше денег!»

Есть такой известный эксперт в сфере отношений и секса как Алекс Мэй — сексолог, психолог, секс-коуч. Он ведёт тренинги для мужчин и женщин по всему миру. На один такой тренинг ездил и я — хотел предложить Алексу идею вместе сделать своё приложение для подбора партнёров. Но он отказался в участвовать разработке.

В это же время стали набирать популярность чат-боты, и я понял, что нужно сделать не приложение или сайт, а бота для Telegram и Facebook. Такой бот не только помогает найти подходящего партнёра, но и познать себя, понять свои желания и потребности в сексе, и в отношениях в целом, и развиваться в этом направлении.

Поясню на примере: по тому как пользователь-мужчина отвечает на вопросы, интересует ли его секс, и делится предпочтениями, — подбираются девушки, давшие схожие ответы. И наоборот.

За основу при создании бота я взял лекции Алекса Мэя; честно — перелопатил очень много информации. Понимая, что люди могут лукавить, отвечая на вопросы вроде: «Как часто вы симулировали оргазм?» — составил их таким образом, что в конце ложь будет очевидна.

В процессе работы над ботом было искушение убрать некоторые прямые вопросы про секс и оргазм, или хотя бы перефразировать их, чтобы не вызвать возмущение пользователей. Но я этого не сделал, потому что это тоже некий «фильтр». Я ведь не хотел сделать очередную программку, которая подбирает пары по оттенку носков: «Ваш любимый цвет синий — вы идеально друг другу подходите!»

Есть вещи, которые я не приемлю: М+Ж+М или Ж+М+Ж, садо-мазо — поэтому такие варианты бот не предлагает.


​ИССЛЕДОВАНИЕ РЫНКА ТРУДА БЕЛОРУССКОЙ ИТ-ИНДУСТРИИ 2018

 ​Десятый год подряд Dev.by проводит исследование рынка труда в белорусском ИТ. Если вы живёте в Беларуси (или, возможно, уже нет) и работаете в сфере высоких технологий, — заполните, пожалуйста, анонимную анкету

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение