Тихая заводь в бушующем море. Опрос «Рынок труда белорусской ИТ-индустрии 2010-2011»

3 июня 2011, 12:11

Уже третий раз подряд dev.by проводит ежегодный опрос пользователей и посетителей портала, посвященный состоянию рынка труда в ИТ-индустрии Беларуси. Мы отслеживаем, как меняется профессиональный портрет белорусского айтишника, как развиваются наши компании и рынок в целом. Самый первый опрос был призван пролить свет на то, как повлиял мировой экономический кризис на ИТ-отрасль Беларуси, а по результатам второго, мы с помощью наших пользователей узнали о том, как она оправилась от кризиса. Сейчас у нас в стране кризис уже локальный и весьма специфический, превращающий текущую экономическую статистику в клубок версий и противоречий, где каждый может найти то, что ему угодно: рост (для этого, правда, надо иметь черный пояс по белстату), обвал, успех и процветание, навал, развал и так далее. Тем не менее, именно ИТ-отрасль пока страдала от него меньше других — основу индустрии составляют экспортеры, а большинство из них, как показывали наши опросы о курсах зарплат, стремятся платить своим сотрудникам по приближенным к реальному курсам. В любом случае, в нашем опросе мы отслеживаем тенденции, а не стремимся показать какие-то сиюминутные цифры вроде «кому, где и сколько сегодня платят» (для этого, кстати, есть и зарплатная анкета). И уже на третий год можно сказать об определенных закономерностях развития отрасли в целом. Итак, наш айтишник потихоньку взрослеет, количество безработных мизерно, сишников становится все меньше, зарплата в условных долларах падать не собирается, специалисты менять место работы не планируют, но при случае будут не против — все это и многое другое в результатах нашего опроса, представленного на недавно проходившем SEF-2011.

Участие в опросе приняли 651 человек, которые ответили на 23 вопроса, одна часть которых была посвящена профессиональному статусу респондента и компании, в которой он работает, а вторая — вопросам изменения зарплатной политики и условий труда в индустрии, а также настроениям, царящим среди белорусских айтишников.

Читать далее

Профессиональный портрет

Начинаем мы по традиции с представления профессионального портрета белорусского разработчика.

skitched

В Беларуси по-прежнему Минск является столицей, оплотом и фактически единственным центром масштабной разработки ПО. Даже если учитывать возможные погрешности, в Минске живет девять из десяти айтишников. А это значит, что по-прежнему Минск аккумулирует большую часть региональных ресурсов. Здесь выше зарплаты и, разумеется, шире выбор вакансий. Региональный рынок остается маленьким, и большинство компаний средней величины его фактически игнорирует, не считая перспективным вкладываться в развитие региональных отделений, — слишком уж невелик там рынок труда. Исключение составляют наши ИТ-гиганты, а также небольшие локальные проекты.

skitched

Опять же, девять из десяти опрошенных — представители сильного пола. Из этого вытекает тот факт, что таков процент мужчин именно среди специалистов, занятых разработкой, ведь именно они составляют костяк аудитории сайта. В то время как с добавлением административного персонала, маркетинга и кадровиков число девушек и дам доходит в компаниях до 25-30 процентов, что можно увидеть на графике из результатов конкурса Best IT Company to Work for In Belarus. Но сама разработка, так или иначе, лежит за исключением редких случаев на плечах мужчин.

skitched

Если вас еще не утомили эти «девять из десяти», то именно столько айтишников в отрасли возрастом не старше 30 лет. Вообще, как бы всех не раздражали штампы, но портрет, так сказать, «программиста» четкий и определенный — молодой столичный житель. Если сравнивать с прошлым годом, то можно отметить, что понемногу этот житель взрослеет: раньше самым распространенным возрастом были 23-24 года, сейчас уже 24-25. И распределение становится более плавным. На конференции во время доклада пришлось выступить в роли «капитана очевидность», заявив глубокомысленный тезис о том, что за год программист в Беларуси повзрослел на год, что вызвало смех и оживление в зале. Но если уж говорить серьезно, то это показатель того, что отрасль потихоньку проходит пик демографического взрыва, произошедшего в предкризисные годы, и приток юных специалистов становится более равномерным. С одной стороны это свидетельствует о том, что на рынке в процентном отношении становится потихоньку больше опытных специалистов, что делает команды способными к более продуктивной разработке и готовыми к более сложным проектам. С другой стороны — на более устоявшемся рынке компаниям становится сложнее быстро собирать команды под какой-то новый проект.

skitched

В среднем наши айтишники достигают статуса Senior в 24 года. По сути, через два-три года после университета уже фактически половина айтишников приобретают статус ведущего специалиста. Во многом это связано и со спецификой белорусской ИТ-индустрии: в ней ведущую роль играют аутсорсинговые компании, которым выгодно продавать услуги разработки более статусных специалистов, ведь это позволяет привлекательнее выглядеть в глазах заказчика и заодно выставлять больший рейт.

skitched

Если отбросить совсем уж юных парней, то средний возраст джуниоров — 21 год, что свидетельствует о том, что работать в компаниях начинают многие айтишники в конце третьего курса или учась на четвертом. Вот и вторая причина большого количества сениоров. Начиная работать еще в университете, можно еще до получения диплома пройти и стадию джуниор разработчика и еще год проработать в статусе девелопера. С одной стороны, это хорошо тем, что наши студенты вовлекаются в практику разработки еще до выпуска и имеют опыт реальной работы, с другой стороны — возникает много вопросов к качеству образования. Во-первых, логично, что на учебу остается меньше времени, во-вторых, собственно, встает вопрос: тому ли учат и достаточно ли глубоко изучают те или иные предметы, раз студенты уже рвутся со скамьи сразу в компании и там постигают азы разработки, во многом «подзабивая» на образование? Впрочем, это отдельная тема, и о ней говорить можно долго.

skitched

Продолжая тему образования. 82 процента айтишников имеют законченное высшее образование. А количество студентов, традиционно большое для отрасли, чуть снизилось, буквально на пару процентов — видимо, отголоски кризиса и показатель того, что рынок понемногу все же взрослеет. Сейчас все меньше компаний предлагают вакансии джуниоров: все хотят опытных и сильных духом и кодом. Практика сбивания команд из пары серьезных парней и стайки стажеров все-таки на серьезных проектах оказывается далеко не всегда успешной.

skitched

Более показательны данные о плавном взрослении рынка труда. Количество джуниоров с опытом до года достаточно стабильно, впрочем, как и количество опытных кадров с опытом более семи лет. В то время как костяк разработчиков в 2009 году составляли айтишники с опытом работы 1-3 года (38 процентов), сейчас их уже меньше четверти. Стабильно растет количество специалистов с опытом работы 3-5 лет, теперь их уже почти треть. Таким образом, получается, что наш условный средний разработчик становится все более опытным. Фактически, уже половина респондентов отработала на проектах более трех лет.

skitched

Понемногу увеличивается количество Senior специалистов за счет обычных девелоперов. Такими темпами через год-полтора ведущих специалистов в отрасли будет более половины.

skitched

Распределение айтишников по должностям остается прежним. Большая часть — это рядовые разработчики, от восьми до двенадцати процентов — это тимлиды и прожект менеджеры. Таким образом, у нас пока преобладают небольшие команды, раз на тимлида или прожект менеджера, которых в сумме двадцать процентов, приходится всего по три девелопера. Количество тестеров год за годом колеблется на уровне десяти процентов. Здесь, опять-таки, можно сказать о соотношении количества QA на количество разработчиков. На пять-шесть девелоперов в наших компаниях приходится один тестировщик.

skitched

Как и прежде, ведущими технологиями являются стандартная парочка Java и.Net. С каждым годом понемногу угасает разработка на С\С++ (два года назад было 10 процентов, год назад — 8, сейчас уже 6). Наконец-то заметным становится и количество разработчиков на обджектив-си, сейчас проектами под эппловские платформы, в первую очередь мобильные, занимается 4 процента белорусских айтишников.

skitched

Безработных только один процент из опрошенных, это уже на грани чуть ли не идейной безработицы «взял перерыв, думаю о жизни, смотрю ковер» или временной естественной «в поиске, рассматриваю варианты». Отметим, в прошлом году таких было три процента, а в позапрошлом, самом кризисном — все пять. Безработным программисту сейчас остаться действительно сложно.

Полноценных фрилансеров у нас достаточно немного, все же многих смущают юридические вопросы работы с заказчиками, да и компании предлагают вполне неплохие деньги и постоянный объем работы. Многие даже если и фрилансят в полсилы, при этом имеют основное место работы. Полномасштабный фриланс, связанный с поиском заказчиков (местный рынок у нас в этом плане не ахти, а с зарубежным работать тоже совсем не просто), — занятие не для всех, тут уж как бы надо действительно привыкать к подобном образу жизни и работы.

Компании

skitched

По-прежнему около 30 процентов респондентов работают в самых крупных компаниях. В крохотных и небольших — еще под 30 процентов. Наибольшее количество — в компаниях «средней руки» (размером от 51 до 200 специалистов). Стоит отметить, что у нас по-прежнему не так много компаний численностью от 201 до 500 человек. Планка в двести человек дается с трудом — это уже несколько другие принципы работы по поиску заказчиков, их масштабу и так далее. Поэтому многие компании так и остаются плавать в пределах 100-200 человек, и их когда-то бурный рост в плане числа сотрудников становится куда более плавным.

skitched

Сохраняется тенденция, согласно которой, чем больше компания, тем больше в ней джавистов и дотнетчиков и меньше PHP. У больших компаний — большие проекты, и логично, что число сотрудников, занятых разработкой на динамических языках, у них будет минимально. PHP, Ruby и прочее — это веб-разработка, которой занимаются в первую очередь достаточно небольшие компании, а также фрилансеры-одиночки. По сравнению с прошлыми годами количество сишников уменьшилось в компаниях любого масштаба.

skitched

Залог более-менее успешного конкурирования со стремительной девальвацией национальной валюты — преимущественно экспортная ориентированность наших компаний. Внутренний рынок сейчас еще куда менее привлекателен как для компаний, так и для специалистов, как бы этого не хотелось. Экспорт и еще раз экспорт, неважно, продажа продуктов это или аутсорсинг. В принципе, местный рынок вообще в ближайшее время может прийти в полуживое состояние, сейчас многим заказчикам совсем не до информационных технологий. Мелкий и средний бизнес и вовсе стоит, есть очевидные проблемы и у крупных предприятий. Так что если ситуация быстро не стабилизируется, местный рынок ждет серьезный отток как финансов, так и кадров. Несколько месяцев обычно можно потерпеть, но больше уже вряд ли.

Зарплаты

skitched

Как видим, тенденция восстановления рынка зарплат и их роста после кризиса как никогда очевидна. Упали зарплаты у всего лишь пяти процентов респондентов, а у шестидесяти выросли, причем у трети всех айтишников более чем на двадцать процентов. Вопрос только в том, что многие отвечали на опрос до галопа девальвации последних дней. Сейчас, когда курсов, несмотря на девальвацию, меньше не стало, когда межбанк фактически убит, сложно трезво оценить, сколько же ты получаешь денег в пересчете на долларовый эквивалент. Так что данные, приведенные в схеме, — это «условные доллары», то есть изменение зарплаты в расчете плюс-минус от суммы условных единиц, в которых оговаривалась зарплата. Вообще, насколько нам известно, некоторые компании начали практиковать по сути «валютные зарплаты». Компания договаривается с обслуживающим ее банком об открытии сотрудникам валютных счетов, затем продает свои экспортные доллары банку по официальному курсу, полученные рубли начисляет на рублевые счета сотрудников, а банк в свою очередь продает купленные доллары сотрудникам по курсу плюс два разрешенных процента. В итоге сотрудник может снимать в банкомате с валютной карточки валюту. Насколько такая схема будет распространяться или же будет фактически разовой, покажет время. Белорусская ИТ-индустрия оказалась так или иначе одной из самых социально-защищенных отраслей в стране. Разумеется, когда рубль стремительно обесценивается, угнаться за ним малореально — неплохая рублевая зарплата могла к концу месяца уже стать меньшей по новому долларовому эквиваленту. Но в большинстве ИТ-компании все-таки стараются более-менее следовать за неофициальным курсом доллара — это ведь еще одно преимущество на рынке труда. Нам бы не хотелось, чтобы данные здесь воспринимались как «ну-ну, у всех зарплаты выросли! по нынешним ценам я получаю гораздо меньше!», мы говорим о тенденциях на рынке труда: изменении оговоренных условных сумм зарплат за прошедший год. Именно так их и надо воспринимать и оценивать.

skitched

Как показывают данные, чем больше компания, тем активнее в ней росли зарплаты. С одной стороны рынок неплохо разогрелся и опять обострилась конкуренция на кадровом рынке, с какой-то точки зрения объяснить можно это опять-таки и девальвацией — многие крупные компании активно начали пересчитывать зарплаты по курсу межбанка, который мог превышать, к примеру, тот же курс черного рынка для физлиц.

skitched

Госкомпании в нынешних условиях в тяжелом положении — только 43 процента из них способны были повысить зарплаты, а целых 36 процентов и вовсе были вынуждены снизить. Причем если бы опрос проводился прямо сейчас, то, думается, график был бы и вовсе краснее некуда. Немногие госкомпании, думается, способны поднять зарплаты вслед за курсом доллара раза два вверх. Лучше всего в этом плане чувствуют себя работники иностранных компаний — фактически гарантированных экспортеров.

skitched

Зарплаты уже почти никто не урезает, кризис в отрасли уже миновал. Но сейчас они могут упасть и без урезаний. Поэтому зарплатную политику мы также оцениваем исключительно как тенденцию изменения условных сумм договоренностей (простейший пример, если вы получаете зарплату в тысячу долларов из расчета по 4500 и в результате повышения стали получать по этому же курсу, но тысячу двести условных долларов — это рост зп, а вот какой реальный курс был в момент выплаты — остается за скобками). Так или иначе, зарплатная политика подавляющего большинства компаний была направлена в сторону увеличения жалования сотрудникам. Наглядно можно посмотреть, как мировой кризис отступил из отрасли, сравнив графики за все три года наблюдений. Печально будет, если наш локальный экономический кризис окажет в результате тоже какое-то важное воздействие на индустрию. Но с учетом экспортоориентированности наших компаний, урон должен быть в любом случае куда меньшим.

Настроения

skitched

Как и в 2010 году, двадцать процентов опрошенных белорусских айтишников все так же уверенно меняют рабочие места по собственной инициативе. Конкуренция на рынке все еще высока, и люди меньше держатся за своих работодателей, чем в 2009 году.

skitched

После кризиса сотрудники белорусских ИТ-компаний потихоньку успокоились, и уже меньшее количество респондентов заявляет, что от них стали больше требовать в плане продуктивности. Понятно, что в условиях конкуренции компании явно не склонны как-то излишне давить на своих работников.

skitched

К вопросу об удовлетворенности — как и раньше, нравится и очень нравится работать в своих компаниях чуть более сорока процентам сотрудников, еще примерно столько же относятся к своему месту работы спокойно, без проявлений фанатизма, но и без какого-то негатива, работа — и работа. Активно недовольных — 17 процентов. Удивительно, но факт — по сравнению с прошлым годом на десять процентов выросло количество айтишников, которых устраивает их зарплата. Так что уже две трети респондентов считают, что им платят соответственно их квалификации. Это значит, что и зарплаты подросли, и сами айтишники чуть расслабились за прошедший год. А вообще, подобный процент удовлетворенности зарплатой для наших взыскательных айтишников и на самом деле достаточно высок. Что же касается проектов, то не нравятся они почти одной пятой опрошенных, еще целых сорок процентов относятся к ним спокойно и взвешено. В принципе, здесь есть простор для работы эйчарам по привлечению новых сотрудников — интересный проект достаточно важен для наших айтишников, и предложение с действительно перспективным проектом могло бы подвигнуть их на переход из одной компании в другую.

skitched

Белорусский айтишник прекрасно осознает свою востребованность: 37 процентов ребят вполне готовы к смене работы, если им предложат что-то более интересное в материальном или профессиональном плане. Интересно, что количество людей, активно ищущих работу или думающих о смене работы, больше, чем недовольных компанией или проектом, и существенно больше, чем число тех, кто за последний год менял работу по своему желанию. То есть многие потенциально сменили бы работу, главное эйчарам вовремя предложить, прорекламировать, убедить. У нас корпоративный патриотизм никогда не был свойственен разработчикам — чай, не Япония — и поэтому с работой у нас многие расстаются легко.

skitched

Почти тридцать процентов респондентов, которым не нравится работа или проект, не собираются ее менять или, по крайней мере, ее не ищут. У кого-то это может быть связано с объективными причинами в виде кредитов или еще чего, но часть, как истинные беларусы, наверное, «памяркоўна терпят» (надеемся, впрочем, что это не так :).

skitched

И напоследок, как обычно, — настроения. А настроения говорят нам о том, что оптимизм у разработчиков присутствует, айтишники остаются одной из наиболее социально защищенных групп населения, на них есть спрос со стороны работодателей и, соответственно, у них есть уверенность в том, что, как бы то ни было, они без работы не останутся. Причем эта уверенность за прошедший год только увеличилась. Надеемся, что в 2012 году они оптимизм сохранят, несмотря на все финансовые проблемы в стране.

Выводы

Белорусская ИТ-отрасль начинает медленно и плавно взрослеть, все большее количество разработчиков может похвастать неплохим опытом разработки. Но это значит, что и темпы роста индустрии становятся более плавными и равномерными. За прошедший год после проведения предыдущего опроса (апрель 2010) чуть ли не у двух третей айтишников зарплата выросла, однако валютный кризис последних дней смешал все в кучу, и пока мы можем говорить лишь о том, что сейчас компании стремятся поддерживать свои зарплаты по возможности ближе к неофициальному курсу. Большинство из наших компаний — экспортеры, и поэтому продажа валюты по курсу межбанка позволяла им это делать. Тем не менее, ИТ — одна из немногих отраслей, где мы можем говорить, что рост реальной зарплаты у тех или иных работников вполне может присутствовать — конкуренция за специалистов на рынке велика, а компании-экспортеры в куда меньшей степени привязаны к курсу рубля (хотя после отмены по сути межбанка здесь возникают вопросы). Неудивительно, что большинство айтишников в принципе довольны своими компаниями, и, что самое главное, две трети из них удовлетворены и зарплатой (довольны ли они ценами в магазинах при этом — лучше не спрашивать). Однако это не мешает многим нашим айтишником чувствовать свою востребованность на рынке и при поступлении предложений с более интересными материальными или профессиональными условиями сменить место работы. Несмотря на все пертурбации, все же пока именно на ИТ-отрасль кардинальным образом влияния бушующий финансовый кризис не оказывает. Надеемся, что и не окажет.

Обсуждение