Код, фильм, соцсети и лекция: как 15-летний программист учится дома и работает за четырьмя мониторами

1 ноября 2018, 09:05

15-летний Тим Горин за свою жизнь в школу ходил всего 2 недели — и то в первом классе. Обучаясь дистанционно, своё основное время молодой человек тратит на изучение технических дисциплин и языков программирования, с 9 лет пишет игры, «пилит» собственные проекты.

Его мама, инициатор родительской кооперации «Человек играющий» Татьяна Апет говорит, что не выступает яро против школьного образования, но для своих детей выбрала другой путь. Насколько удачным оказался этот выбор в отношении сына-программиста, она рассказала Dev.by.

— Вы выступаете против школьного образования?

— Нет, я не против школьного образования. Я за то, чтобы у человека был выбор, я — за альтернативу.

— И тем не менее, вы не раз подчёркивали, что у вас много вопросов к школе…

— Да, вопросов много. Но не только у меня: всё это постоянно «мусолится» на форумах, а также в статьях. Не хотелось бы повторяться.

— Как приняли решение о том, что сын не будет учиться в школе?

— 8 лет назад мы много переезжали — полгода жили в Индии, полгода в Таиланде, и в ноябре планировали новую поездку.

1 сентября Тим, как и все дети, пошёл в первый класс. А спустя две недели мы приняли решение перевести его на индивидуальный план обучения, не дожидаясь отъезда.

Наш сын такой же, как и многие айтишники: ему нужны тишина и уединение. Он может глубоко копать, изучая какую-то тему, и ему для этого не нужны дополнительные стимулы. Тим — человек, которого нужно оставить в покое, и тогда он займётся своим делом.

Таких детей сейчас немало: от переизбытка общения они впадают в истерику, а устав от других, хотят побыть наедине с самими собой. Тиму было непросто в школе: 24 человека в классе — много для него.

— Обязанность заниматься с сыном вы взяли на себя?

— Да, я занималась с ним сама. Нет ничего сложного в том, чтобы освоить программу младшей и даже средней школы, — мы ведь все через это прошли. Кое-что подзабыли — не без этого, но можно почитать учебники и вспомнить.

2,5 года Тим учился по плану, а затем я поняла, что он всё больше и больше расходится с тем, что было интересно моему ребёнку. И если честно, мне было жаль тратить его время на то, что ему «не нужно»: я читала ему учебники по природоведению — а он в это время занимался чем-то, что ему больше нравилось. Учитель в школе говорил мне потом: «Видно, что учебник он не открывал, но беседовать с ним интересно — ставлю «семь».

Меня это устраивало: оценки никогда нас не волновали. К тому же мы понимали, что во время сдачи экзамена ребёнок испытывает стресс.

— Именно поэтому вы в какой-то момент сделали выбор в пользу дистанционного обучения: не нужно было так часто сдавать контрольные и тесты?

— Нет, не только. Наша жизнь подчинилась школьному расписанию, а мы не были готовы «мотаться» в Минск, чтобы учителя выставили Тиму четвертные оценки. В итоге нашли выход — дистанционное обучение: оно даёт возможность проходить аттестацию раз в год.

Одновременно Тим получил свободу составлять свой график обучения, решать, когда заниматься математикой, а когда учить язык.

— Когда Тим начал интересоваться программированием?

— Ему было около 8 или 9 лет, когда я привезла в Индию книги по Scratch и Python. Он быстро освоил языки, стал делать какие-то элементарные игры. У нас был «слабый» интернет — даже картинки нельзя было скачать, и Тим вырезал персонажей для своих игр из мультиков про Ральфа.

— Вы ограничивали время, которое сын проводил за компьютером, следили, как он использует интернет?

— Нет, он никогда не «залипал», даже в раннем детстве мог под мультики собирать LEGO.

Сейчас у него работает четыре монитора: на одном Тим смотрит фильм, во втором компьютере одновременно что-то программирует, ещё на одном мониторе открыты соцсети, а на четвёртом читает лекцию преподаватель. И у него на всё хватает внимания — я так не умею.

— В 9 лет сын с вашей подачи начал вести занятия по LEGO-программированию. Это была попытка развить его soft skills?

— Мы много путешествовали, всё время переезжали, и когда приходило время прощаться с друзьями, Тим плакал. А потом наступил такой период, когда он перестал расстраиваться — я поняла, что он перестал привязываться к людям: мол, «всё равно мы расстанемся», зачем же сдруживаться.

На этом этапе и родилась идея: предложить Тиму вести свои занятия. Мы с мужем подхватили его интерес, а он откликнулся.

Поначалу всё это было очень «коряво». Но буквально через пару месяцев сын стал настоящим преподавателем — выходил и говорил: «Всем привет! Сегодня у нас такая тема…»

Все занятия были взаимосвязаны: ребята строили историю древнего мира, а потом Тим давал малышам задание посмотреть мультик про Средние века, и следующее занятие было посвящено этой теме… А потом вдруг малыши узнавали, что «огромный метеорит разрушил наш мир — и мы строим космический корабль, чтобы улететь на другую планету…»

Мы удивлялись тому, насколько продуманы были занятия. Тим поставил условие, что взрослые не будут на них присутствовать, но, конечно, я подслушивала под дверью, и сама поражалась, как всё складно идёт и без нашего участия.

— И как же?

— Так, как если бы он был взрослым преподавателем. Этот курс помог Тиму развить коммуникативные навыки — он стал чувствовать себя увереннее.

У нас был такой период: мы жили в Таиланде — я вела театральные занятия, а сразу после меня Тим вёл LEGO-кружок. Две девочки у меня на занятии ходили на ушах, но я как-то заглянула на занятие к сыну и удивилась: самая активная и шумная девочка тянула руку и шёпотом спрашивала: «Тим, а когда уже можно будет говорить?» Он каким-то волшебным образом мог «держать» эту аудиторию.

У меня есть ещё одна история о развитии soft skills у детей: когда мы жили в Ауровиле в Индии, меня поразило, как две девочки-израильтянки «рулили» группой индийских детей. У них был проект — они учили сверстников сажать деревья на высохшей почве, в два счёта выучили местный диалект и приглашали индийских детей поучаствовать. И всё потому что родители внимательно относились к интересам своих детей.

— В каком «классе» учится Тим?

— Это сложный вопрос, номинально в восьмом. Но сейчас он основное время посвящает программированию: два года Тим ходил на курсы в «БелХард», а сейчас по 3 часа в день занимается геймдевом со своим преподавателем. Ещё у него каждый день тренировки в бассейне.

Были периоды, когда Тим увлекался экономикой, и у него был учитель, потом он целый год ходил к преподавателю на радиотехнику.

— Некоторые ученики на домашнем обучении возвращаются в школу после 8 класса, чтобы получить аттестат. Рассматриваете такой вариант?

— За аттестатом идут в школу те, кто хочет поступить в вуз. Но мир меняется — сегодня можно пойти на курсы и за полгода-год освоить новую специальность.

Тим сам расставляет приоритеты для себя: недавно начал изучать С и С# — сказал, что хочет разобраться в основах. Я знаю, что он что-то «пилит» на пару с другом, они дискутируют. Мне кажется, что он заинтересован в том, чтобы развивать собственные проекты — он не командный игрок, об этом говорит даже его любимый вид спорта — плавание.

В конце лета он занял пятое место в общем зачёте во время марафона на Минском море. Я робко спросила: «А может быть спорт?» «Нет, — ответил, — я же программист, просто мне для разнообразия нужно что-то делать и с телом».

Тим не ставит перед собой глобальные цели, он умеет получать удовольствие от того, что происходит с ним сейчас. Он говорит: «Я плыву — и у меня нет никаких мыслей». И при этом он очень упорный: соревнуясь с другими мальчиками, кто из них дольше продержится под водой, он может даже потерять сознание, но первым не вынырнет.

— Объясните, пожалуйста, как дети в Беларуси обучаются дистанционно?

— Правом на дистанционное обучение по закону могут воспользоваться только те, кто много путешествует.

В основном дети учатся за границей — раз в год проходят тесты по предметам и получают табель с оценками. Кто-то из ребят осваивает программу самостоятельно, кто-то занимается с репетиторами. Я знаю, что родители нередко кооперируются друг с другом. Программа в школе на самом деле очень растянута: ее можно освоить быстрее, чем за год. Тим как-то за месяц осилил курс математики за 5 класс.

К тому моменту, как Тим «перешёл» в пятый класс, я уже 2 года не контролировала его учёбу — он занимался сам по учебникам. Но вдруг я встревожилась, что у сына могут остаться пробелы в знаниях, и отправила его на ускоренное обучение. За месяц Тим освоил годовой курс математики.

— Вы наверняка сталкиваетесь с общественным мнением: «Школа обязательна…»

— Да, сталкиваюсь, и даже наши друзья мягко спорят со мной, что «Просто Тим — другой. А так…»

Мне кажется, что родители часто обесценивают таланты своих детей: у ребёнка есть интерес, он изучает мифологию, а родителям кажется, «ерунда какая-то». Но стоит заглянуть чуть глубже — что это даёт ему в этом возрасте. И получается, что ребёнок может самостоятельно себя организовать, он ищет и находит информацию по интересующей его теме — всё это гораздо важнее, чем просто «зубрёжка» школьных учебников.

Когда Тиму нужны были какие-то светодиоды — днём или ночью, не важно — они садились с папой в авто и ехали их покупать. Знакомые приносят ему на починку свои девайсы, но был очень долгий период, когда он их только разбирал: сканеры, принтеры — всю технику в доме.

«Пишу серию из 8 игр на фреймворке Unity, разрабатываю веб-сайты». Блиц-интервью Тима Горина

Тим Горин также дал блиц-интервью dev.by. Он ответил на вопросы письменно.

— Хоть раз в жизни ты испытывал проблемы или дискомфорт от того, что учился не в школе, а дома?

— Нет.

— Некоторые ребята после 8 лет домашнего обучения идут в школьный 9 класс, чтобы получить аттестат. Возможен ли такой вариант для тебя?

— Нет.

— Какие предметы тебе сейчас интересны в большей степени?

— Те, что связаны с ИТ.

— Твоя мама упомянула, как в 9 лет привезла тебе в Индию учебник по Scratch. Сам высказал желание изучать языки программирования?

— Нет, но книжка оказалась простой и интересной, и я быстро втянулся.

— Нужно ли современному человеку высшее образование?

— С одной стороны все говорят, что не нужно. С другой — у всех, кого я знаю, оно есть. И это достаточно неплохие люди. Возможно, это как-то связано.

— Есть ли планы поступить в вуз? И если да, то какой, и здесь или за границей?

— В планах нет.

— Есть ли планы на ближайшие год/три/пять лет?

— Получить КМС по плаванию к концу года. На три года — попробовать разные форматы работы в ИТ: как свои проекты, так и поработать на кого-то. Пять лет — это очень нескоро, не интересно строить планы так далеко.

— В течение нескольких лет ты преподавал младшим ребятам Lego-конструирование и программирование. Что дали тебе лично эти занятия?

— Понимание, что я могу это делать; что это получается естественно, и не надо 2 года к чему-то готовиться, чтобы начать. На основе приобретаемого опыта я менял стиль, программу, структуру занятий. У меня не было большого плана вначале, я корректировал всё от занятия к занятию. И получалось именно так сделать, как нужно было в той ситуации, для тех детей, а не так, как я мог бы запланировать.

— Над чем сейчас работаешь?

— Над кроссплатформенным мобильным приложением. А ещё пишу серию из 8 игр на фреймворке Unity, разрабатываю веб-сайты на заказ.

— Есть ли ИТ-компания мечты, та, в которую ты бы отправил резюме прямо сегодня: корпорация X, стартап Y, собственный стартап?

— Google, Microsoft.

— Есть ли у тебя кумиры/авторитеты в мире программирования и/или бизнеса?

— Илон Маск, Сергей Брин.

— Твой личный топ-3 книг, фильмов, музыкантов. 

— Книги: «Джордж и Большой взрыв» Стивена Хокинга, серия книг о «Гарри Поттере» Джоан Роулинг, «Том Сойер» Марка Твена. Фильмы Роберта Земекиса «Форрест Гамп» и «Назад в будущее», «Интерстеллар» Кристофера Нолана. Музыканты — Эльдар Джарахов, Imagine Dragons, Oxxxymiron.

— Сложно ли заводить друзей и поддерживать с ними отношения, если не ходишь в школу? Хватает ли общения, обмена знаниями и мнениями?

— Я схожусь с людьми легко. Поддерживать отношения со многими мне не нужно, есть пару хороших друзей, в том числе онлайн.

Обсуждение