Нас бьют, мы — обучаем? Менторы ответили на вопросы о силовиках в ИТ

Инициативу переобучать в айтишников людей, которые потеряли работу из-за убеждений, единодушно поддерживали до тех пор, пока речь не зашла о переподготовке силовиков. В этом месте начались разногласия между сторонниками («парни, давайте к нам») и противниками («это мертворождённая идея», «так принижаете профессию айтишника») — они хорошо видны в комментариях под нашими материалами. 

Оставить комментарий

Инициативу переобучать в айтишников людей, которые потеряли работу из-за убеждений, единодушно поддерживали до тех пор, пока речь не зашла о переподготовке силовиков. В этом месте начались разногласия между сторонниками («парни, давайте к нам») и противниками («это мертворождённая идея», «так принижаете профессию айтишника») — они хорошо видны в комментариях под нашими материалами. 

Претензии тех, кто принял идею в штыки, можно объединить в три:

  • этическая: эти люди нас бьют, а мы им — бесплатные курсы;
  • интеллектуальная: зачем ИТ люди, которые только физкультуру знают;
  • сущностная: искусственно придумана тенденция, которой на самом деле нет.

dev.by спросил мнение людей, которые не понаслышке знают, как переучивать или переучиваться. Материал готовился до вчерашних событий.

Евгений Юшкевич: «Чтобы расследовать преступления, нужны те же качества, что и в ИТ»

Евгений Юшкевич — Android-разработчик, экс-следователь Следственного комитета, который помогает в обучении, переподготовке силовиков, госслужащих и просто людей, уволенных или ушедших с работы по соображениям совести.

За три недели его обучающий проект собрал около 400 заявок, к инициативе присоединились 170 волонтеров, больше 20 человек уже нашли менторов. 

Евгений Юшкевич
— Мы не делаем акцент именно на силовиках. Мы помогаем и госслужащим, и людям не из системы. Тем не менее заявок от силовиков много — от трети до половины из общего числа.

Среди них много людей, которые работают головой: сотрудники юстиции, следователи, оперативники и т. д. Есть и люди из сферы охраны, внутренних войск, но доля высококвалифицированных сотрудников — очень высокая, около 30%. Конкретнее о местах работы этих людей мы никому не скажем. Мы верифицировали несколько десятков таких заявок, еще 70-80 находятся в обработке. 

Наша концепция «дать удочку, а не рыбу» не предполагает бесплатных курсов или прямой учёбы по школьного типу. Мы предоставляем ментора, который составляет карту обучения: рекомендует ресурсы, курсы, книги, даёт обратную связь и помогает подготовиться к собеседованию.

Вся информация сейчас есть в интернете, основная проблема новичков — неправильный подход к обучению. Можно сразу схватиться за Android, хотя для начала надо бы изучить Java. Новичкам это не очевидно, ментор будет указывать на такие ошибки.

Что ответите тем айтишникам, которые восприняли идею переобучать силовиков резко против?

Каждый может думать так, как ему удобнее и спокойнее. Не устаю повторять, что свойство упрощать реальность до понятного «чёрного» и «белого» — это свойство примитивной психики.

Люди бьют, а мы их учим? — негодуют некоторые. То есть представление о «силовиках» скатилось до «конкретных омоновцев в конкретных ситуациях», но это ложное представление. Подавляющее большинство силовиков никого не бьёт, а делает свою ежесуточную, не очень благодарную, но нужную работу. Много людей ушло, не желая мириться с текущим порядком вещей. Если бы не инсайдерские каналы, никто бы не узнал про следователей ГСУ, которые отказались участвовать в политическом деле и написали рапорты об увольнении. Поверьте, я таких случаев знаю десятки, просто о них нельзя говорить.

Эти люди не закинут на LinkedIn объявление «свободен для предложений» — у них узкая специализация в государственной монопольной сфере. Им некуда уходить, но они всё равно уходят. Это и есть главный аргумент для работы машины — отсутствие альтернатив.

Людям вдалбливают: «Ты без этой работы никто, ты умрёшь с голоду, ты ничего не стоишь». Но на самом деле альтернатива есть всегда, и мы об этом лишний раз напоминаем. И пытаемся хоть немного повлиять на ситуацию.

Аргумент про «понижение уровня ИТ» из-за людей, которые «только физкультуру знают», тоже не выдерживает критики. Во-первых, чтобы расследовать сложнейшие финансовые оффшорные схемы, убийства, выявлять коррупцию, нужны ровно те же качества, что и в ИТ: аналитический склад ума, умение работать в команде, усидчивость, алгоритмизированный подход. Поверьте, я видел оба мира, и люди в них — одинаковые и по квалификации, и по компетенциям. И там и там есть и толковые ребята, и дураки. А то, что компетенции в правоприменении у нас оплачивают невысоко, — не повод для высокомерия.

Во-вторых, ИТ — это свободный рынок, который регулирует себя сам. Нужно понимать, что большинству обратившихся учёба покажется непростой, многие «отвалятся» на полпути. Профессию получат самые талантливые и усердные, и никакого «понижения уровня ИТ» не случится. Невидимая рука рынка сама всё разрулит.

Аргумент же про искусственность тенденции легко опровергается тем, что нам уже прислали заявки около 400 человек, и значительная часть из них — как раз силовики. А сколько людей обратится ещё, учитывая близость выборов? Куда же в нашей стране переходить для повышения уровня жизни? Только в ИТ. Это сфера, которая отовсюду вымывает мозги.

Руководитель Dev Incubator: «Софт-скиллы у силовиков неплохие»

Руководитель Dev Incubator Александр Мелещенко на собственном опыте знает, что такое переобучать силовиков. Так, его курс по фронтенд-разработке проходил герой нашего материала спецназовец Владимир.

Александр Мелещенко
— Люди из силовых структур попадают к нам очень редко. Когда мы узнали, что у нас учится человек из группы «Альфа», то сильно удивились, и у кого-то в группе даже появилась настороженность. Но благодаря природной обаятельности Володи с ним быстро все подружились и даже в шутку говорили, что у нас теперь есть свой спецназ.

На моей памяти были ещё два человека с опытом работы в милиции, но они не прошли тестовое задание. А Володя прошёл. Он сильно отличался от обычного белорусского студента. Было очень заметно, что он работает будто кросс бежит, причём кросс за каким-то важным призом в своей жизни. 12-16 часов работы в день — изучение фронтенда до изнеможения.

Как вам нравится идея переобучать силовиков в айтишников?

Если бы мне кто-то предложил переобучать силовика, я бы смотрел на две вещи: интеллект и софт-скиллы. Поначалу я думал, что по этим двум пунктам будут проблемы. Потом я поразмыслил и пришел к выводу, что софт-скиллы у силовиков неплохие.

Работа программистом — не художественное творчество, она не требует блистательных ораторских способностей, она напоминает работу на военном корабле. Силовики в этом деле совсем не плохи: они понимают, что такое приказ, что такое дисциплина, что такое дедлайн.

Остаётся одно: хватит ли интеллекта? Если человек хорошо соображает, всё в порядке с математикой, то почему бы и нет?

Павел Вейник: «Профдеформацию нельзя отрицать, но я бы не стал выставлять диагнозы по профессиональному признаку»

Павел Вейник, разработчик, в прошлом руководитель школы программирования. Присоединился к одной из общественных инициатив и сейчас бесплатно учит группу из 20 человек языку Java. В прошлом имел опыт обучения людей разных профессий, в том числе силовиков.

Павел Вейник
— У каждой профессиональной группы есть своя деформация — это очевидно и неизбежно. Мой опыт преподавания показывает, что математиков, юристов, бухгалтеров отличает сильная логика. У врачей, химиков, людей других учёных профессий есть навык тяжёлого труда для освоения новых знаний. За ними идут товарищи без образования, которые привыкли много работать и не привыкли учиться. Они не умеют учиться, их надо этому обучать.

Дальше идут люди искусства, для которых понятие строгой формальной логики вообще не открыто. Учить художников очень тяжело, потому что их главный критерий — «я так вижу», а он в программировании, увы, не работает. Это провоцирует внутренний конфликт, ломку — в общем, с художниками у меня неуспех. Силовиков я бы отнёс к категории между химиками, врачами и людьми, которые привыкли много пахать, но не имеют образования.

У них нет серьёзной интеллектуальной подготовки, однако есть большое преимущество — сила воли. Они легко могут себя заставить, если есть цель.

Сотрудники силовых структур среди моих учеников были, хотя и не так много. Кто-то начал учился, но не захотел продолжать, кто-то окончил курс, но особо мне не запомнился. Два человека оставили яркий след в моей памяти — сотрудник ОМОНа и командир зенитного ракетного дивизиона, майор.

Омоновец врезался в память своим неутомимым трудолюбием. Его желание войти в профессию не угасло с первыми трудностями — оно продолжало гореть ярко и ровно. И ещё поразил его рабочий график. В три-четыре ночи его могли разбудить на учения, в 8 или 9 начинался рабочий день и — до позднего вечера. И при этом он находил силы на учёбу на курсы — регулярно писал мне, делал задания. Это вызывало восхищение.

Майор же запомнился тем, что, в отличие от многих, подошёл к обучению по-взрослому. У него была серьёзная цель, от которой он не отступил: за 11,5 месяцев прошёл путь от первого занятия до первой работы.

Хотя профдеформацию нельзя отрицать, я бы не стал выставлять диагнозы по профессиональному признаку — всё индивидуально. Слабые стороны компенсируются сильными. У одних преобладает логическое мышление, у других — умение пахать и учиться, третьи могут себя заставить. Уверять, что одно важнее другого, я бы не стал — нужно и то, и то. Тем же айтишникам, кто уверен, будто товарищи в силовых структурах недостаточно умные для ИТ, я бы ответил, что видел и не слишком развитых программистов. И ничего — справлялись. Мы же не гениев готовим, а рядовых сотрудников.

Поэтому, с точки зрения педагогики, на все сомнения в ИТ-пригодности у меня один ответ: будет работать — всё получится.

Директор ИТ-академии Belhard: «Такие же шансы, как и у других»

ИТ-академии Belhard держится в стороне от политики. С ней академию ассоциируют разве что случайности вроде утечки об учёбе внучки президента. В то же время к идее переучивать силовиков там отнеслись положительно. Рассказывает директор ИТ-академии Belhard Надежда Самусик.

Надежда Самусик
— Мы стараемся быть вне политики, потому что образование не должно находиться в прямой зависимости от политических взглядов и предпочтений. Но мы готовы поддержать и перепрофилировать всех, кто потерял работу в этот сложный 2020 год, неважно — по причине кризиса, из-за пандемии или политической обстановки.

Думаю, что у сотрудников госструктур есть ровно такие же шансы в ИТ, как и у всех других. Здесь ключевым всё же является цель и собственные устремления человека. Если они есть, то всё обязательно получится. 

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

ИТ-курсы скопипастили QA-блогера. Фаундер не знал и просит не травить
ИТ-курсы скопипастили QA-блогера. Фаундер не знал и просит не травить
ИТ-курсы скопипастили QA-блогера. Фаундер не знал и просит не травить
16 комментариев
Как читатель dev.by пытался попасть на курсы от БСБ и не смог (обновлено)
Как читатель dev.by пытался попасть на курсы от БСБ и не смог (обновлено)
Как читатель dev.by пытался попасть на курсы от БСБ и не смог (обновлено)
50 комментариев
Преподаватель: ИТ-курсы не платили 4 месяца. Узнали, что случилось
Преподаватель: ИТ-курсы не платили 4 месяца. Узнали, что случилось
Преподаватель: ИТ-курсы не платили 4 месяца. Узнали, что случилось
4 комментария
Среди экс-силовиков, которых Лукашенко лишил указом званий, трое — в ИТ
Среди экс-силовиков, которых Лукашенко лишил указом званий, трое — в ИТ
Среди экс-силовиков, которых Лукашенко лишил указом званий, трое — в ИТ
3 комментария

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже