«Дети спрашивали, где скачать игру в прятки». Как белорусы заставили десятки тысяч человек выключить компьютеры и почему Shutdown day отменили

22 марта 2019, 09:10
«Дети спрашивали, где скачать игру в прятки».

12 лет назад, в конце марта 2007 года, мир впервые отметил Shutdown Day, День без компьютера, он же «Вырубай!». Десятки тысяч человек в разных странах выключили компьютеры и занялись обычными делами. Всё потому, что белорусский программист Денис Быстров пообещал жене провести день с семьёй.

О том, как решение одного человека вылилось в глобальную акцию и почему она продержалась всего три года, dev.by расспросил Дениса и других белорусских участников Shutdown Day.

​Итоги Shutdown Day-2007, Википедия:

  • В первый месяц кампании сайт проекта посетили более 1,6 млн человек;
  • Более 65 тысяч человек отключили свои компьютеры на 24 часа 24 марта 2007 года.
  • Рекламный ролик проекта на YouTube просмотрели 1,2 млн раз; 
  • Shutdown Day обсуждали в телевизионных и печатных интервью, на тысячах онлайн-форумов. О проекте рассказали канадская газета Globe and Mail, CNN, Fox News, TV5 и др.

«Выложили ролик на Youtube. И тут началось»

Денис Быстров, программист, придумал день без компьютера:

— Всё очень просто. Мы с женой переехали в Канаду, в Квебек, в 2004 году. Потребностей было много, соответственно работать приходилось активно. В 2006 году у нас родился сын.

Однажды жена говорит: ты без компьютера не можешь прожить и дня. Я отвечаю: да ладно, могу. Создал домен, написал, что я, программист Денис Быстров, работаю с утра до вечера, но 24 марта 2007 года клятвенно обещаю отключить телефон и компьютер на целый день. Все, кто хотите, присоединяйтесь.

Всё, больше ничего не делал — ни рекламы, ни маркетинга не было. Но ко мне на сайт вдруг стали приходить люди, я даже не понимаю, как они о нём узнали.

​денис быстров

Родился в Беларуси, 41 год. В Минске получил три высших образования: практическая психология, романо-германские языки, микропроцессорные системы и сети. В Минске работал в компании Ansiko. Переехал в Канаду с женой по программе «уникальный специалист» в 2004 году. Живёт в Монреале, работает в компании Avid на позиции Senior Principal Architect. Двое детей.

Ещё у меня были два приятеля — Майкл Тэйлор и Дэвид Брайдл, в то время мы вместе делали туристический поисковик, в проекте они были продавцами. Майклу и Дэвиду я просто сказал: ребята, у меня какая-то непонятная движуха на сайте, почему-то ко мне ломанулись люди. Они предложили: а давай запишем ролик. Написали небольшой сценарий, ребята куда-то ушли на два дня и вернулись с видеонарезкой. Составили ролик, выложили на Youtube. И тут как началось…

Вдруг ролик оказался на первом месте. В последние три дня перед акцией к нам на сайт заходили по 200 человек в секунду — пришлось поднять три сервера, чтобы просто поддерживать одну страницу. Думаю, ничего себе, 200 кликов в секунду — повешу-ка я рекламный баннер. В первый год за последние несколько дней на Youtube мы заработали 20-30 тысяч долларов только на кликах.

Нам начали писать и звонить со всех сторон. Самый главный вопрос у людей был: ну вот, мы отключим компьютеры, а делать-то что?

Кто-то из Германии называл в письме адреса компьютерных магазинов, которые нужно идти громить. Пришлось отвечать: ребята, я не по этой части, идея — в другом.

Из какого-то университетского кампуса в Англии написали: хотим провести такую акцию у себя и отключить на день все компьютеры, давайте мы будем использовать ваш логотип. Потом посыпались материалы в СМИ — Fox News, CNN… Дэвид и Майкл только и делали, что раздавали интервью.

«Получалось, что я уже толком не работаю, а занимаюсь этим Днём»

Интерес нарастал. После Shutdown Day-2007 пошли пожертвования, и пришлось зарегистрировать некоммерческую организацию. Люди требовали: придумай, что нам делать без компьютера. Писали из разных стран, но во всём мире я не мог организовать живые мероприятия, а вот в Монреале попытался. Я пошёл к мэру Монреаля Жерару Трембле и рассказал о проекте.

Мэр похвалил инициативу и спросил, а что мы будем делать. Говорю: хотим предложить людям почистить парки. Предложили. В результате в Shutdown Day-2008 пришли 300 человек — вычистили два или три парка. В дождь и слякоть.

И опять посыпались публикации в газетах. Думаю: ну всё, капут. Проект расходовал много сил, времени, денег. Получалось, что я уже толком не работаю, а занимаюсь этим Днём. Идея была отдохнуть, а стало только хуже. Раньше я и так мало отдыхал, а теперь приходилось работать с утра до вечера.

На третий раз в акции в Монреале были готовы участвовать 30 тысяч человек. Столько людей «закомитились» на наше мероприятие в Facebook. Идея была собраться в парке Жарри, возле горы Монреаль: люди принесут кабели от компьютеров в доказательство того, что они их выключили, мы их свяжем и образуем самую длинную цепь из кабелей. Потом запустим в воздух шарики, поиграем с детьми и т. д. Просто хотели занять людей на целый день. Мне родители писали, мол, дети не знают, что такое игра в прятки, спрашивают, где её скачать. Говорю: качать ничего не надо, в прятки можно просто играть в парке. Десять лет назад дети не знали игр, которые не надо скачивать. Представляете, что сейчас!

«Когда мэр Монреаля узнал, что будет столько народа, сказал: отменяй»

Сначала мэру инициатива понравилась. Но когда выяснилось, что будет 30 тысяч человек, то началось…

Мэр говорит: какие шарики, это опасно для самолётов! К тому же нам нужны были туалеты, полиция, автобусы, чтобы довезти людей до парка — общественный транспорт туда ходит плохо. В общем, когда мэр узнал, что будет столько народа и к тому же я чего-то прошу, то сказал: нет, мы не сможем это контролировать, давай отменяй. Всё это он говорил не напрямую, а через секретаря. Сам мэр мне напрямую не говорил «не проводи». Но, понятно, что это не секретарь так решил.

Ну вот и вся история. Говорю: раз так, тогда я ничего больше делать не буду. Получается, я подвёл людей — отменил мероприятие. Вот так этот проект и закончился через три года. Одному вести его мне было тяжело, а поддержки от города я не почувствовал. Домен я продал.

Получается, с одной стороны, власти не поддержали, с другой — команда оказалась некрепкой?

Не было команды как таковой. Это было интересно мне, и были люди, которые помогали. С сайтом помогал белорус Андрей Дризголович, в 2008 году к нам присоединился Ашутош Раджекар, в 2009-м — Николай Кудреватых. Все понимали, что времени на проект уходит много — надо ездить, договариваться, печатать плакаты, растяжки. А все же работают с утра до вечера. Никто не хотел заниматься вещами, которые доставляют мнимое удовольствие, а денег не приносят.

Вы говорите, были пожертвования. На что они тратились?

На сайте была кнопка donation, деньги уходили на счёт проекта. Давали кто сколько. Деньги шли на организацию конкурсов, призы. В 2008 году, например, был конкурс видео: люди снимали отчёты о том, как они провели Shut Down Day. Помню, в Ванкувер я отправлял палатки, какие-то рюкзаки.

Когда люди поняли, что на этом можно делать деньги, появилось много желающих.

Они приходили, говорили: давай мы вложим в проект деньги. Но я очень настороженно относился к людям, которые хотели превратить идею в бизнес. Может, это и правильно. Но мне хотелось, чтобы идея оставалась чистой.

Даже когда идея выстрелила, она не переформатировалась, и ваши желания не изменились?

Да я с самого начала ничего и не хотел. Просто люди стали мне массово писать: Денис, что делать? Когда мне кто-то пишет, что собирается громить магазины, как я могу на это письмо не ответить? Или когда мне пишет целый университетский кампус? Писали со всей Европы, из Штатов. Как только на CNN появилась заметка, что завтра — Shutdown day, весь трафик полился мне на сайт. Представляете, какой объем трафика идёт, когда основные новостные ресурсы США дают ссылку на ваш сайт?

Но это же круто. Можно же было зарабатывать на рекламе.

Можно было. Но цель-то была не в этом. Я не хотел зарабатывать на этом деньги. Но когда на тебя ложится такая ответственность, проекту волей-неволей надо уделять время.

А потом, слава богу, появился Earth day — День земли. И всё внимание переключилось на него.

Вы делали Shutdown day без отрыва от работы. Как начальство к этому относилось?

И в NamPac, и в Avid меня поддерживали. Все мои менеджеры относились к этому доброжелательно.

Но это было сложно?

Очень сложно. Я-то думал отдохнуть, но стало только хуже. Думал, выключу на один день компьютер и телефон — и всё, на другой день всё будет нормально. Я делал акцию просто для себя, но так получилось, что она стала популярной.

А сейчас отключаете компьютер «просто для себя»?

Регулярно пытаюсь.  Я дома поставил столярные станки, циркулярную пилу, и когда мне надоедает компьютер, иду и выпиливаю какие-нибудь штуки.

«Жить в Канаде скучно. Тут милиционер — твой лучший друг»

Как вам живётся в Канаде?

Жить в Канаде можно, но по сравнению с Беларусью — скучно. Здесь ничего не происходит, всё очень размеренно, никто никуда не спешит, по крайней мере в Монреале, никто ничего не хочет.

Все бытовые проблемы решаются автоматом. Государственная система так настроена, что всё у вас чётко определено. Вы знаете, что это можно делать, а это — нельзя. И если вы сделали так, то будет этак.

Допустим, если в Минске вы ударили машину, как долго вы будете получать страховку? А в Канаде попадаешь в аварию, и у тебя ни один мускул на лице не дёргается. Ударил — и ладно. У тебя в бардачке лежит специальная форма, ты её заполняешь, и, если другой водитель её подписывает, мол, виноват, просто отправляешь ее в страховую вместе с фото машины. После этого деньги к тебе приходят на счёт. И всё, конец истории.  

Вас это тяготит?

Меня это расхолаживает. Я до сих пор к этому не привык. Если ты в Беларуси надурил государство, ты — молодец. Но если ты сделал это в Канаде — всё, ты самый последний человек.

То есть культурный код вы так и не сменили?

Во многом сменил. Я помню это чувство в Беларуси, когда едешь на автобусе: страшно, что зайдет контролер. У тебя есть билет, но тебе всё равно страшно, ты постоянно дёргаешься, что он зайдет и будет проверять. В Канаде у меня это чувство прошло. Тут милиционер — твой лучший друг.

Какой ужас!

Кошмар! Да, остались какие-то старые привычки, но большинство моих привычек изменилось. Здесь общество живет по-другому.

Я родился в Советском союзе, и многие вещи своим детям не могу объяснить. Например, когда я учился в школе, кто был злейшим врагом учеников? Завуч или директор, правильно? Если тебя вызывают к директору, значит, ты что-то натворил, просто так он не позовёт. В Канаде — наоборот. Самый близкий друг детей — директор. Все к нему ходят, все с ним разговаривают. У меня ребёнок смотрит фильм про пионерский лагерь и не понимает, почему нужно убегать от директора, почему директор ловит детей.

Вы этим недовольны?

Я это просто не воспринимаю. У меня была другая школьная действительность. Как это было у нас? Представьте, в школе намечается драка, а вы идёте к директору и сообщаете ему об этих планах, и допустим, одноклассники об этом узнают — что с вами будет дальше? Вас побьют, с вами никто разговаривать не будет!

А что в этом случае будет в  канадской школе? Вот вы сообщаете: будет драка. Назавтра вас начинают прилюдно хвалить: вот у нас есть такой ученик, он — молодец, ему — медаль. Ребята, приходите, стучите, рассказывайте про всякие инциденты — кто где курит и так далее.

Или как сменить преподавателя? Если вы напишите петицию и соберёте под ней 60 подписей, то, скорее всего, преподавателя выгонят.

Я своим детям пытаюсь объяснить, что это не работает. Да, это работает сейчас, но потом, во взрослой жизни, это работать не будет. И то, что с вами будет потом, никого в школе не волнует.

Простой пример. Сын из-за болезни  пропустил две контрольные работы по математике, и соответственно получил плохую оценку за первый семестр. Мы решили заниматься дома. Я купил в книжном магазине учебники для 7 класса по алгебре и геометрии — российские или советские. Сын тащит учебник в школу и показывает его своему «лучшему другу» — директору. Директор звонит мне и спрашивает: а что это вы ребёнку такое преподаёте? Расстояние между канадской программой и нашей — два года.

Я сыну объясняю: как думаешь, кого выберет работодатель — того, кто знает математику на уровне канадской программы, или того, у кого уровень знаний выше?

А вы когда уезжали, чего ждали от Канады?

Ждал, что у меня изменится жизнь — как раз таки того, что она станет более скучной и безопасной. Она такой и стала. Но это не всегда хорошо.

О возвращении не думаете?

Я много о чём думаю. Я много езжу по разным странам, в Беларуси был две недели назад.  Друзья, которые остались в Беларуси, в Киеве, говорят: Денис, может, ты не поедешь никуда? У нас для тебя работы — гора. Но я понимаю, что нельзя путать туризм с эмиграцией. Когда приезжаешь в Беларусь на две недели, всё очень хорошо. Тогда всё видишь в розовом свете. Но когда начнутся реальные проблемы, захочется опять в скучную Канаду.

Акции, подобные «Вырубай!», больше делать не планируете?

Еще один Shutdown Day можно сделать. Спрос на это есть. Но для этого нужна команда. Даже инвестиции не нужны — просто 3-4 человека, которые смогут уделять проекту по 4-5 часов в день в течение нескольких месяцев. В одиночку я этим заниматься не буду.

Márton Merész, Airsoft game

Márton Merész, Airsoft game

«Нам просто не хватило опыта в маркетинге»

Николай Кудреватых — предприниматель родом из Алматы. В Канаду переехал в 2004 году. Попытался монетизировать проект Shutdown Day.

— Одно время я работал директором по развитию бизнеса в канадском банке. И однажды у нас с Денисом зашёл разговор о том, как банк может выступить спонсором Shutdown Day. Меня заинтересовало это мероприятие, стали его продвигать. На мне лежала коммуникация  с монреальской мэрией, ну, и в целом поиски источников финансирования.

Мы активно взялись за это дело, тем более что была наработана неплохая база. Но потом дело пошло на спад.

Почему? Хотелось заработать на проекте быстро и много. Я — предприниматель. Я решил, что можно если не напрямую монетизировать проект, то хотя бы сделать на этом хороший пиар. Полагал, что будут клиенты, и идея, возможно, разовьётся до глобальных масштабов. Но придать проекту вес мы так и не смогли.

Энтузиазма было много, а маркетингового опыта не хватало, поэтому интерес стал затухать. Понимаете, когда приходит спонсор, ему надо чётко объяснить, что он получит от инвестиций: охват аудитории, рекламу бренда, правильное позиционирование в определённых кругах либо прямую рекламу. Спонсор должен видеть, что он получит взамен. Мы были неопытными в ведении таких проектов. И этой прозрачности спонсорам не смогли предоставить, даже сами для себя не поняли, каким образом мы можем дать уверенность потенциальным спонсорам. Хотя интерес с их стороны был.

Вы заработали или потеряли на проекте?

Ничего не заработали. Я потерял время, определённые свои средства, которые вносил.

Что дало участие в проекте?

Оно дало опыт. Теперь примерно понятно, как это работает. Если организовывать подобную акцию теперь, будет понятно, по какому алгоритму действовать, чтобы всё это заработало.

«Проект, скорее всего, распался сам собой»

Андрей Дризголович, программист, живёт и работает в Минске. Принимал участие в разработке сайта Shutdown Day.

— В первый год у нас была хорошая посещаемость, было видно, что люди интересуются мероприятием, во второй год проект пришлось обновлять с технической точки зрения. Мы добавили интерактивные инструменты: была «голосовалка», интерактивная карта, показывающая, сколько энергии мы сохранили, сколько спасли леса.

Много сил отнимала эта работа?

Не могу сказать, что было какое-то перенапряжение. Это было захватывающе, особенно в первый год, когда на нас обрушилось невероятное количество людей. Мы развернули сеть для поддержки веб-сайта, чтобы он не упал под напором пользователей. Я не ожидал, что будет такой интерес, ведь с технической точки зрения проект был довольно примитивным.

Проект, скорее всего, распался сам собой. Были надежды, что нас поддержит мэрия Квебека, Денис наводил мосты, но так ничего и не получилось. А кроме того, в то время мы вели работу над другими проектами, и уже не было большого желания вкладывать силы в Shutdown Day.

Что вам дала эта история?

Мотивацию двигаться дальше. Когда видишь, какие плоды могут приносить такие, казалось бы, простые проекты, хочется продолжать работать и развиваться.

Обсуждение