Почему сооснователь-технарь стоит не больше 10-15% проекта

06 сентября 2016, 11:28

Java-разработчик Павел Вейник, которому довелось принять участие в ряде стартап-проектов, рассказывает, зачем нужно вовремя «избавляться» от тех, кто помогал вам обдумать идею, стоит ли использовать в стартап-разработке «любимый» язык программирования и почему технический сооснователь стоит не больше 10-15% проекта.

Читать далее...

В последнее время я поучаствовал в десятке стартап-проектов разного уровня, от «просто идеи» до уже проинвестированного стартапа.

Думаю, мои наблюдения и рекомендации по этой теме могут быть интересны начинающим стартаперам, у которых есть решимость, но нет понимания, как всё это делается. Следовать этим рекомендациям, конечно, необязательно: я до сих пор встречаю товарищей, которые предпочитают идти своим самобытным путём и набивать много шишек. Вполне вероятно, когда-нибудь кто-то из них откроет новый, лучший путь.

Рождение стартап-идеи: почему очень важно обдумать идею «об кого-то»   

Есть такой этап в любом деле — рождение идеи. Я говорю даже не про планирование, а скорее про визуализацию идеи у себя в голове, не про продумывание, а про «прочувствование». Про этот этап почти никто не говорит, однако он очень важен. На этом этапе крайне полезно обсуждать идею с другими людьми: они могут обратить внимание стартапера на нюансы, о которых он никогда не подумал бы. Я называю этот важнейший этап «думать об кого-то».

Рекомендация N1. Обсуждение идеи должно происходить между технарём и нетехнарём.

Здесь технарь — автор или соавтор — важен, чтобы дать автору понимание технических ограничений и возможностей. Ведь во всяких сложных вещах типа обработки текста и машинного обучения, у человека не из ИТ чаще всего отсутствует (или искажено) представление о возможном и невозможном. Нет понимания, где вообще сейчас техника в этой области.

А нетехнарь обычно лучше соображает в бизнес-части. Если не соображает — найдите такого, чтобы соображал.

Пример. Когда два технаря решают «замутить интересную штуку», но не знают, что потом с ней делать

На прошлой неделе довелось пообщаться «за жизнь» с очень опытным, действительно крутым технарём. У него давно уже была некая идея; у меня на задворках сознания тоже что-то похожее мелькало. И вот он говорит: слушай, давай замутим! И действительно: чувак классный, штука интересная, сделать её для нас технически несложно, почему нет?

Когда эмоции схлынули, я подумал: а откуда мы знаем, какие бизнес-задачи решает эта техническая штука? (Уже только эта фраза вызовет широкую усмешку у того, кто понимает.) Как её конкретно применить, чтобы заработать денег? У него на это был готов ответ: ха, там сотни вариантов монетизации! Это равносильно «Ну-у, я не знаю, что  с этим делать». Бизнес-части нет, а это сразу ж...а.

Рекомендация N2. Нужно вовремя выставить границы: «вот здесь МЫ вынашиваем идею» — «а вот здесь Я начинаю совершать действия для её реализации».

Обычно тот, «об кого» думают, считает себя равным партнёром и носителем идеи. Но он таковым не является, даже если действительно предлагает важные и значимые вещи. Большая ошибка — рассчитывать, что он начнёт воплощать идею вместе с автором.

Есть гигантское отличие между автором идеи и тем, об кого думают: у автора есть намерение и внутреннее решение эту идею воплотить, выраженное в действиях. Он готовит свою жизненную ситуацию, чтобы вписать в неё стартап. У соавтора такого внутреннего посыла изначально нет.

В результате получается печальный расклад: идея созрела, автор считает соавтора способным её продвигать и работать над ней — но соавтор не готов, не хочет  или побаивается участвовать в реальных боевых действиях. И начинает «тормозить». Любые попытки автора перейти к активным действиям он  рассматривает как дальнейшее обсуждение, вынашивание, уточнение, а не как действие.

Классно, если соавтор загорелся и тоже начал «совершать». Это идеальный случай. Но так бывает редко.

Пример. Когда человек-«пережиток» остаётся в команде как лишний балласт

У меня есть история про то, как человек, об которого обдумали идею, был взят в проект в качестве равного сооснователя. Меня тоже пригласили в команду. Получился такой расклад: есть бизнес-человек, есть человек-технарь и человек-пережиток этапа обдумывания (в моём понимании). Последний обладает равной долей в проекте, тогда как практического выхлопа от него нет и не предвидится.

Через полгода напряжённой работы мне было бынапряжно понимать, что есть человек с аналогичными правами, который ничего не делает. Это сразу подкладывает мину под моё положение в проекте. В итоге я отказался, хотя бизнес-часть была продумана очень здорово.

Кстати, ещё один минус этого проекта: решения там принимались демократическим путём — общим голосованием. Демократия в стартапе ведёт к краху очень быстро: здесь у каждого должно быть своё весло — им и греби.

Как обращаться с технологиями стартаперам-технарям? 

Рекомендация N1. Важно дистанцироваться от мелких деталей технической реализации, отдав их наёмным разработчикам, и мыслить «глобально».

Как известно, «молотку все кажутся гвоздями»: технарь по привычке начинает решать технические задачи. Главное — не углубиться в технику, остаться на поверхности задач, смотреть с высоты птичьего полёта и понимать, куда всё идёт. «Я не разрабатываю систему — я запускаю бизнес». Это две категорически разные вещи.

Задача технаря, который основал стартап, — вывести проект на следующий уровень, оставив задачи технической разработки для других. Ему надо расти в сторону бизнеса, понимания бизнес-задач, работы с клиентами.

А для написания кода и технических вещей он найдёт других ребят. Технарю, конечно, будет очень хотеться влезть — и он будет влезать, но не для спасения проекта, а чтобы потешить себя и тряхнуть стариной.

Рекомендация N2. Важно не изобретать велосипед: использовать уже существующие технологии, а также тот язык программирования, на котором есть готовые решения и разработчики.

На сегодня уникальных идей ничтожно мало, а вот существующих и доказавших свою эффективность технологий, обёрток, библиотек — очень много.

Задача разработки — максимально быстро и дёшево реализовать работающую идею. А не долго пилить вещь, которая будет на 20% лучше существующих решений, однако за время её разработки истекут все сроки и бюджеты, а идея устареет.

При этом лично я не стал бы отдавать предпочтение «любимому» языку программирования: нужно использовать тот язык, на котором есть готовые решения и разработчики.

Понимаю, что это противоречит общепринятому взгляду. В голове у большинства программистов есть чёткое представление о месте каждого языка в мироустройстве.

Технарю кажется, что он сейчас быстро-быстро всё напишет на любимом языке, однако наверняка существует штука на PHP, с ужасным кодом, решающая половину того, что ему нужно. Намного выгодней нанять 2-3 PHP-разработчика для доведения её до нужного состояния. Когда речь идёт о быстрой разработке, все средства хороши, а язык — лишь третьестепенная деталь. Технарю этот факт принять тяжело, как и тот факт, что технический долг в системе не так уж часто мешает зарабатывать деньги.

Что делать с технологиями стартаперам-нетехнарям?  

Стартапер-нетехнарь, скорей всего, лучше представляет бизнес-задачу, но категорически не представляет возможные технические решения и их стоимость.

Рекомендация N1. Важно найти «правильного» технического сооснователя, который (внимание!) всегда будет N2.

Задача технаря-сооснователя — взять на себя все нюансы разработки и не лезть в бизнес-вопросы (а если и лезть, то с правом совещательного голоса).

Есть простой критерий того, хороший ли айтишник нашёлся для участия в проекте или плохой. Если технарь предлагает упрощение ваших идей без потери эффективности — это то, что нужно. «Ха, вот здесь можно так и этак, всё в три раза меньше, но по итогу то же самое». Значит, этот человек видит систему целиком, обладает кругозором и системным мышлением, чтобы её упрощать. Он будет безжалостно обрезать второстепенный функционал, не давая системе обрасти лишним хламом.

Он задаёт чёткие простые вопросы и сразу начинает воспринимать проект как совокупность сроков, ресурсов, задач, объёмов разработки — в конкретных, исчислимых величинах. Он называет чёткие сроки с небольшим «плюс-минус» и никогда не скажет: «Ну, посмотрим. Может, месяц, а может, полгода. Как повезёт!».

Рекомендация N2. Человек, который отвечает за техническое решение, стоит не больше 10-15% проекта.

По простой причине: деньги зарабатывает не он. Он просто выполняет своё ремесло. Об этом моменте неприятно слышать технарям-айтишникам, пролетариям информационного века.

Техническая уникальность — это миф. Технические навыки редко бывают настолько уникальными, что либо технарь остаётся в проекте, либо проект дохнет. Технаря можно заменить на похожего — пусть даже тот сделает в полтора раза медленней или быстрей, дешевле или дороже. Задача в том, чтобы найти светлую голову, которая будет адекватно оценивать себя и свой вклад в проект.

Пример. «А смысл было так много платить этому технарю, если под дверью 20 таких же?»

Если мне как технарю предлагают долю наравне с основателем стартапа, то тут одно из двух: либо проект на очень раннем этапе, когда технарю там нечего делать, либо  единственный сооснователь не понимает неуникальности технических людей.

Он довольно быстро поймёт, что есть ещё 20 таких же ребят и любой из них был бы рад поучаствовать. «А смысл было так много давать?» — подумает он. И может возникнуть конфликт. Особенно, если технарь зазвездится — что часто бывает с айтишниками на просторах СНГ.

К слову: почему айтишники на просторах СНГ склонны «звездить»?   

Тут всё понятно: в Беларуси айтишники — короли. Так уж случилось. Многие айтишники не понимают, что их персональной заслуги здесь нет: им повезло — родиться технарём, поступить в технический вуз, выбрать нужную отрасль, а потом тенденцией вынесло, как волной, на приятный берег. Да, они хорошо учились, нормально работают, но не с большим или меньшим усердием, чем квалифицированные представители других профессий. В других отраслях общемировой рынок ещё не распространился на СНГ, или распространился, но у него другая конъюнктура. Поэтому других на приятный берег не вынесло — не потому, что они хуже или глупее.

И вот приходит к такой звезде человек, скажем, из металлообработки, товарищ с заскорузлыми руками, в 10 раз опытней, который потом и кровью выбивал каждую копейку, чтобы получить тот же доход, что у айтишника. И видит перед собой «пацана», «сопляка», баловня судьбы, который очень много хочет.

Таков мой субъективный опыт — может быть, спорный. Буду рад, если он кому-то пригодится.

 

 

*Мнение колумнистов может не совпадать с позицией редакции.

Обсуждение