«Все надеются, что к пенсии смогут иметь счёт в банке и несколько квартир». На что айтишники собираются жить в старости

15 июля 2019, 08:54

Пенсионная тема в стране — горячая. Денег в ФСЗН хронически не хватает — так, что чиновники то и дело вспоминают о недостаточных отчислениях топ-менеджеров и резидентов ПВТ. На доходы айтишников, в отличие от банкиров, государство, правда, не покушается, льгота по платежам в Фонд остаётся залогом высоких зарплат.

Она же означает, что пенсии айтишникам светят такие же, как и прочим смертным белорусам — не выше средних. Скептики возразят: даже если бы взносы айтишников рассчитывались от полных зарплат, на размере пенсии это бы не сказалось, — и будут правы. Проверьте на пенсионном калькуляторе: мужчина, отработавший 25 лет и получающий среднюю зарплату (1071,6  рубля по итогам мая 2019 года), может рассчитывать на 317 рублей пенсии, тот, кто получает четыре средних зарплаты — на 342 рубля. 

Однако же это не отменяет вопроса: на что айтишники собираются жить на пенсии? Средний возраст белорусского ИТ-специалиста — 29 лет, и пусть до старости ещё далеко, задуматься о ней уже пора. Спросили айтишников, как они готовятся к пенсии. Каждый второй, включая тех, кому за 40, ответил односложно: «никак», «не думал об этом». Но нашлись и такие, кто не только думает, но и действует.

Арсений Емчик, сооснователь CleverLabs:

— Я поговорил со своими сотрудниками — никто не задумывается о пенсии на данный момент.

Средний возраст сотрудников в нашей компании — 26 лет, нас 25 человек. Все надеются, что к пенсионному возрасту смогут иметь счёт в банке и несколько квартир, которые будут сдавать в аренду. Но вряд ли возможно такое долгосрочное планирование.

Наша компания является резидентом ПВТ, мы уплачиваем взносы со средней заработной платы по стране, то есть не можем претендовать на повышенные пенсионные выплаты. Но разница между минимальной и повышенной пенсией составляет около 50-70 рублей, это несущественно.

Интересно, что на данный момент ИТ-пенсионеров нет. Эта сфера довольно молодая, и ещё нет примеров того, чем могут заниматься ИТ-специалисты на пенсии. Программисты идут по карьерной лестнице, становятся лидами, архитекторами, переходят в руководящий состав. Я работаю на проекте, где архитектору-американцу 58 лет, и он отлично справляется со своими обязанностями. Возможно, он сможет/захочет работать и на пенсии.

Я считаю, что наиболее стабильным вложением сейчас является недвижимость.

В пожилом возрасте она может приносить неплохой пассивный доход. Стоимость аренды квартир неуклонно растёт, однушку сейчас сдают за 250-350 у. е. Ещё очень выгодным вложением является покупка офисов и их сдача в аренду.

Павел Зимогоров, Delivery Manager в EPAM:

— Давным-давно, когда я только начинал работать и доллар стоил около 2 тысяч, моим знакомым дали поучаствовать в одной серой схеме. Всего механизма я не знаю, но внешне она выглядела так: они получали по ведомости около 3 миллионов рублей, забирали себе пару процентов, а остальное отдавали. Для ребят это была «подработка». Больше всего их радовало то, что им в пенсионный зачёт идет сумма, в пять раз превышающая их зарплаты. Однако время шло, эти 3 миллиона превратились в нынешние 300 рублей, и у всех сложилось чёткое понимание, что в нашей стране, если хочешь достойную старость, на пенсию рассчитывать бессмысленно. 

Зная переменчивую натуру нашего государства, я стараюсь не доверять ему деньги надолго. Пока были нормальные проценты по валютным вкладам и их можно было забрать в любой момент, держал сбережения на депозитах. Теперь основной инструмент — индексированные псевдовалютные облигации. Они позволяют иметь фиксированную доходность в 4-7% в зависимости от эмитента. Примерно треть облигаций — «Беларусбанка» (too big to fail), остальные — корпоративные. Те индексированные в валюте облигации, что размещаются через Lacerta, предлагаются под 6-7% годовых. В свое время «Евроопт» давал 10%, «Лодэ» — больше 8%.

Также в ближайшее время планирую заключить договор инвестиционного страхования. Склоняюсь к «Стравите». Хочу застраховать свою пенсию и 18-летие детей. По своей сути, тот же вклад с процентами, но позволяет получить всю сумму при наступлении страхового случая.

Вячеслав Костиков, Director of Engineering в Wargaming:

Для меня все достаточно просто. Мне 37. Я работаю в быстрорастущей сфере и считаю, что только подхожу к пику. В последнее время периоды накопления у меня сменялись периодами трат и инвестициями в семью: квартиры, машины, образование для детей — туда уходила значительная часть. Сейчас этот период заканчивается, вернее так: дети и их образование остаётся, но материальная база уже подготовлена. 

Я не задумывался о пенсии — ещё рано. Вообще рассматриваю пенсию как уход в несколько иную сферу. Не представляю, что буду не работать и жить на какие-то сбережения. ФСЗН и госпенсия — это для меня сказка, я их не учитываю в своих рассуждениях вообще. Персональные пенсионные счета? А кем бы они гарантировались — неким частным пенсионным фондом? Тогда может быть, но нужно изучать вопрос. Если гарант — государство, то почти наверняка — «нет».

О пассивном источнике дохода я тоже ещё не думал. Инвестиции в недвижимость — мне это кажется странным. Да, у меня есть недвижимость, но она мне нужна для жизни, а не для возврата инвестиций в будущем.

У супруги есть свой бизнес — рекрутинговое агентство, и я туда инвестирую некоторую часть своего времени. В будущем, думаю, это станет неким семейным делом.

Артём, дизайнер:

— Мои родители проработали почти всю сознательную жизнь, с перерывом в начале 90-х. К пенсионному возрасту оказалось, что и бумаг им не хватает, чтобы подтвердить стаж, и не весь стаж идёт в зачёт. Моя история будет похожей: к 32-м годам у меня есть пенсионные счета в трёх странах. Но путешествие для оформления бумаг наверняка обойдётся в сумму, которую они мне начислят лет этак за 15. 

В Беларуси мой пенсионный стаж — всего шесть лет. Уверен, в будущем тенденция работать по контракту в РБ один год из трёх сохранится. В старости буду получать свои минимальные $50, так что вся надежда на собственные накопления.

Если представить, что через год я потеряю возможность хорошо зарабатывать, накопления будут выглядеть так: 

  1. Две квартиры в Минске. Это не очень рациональное вложение с точки зрения прибыльности. Но в кризисные годы сохранялась тенденция: аренда квартиры равна реальному прожиточному минимуму. Это неплохой парашют.
  2. Средства для оплаты налогов каждый месяц перевожу на банковский депозит. К маю (я — физлицо) там накапливается около 20% моего среднегодового заработка. Больше 12% в год — соблазнительная процентная ставка. Но даже с таким процентом в рублях я держу деньги только потому, что государство в рублях счёт и выставляет.
  3. Свободные деньги разделены 50/50 между валютными депозитами (в белорусском банке) и акциями международных компаний: Miscrosoft, EPAM, Tesla, Mastercard, Газпром, индексы Dow Jones 30, S&P. Акции также разделены между двумя площадками: банковское доверительное управление и собственные решения. Собственные решения принимаются на местной криптобирже. На днях как раз можно будет проверить, насколько прозрачно у них реализовано получение дивидендов. 

Ностальгирую по экономике и открытому рынку EVE Online, поэтому на той же currency.com попробовал зарабатывать арбитражем, без плеча. Около 1% вложил в крипту — пока в плюсе… Пару раз уже спасал адекватный stop loss, так что не думаю, что потеряю много. В этой истории пугает только азартность происходящего.

Сергей Зеневич, собственник компании SoftTeco:

— В молодости мало кто задумывается о пенсии. До 30 ресурсы лучше вкладывать в себя, в своё развитие, обучение и развлечения. А вот когда тебе стукнет 30, то самое время подумать о том, что еще пару лет казалось таким далеким.

В SoftTeco не предусмотрено какое-то специальное пенсионное страхование или дополнительные накопления. Каждый самостоятельно выбирает пути решения этой задачи. Однако компания значительно помогает и облегчает этот процесс. Мы обеспечиваем сотрудникам достойные зарплаты прямо со старта, а это значит, что уже с первого дня работы молодой человек делает хорошие отчисления в пенсионный фонд, даже не задумываясь об этом. Кроме того, наша зарплата позволяет вкладывать в далёкое будущее. Многие наши ребята покупают квартиры. Кто-то инвестируют деньги в облигации, депозиты, криптовалюту, акции. Некоторые используют страховки «ПриорЛайф» или «Стравита». Каждый решает пенсионный вопрос по-своему. Главное, что компания позволяет каждому позаботиться о себе.

Николай Арапов, СТО «СЕТС китайская электротехника»:

— На самом деле, пенсионные доходы пока никак не планируются, пенсионный возраст кажется ещё где-то очень далеко: до него 25 лет — это столько же, сколько прошло с моего 15-летия — вся взрослая жизнь. Основные инвестиции сейчас направляются на детей, и они не столько денежные (хотя есть траты на книги, курсы, спорт), сколько нематериальные — детям нужно внимание, и его хотелось бы вкладывать как можно больше. Из материальных же вложений — недвижимость, но не как чистая инвестиция, а как жильё, которым можно пользоваться и самим, и, надеюсь, потомкам. Из более рисковых вложений (и денег, и времени) — стартап. Есть один проект на ранней стадии, в котором я решил принять участие.

Какие ещё инвестиции возможны? Я собираюсь инвестировать в себя, в своё здоровье, физическое и психическое, чтобы вообще дожить до того времени, когда захочется активно не работать (или просто не будет возможности это делать), а также в свои скилы. Нужно также инвестировать в близких людей, от состояния которых зависишь и сам. Далее, если остались свободные ресурсы, можно, не изобретая велосипед, вкладывать туда же, куда вкладывают в развитых странах. Прежде всего, в низкорисковые сферы (та же недвижимость, необязательно в Беларуси), во вторую очередь — в более рисковые (например, доля в бизнесе, акции). Думаю, каждый может подобрать сочетание, которое близко лично ему. Как в казино игрок выбирает свою тактику (один ставит на красное или чёрное, другой покрывает фишками всё поле, кроме пары островков), так и в случае с инвестициями: кто-то, вложив 10% капитала в акции, будет годами переживать, что так рискнул, а другой и не почувствует — ему без риска жизнь пресна.

Алексей Новиков, ведущий разработчик в Spiral Scout:

— Я строю дом в лесу рядом с рекой, который собираюсь использовать как агроусадьбу для проведения различных семинаров по ЗОЖ, йоге, в том числе с детьми. На это планирую переключиться лет через десять.

Кроме того, откладываю примерно 10% доходов как будущие инвестиции, куда их направить, пока ещё не решил. Думаю, частные пенсионные фонды могут быть хорошим вариантом. Также можно покупать акции и биржевые индексы — я и сам сейчас в поиске хороших вариантов.

Александр Матвеенко, экс-руководитель минского подразделения MapBox:

— Я пенсию пока вообще не планирую. Наверное, потому, что собираюсь работать и на пенсии. В ИТ нет традиционной вредности от профессии, когда трудиться не получается из-за возрастных ограничений. И большинству айтишников нравится работать: это ведь не завод или фабрика, где люди вынуждены проводить часть жизни, чтобы выжить, и где работа воспринимается как «вытерпеть 8 часов, чтобы было на что прожить».

Что касается инвестиций, посмотрите на зарубежный опыт — есть пенсионные фонды, которые накапливают вашу пенсию при ежемесячных отчислениях и в качестве бонуса дают вам медицинскую страховку. Думаю, при желании можно самостоятельно отчислять часть зарплаты в небелорусские фонды. Вариантов много, вопрос только в доверии. 

Обсуждение