«Чувствую, перемены возможны». Айтишники о своей гражданской позиции

Аполитичность в ИТ, кажется, больше не в тренде. Последние недели соцсети айтишников бурлят постами на тему выборов. Вместе с другими гражданами они захотели стать членами участковых избирательных комиссий (УИК), вступили в инициативные группы альтернативных кандидатов, предложили бесплатное обучение на ИТ-курсах и финансовую поддержку пострадавшим от репрессий. dev.by спросил айтишников, заявивших активную гражданскую позицию, что случилось. Чем 2020 год лично для них отличается от 2015-го и 2010-го, когда они наверняка не шли в избиркомы и команды кандидатов.

Оставить комментарий

Аполитичность в ИТ, кажется, больше не в тренде. Последние недели соцсети айтишников бурлят постами на тему выборов. Вместе с другими гражданами они захотели стать членами участковых избирательных комиссий (УИК), вступили в инициативные группы альтернативных кандидатов, предложили бесплатное обучение на ИТ-курсах и финансовую поддержку пострадавшим от репрессий. dev.by спросил айтишников, заявивших активную гражданскую позицию, что случилось. Чем 2020 год лично для них отличается от 2015-го и 2010-го, когда они наверняка не шли в избиркомы и команды кандидатов.

Стал членом инициативной группы Виктора Бабарико

Валерий Остринский, член правления Belarus Business Angel Network
— Видимо, моё сознание и гражданская позиция сейчас трансформировалось, может, старею. Если в 2010-м и 2015-м я больше фокусировался на бизнесе, то сейчас хотелось бы помочь прогрессивному развитию нашей страны.

Ну, и ещё вижу, что власть всё больше запутывается, фокусируясь на псевдостабильности, использует сомнительные методы и может девальвировать прочие свои заслуги. Мир изменился, и мы идём не в ту сторону.

Предложил бесплатные курсы пострадавшим от репрессий

Дмитрий Черноморец, Business Development Executive в Humatheq
— В 2015 году, а тем более в 2010-м, я находился в другом возрасте, это был другой уровень зрелости, плюс было полное ощущение несменяемости.

В 2020 году понимаешь две вещи: первое — достигнут предел терпения, уровень несогласия настолько высокий, что дальше терпеть нельзя, второе — именно сейчас настала возможность перемен. Есть сильный оппонент, с участием которого перемены как никогда реалистичны.

Человеческий век не столь длинный, и не хочется ещё 20 лет прожить в «совке». Да, можно делать бизнес, ориентируясь на экспорт, брать в компанию людей, близких тебе по ценностям и морали. Но после работы мы выходим на улицу, а там никак не Европа.

Ты видишь нищету, слышишь враньё, с тобой разговаривают на «ты», архитектуру твоего города уродуют непонятные застройщики, и большинство товаров стоит дороже, чем в странах, где у людей существенно более высокие доходы. Всё обложено пошлинами и налогами, но, когда с тобой случается беда (я про Covid), ты никому не нужен, напротив, тебя ещё и упрекнут в том, что не вышел лицом. Как бы люди ни работали, на пенсии они всё равно в итоге становятся нищими… Список факапов можно продолжить.

В ближайшие годы мне хочется жить в европейской стране, Беларусь легко такой может стать, но при текущей социально-политической системе тренд только один — в сторону Северной Кореи.

Подала документы на участие в УИК

Наталья Дрогольчук, руководитель группы продаж RocketData
— Во-первых, раньше я не чувствовала, что перемены возможны. В отличии от этого года, когда я поверила в альтернативных кандидатов.

Во-вторых, в этом году благодаря инициативе *Честные люди я впервые вообще узнала о возможности попасть в члены избирательной комиссии.

И, в-третьих, меня вдохновила солидарность людей и всеобщее желание что-то менять. Короче, карты сошлись.

Подал заявление на участие в УИК

Георгий Качановский, CEO в Scootapi.com
— Да, в 2010 и 2015 годах я не подавался. Почему сейчас? Главным фактором является духовный рост, раньше я думал только про свое благополучие. Со временем медитация и занятия спортом, внимание к окружающим сделали мою жизнь ярче и пробудили во мне сострадание к окружающим. 

Второй фактор — совесть. Когда посадили Бабарико, я подумал, а что я сделал для свободы слова и самовыражения? Лайкнул пост?.. В тот же день я распечатал заявление и пошел собирать подписи. 

После подачи заявления меня перестала мучить совесть, я сделал шаг в защиту своих и общественных прав на честные выборы. Думаю, это повлияло на мой поступок зарегистрироваться в УИК, несмотря на то что это опасно и чревато репрессиями для меня и моей семьи.

Подал заявление на участие в УИК

Алексей Картынник, программист, ведущий YouTube-канала для айтишников «АйТиБорода»
— Всё просто: в 2010 году мне было всего 18, я думал о поступлении в университет. В 2015 году я работал по распределению и тоже не думал ещё о политике. В этом году мне уже 28, у меня появился новый груз социальной ответственности. Я представляю, как в будущем у меня будут дети, и понимаю, что нужно участвовать в политической жизни, иначе ничего не изменится. Если же каждый человек будет что-то делать, шансов на перемены станет больше.

К тому же в этом году я узнал, что документы для участия в УИК собрать достаточно просто — спасибо за это проекту *Честные люди. Я долго не решался на это и решился после того, как мой друг-айтишник, глубочайший интроверт, собрал подписи и подал заявление. Я подумал: раз он может, значит, я тоже могу. 

Внешние факторы, которые могли поспособствовать моим действиям, случились уже после. Уже после моей подачи началась «жесть»: люди в штатском стали хватать граждан на улице. Мне самому довелось с ними столкнуться. Наверное, благодаря моему умению спокойно разговаривать меня не схватили, но ситуация странная, страшная — так быть не должно. 

Если бы это всё началось раньше, то у меня было бы ещё больше мотивов подать заявление в УИК, чтобы лично убедиться в честности происходящего.

Подала документы на участие в УИК при белорусском посольстве в Риге. Получила отказ

Надежда Ручанова, экс-директор ActiveCloud, собственник и CEO в BARU
— Начиная с совершеннолетия я не пропустила ни одних выборов, и каждый раз отмечала в бюллетене графу «против всех».

Я всегда говорю, что я абсолютно не тот человек, который, пересекая белорусскую границу, начинает хаять свою страну. Работая на госслужбе, я застала несколько выборов, как президентских, так и парламентских. В 2006 году я смотрела на палаточный лагерь из здания Минского облисполкома на Энгельса, 4. Сразу скажу, что никто не давил на сотрудников, не просил голосовать досрочно, не указывал, за кого именно отдавать голос. Равно как никто не заставлял меня вступать в БРСМ или профсоюз. Но я отчётливо понимала, что большинство людей, окружающих меня, активно или пассивно поддерживают действующего президента.

2010 год стал для меня годом скорее депрессии, чем внутреннего протеста. При этом, положа руку на сердце, у меня претензии к обеим сторонам. Кадры разгона Плошчы, облетевшие мир, не могут оставить равнодушными никого. Трагедия тех выборов была в том, что сильнее всего пострадали обычные люди. Было практически невозможно читать новости, смеяться, радоваться.

Именно тогда в кругу моих друзей началась очень громкая полемика. Не могу сказать, что я была в ней оппонентом. Скорее это было снисходительное сочувствие в мой адрес типа: «Ты вот отличная девушка, Надежда. Но ты же чиновник, что с тебя взять?». Пожалуй, именно в ту пору слова «чиновник» и «государственный служащий» не то чтобы стали ругательными, но гордиться уже не получалось. Так совпало, что именно после тех выборов я ушла с госслужбы. Нет, это не был демонстративный уход с хлопаньем дверьми. Я с большим уважением и теплотой вспоминаю тех коллег и руководителей, с которыми мы вместе работали и общаемся по сей день. Просто все сложилось: депрессия, проблемы в личной жизни, «стеклянный потолок» на моей должности, усталость и какой-то «бесперспективняк».

Про 2015 год не помню какой-то выраженной эмоции. После ухода с госслужбы я решила для себя, что я абсолютно аполитична, работа отнимала все жизненные силы. Выборы: день как день, сходила на участок, опустила листок в урну. Мой кандидат «против всех» всегда со мной.

Два года назад моему мужу предложили работу в международной компании в Латвии. Я уезжала не из страны, я ехала за своим любимым человеком.

Первое, что меня вывело из состоянии аполитичности, это позиция властей Беларуси по поводу COVID-19. Но даже в этом ужасном сценарии с парадом и отсутствием достоверной статистики я даже представить не могла сценариев, которые разыгрываются сегодня.

Когда я прочитала о том, что Виктор Бабарико решил стать кандидатом в кандидаты, я откликнулась немедленно. Не могу сказать, что знаю его очень хорошо. Но мы знакомы лично, и я искренне восхищаюсь им как человеком, управленцем и лидером.    

Вот история знакомства с Виктором Бабарико. Не думаю, что я так сильно включилась бы в эти процессы, если бы этой истории не было. Я в тот же день предложила свою помощь Виктору Дмитриевичу лично. Написала личное сообщение в Facebook. Но штаб принял решение не привлекать не только иностранцев, но и нерезидентов. Для меня одномоментно стало невозможным просто наблюдать

Я не считаю себя супербольшим блогером. Но я точно знаю, что я хорошо умею складывать свои мысли и чувства в предложения. И ещё я точно знаю, что самое лучшее топливо для текста — искренние чувства и поступки. 

У меня был только один вопрос: «Чем я могу помочь?». Тут нет какой-то моей особой заслуги. Как только инициатива *Честные люди представила образцы документов, я решила собирать подписи в УИК. 

До этого дня я знала одного совершеннолетнего белоруса в Риге — моего мужа. Мы напечатали майки, сделали фото, и за несколько часов мне написали два десятка человек. Часть людей пришли на встречу, кто-то потом приезжал ко мне домой. Люди благодарили, радовались. Одна девушка оставила дома новорожденного ребенка, чтобы подписаться, Другая пришла с сыном к нам домой. Вот пост, на который откликались люди. 

Да, нам отказали. Несправедливо и незаконно. И да, решения комиссий при посольстве нельзя обжаловать. Да, мы соберем всех небезразличных и станем дружно на консульский учёт, чтобы выдвинуться в наблюдатели. 

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Директор Ryanair: на капитана оказывалось давление, чтобы он приземлился в Минске
Директор Ryanair: на капитана оказывалось давление, чтобы он приземлился в Минске
Директор Ryanair: на капитана оказывалось давление, чтобы он приземлился в Минске
The Village запускает Patreon и просит поддержать редакцию
The Village запускает Patreon и просит поддержать редакцию
The Village запускает Patreon и просит поддержать редакцию
Сервис Яндекс.Еда запустился в Минске
Сервис Яндекс.Еда запустился в Минске
Сервис Яндекс.Еда запустился в Минске
Программист сделал визу и попал в СИЗО. Мама: «Подписки о невыезде не было»
Программист сделал визу и попал в СИЗО. Мама: «Подписки о невыезде не было»
Программист сделал визу и попал в СИЗО. Мама: «Подписки о невыезде не было»
1 комментарий

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже