Трудности перевода

12 сентября 2012, 16:58
ViberНе так давно в издании BusinessWeek была опубликована статья, рассказывающая о становлении и выходе на мировой рынок компании Viber, девелопмент-офис которой находится в Бресте. Громкий заголовок об убийцах Skype из Беларуси, да и, конечно, сам реальный успех сервиса, разрабатываемого в первую очередь усилиями белорусских специалистов, не дали повода пройти мимо данной публикации и нашим СМИ. Основным материалом, который потом распространился по различным порталам, стал «сокращённый вариант» американской статьи из газеты «Рэспублiка». Хотя скорее его можно назвать сокращённым переводом. Причём, если прочитать оригинал статьи, окажется, что сокращён он весьма своеобразно. Если вам доводилось переводить статьи из англоязычной периодики или онлайн-ресурсов, то вы могли заметить, что адаптация текста при переводе далеко не самое простое занятие. Статьи очень часто содержат повторения, когда одна и та же мысль на протяжении текста несколько раз пересказывается разными словами с одинаковым смыслом, нередки лирические познавательные Wikipedia-отступления, которые не очень свойственны русскоязычным или белорусскоязычным материалам, использование локальных идиом и выражений и так далее. Не говоря уже о том, что онлайн-материалы очень часто бывают весьма немаленького размера и их приходится как-то сокращать, чтобы привести в редакторские рамки издания или ресурса. Тем не менее, каким бы «художественным» ни был перевод или пересказ, он должен цельно отражать смысл статьи, каким бы он ни был. Да и про копирайты забывать не надо при адаптации содержания.

Начнём не с начала

Чтение статьи «Убийцы Skype живут в Беларуси» напоминает просмотр полицейского боевика, в котором напарника главного героя на первых минутах не убивают. Увлекательно, конечно, но непонятно откуда так внезапно на экране появился этот суровый парень, и с чего он всех там валит направо и налево. Любая статья имеет вводную часть, которая рассказывает читателю, зачем ему, собственно, продолжать чтение. В американском оригинале первые два абзаца, которое «сократились» в варианте-переводе, рассказывают, почему пример компании Viber так интересен. И если сначала автор довольно едко высказывается о преимуществах жизни в диктатуре, где нет нужды раздумываться о выборах и арестовывают за фотографию с плюшевым мишкой, то дальше он развивает идею, что при всём при этом визит в Минск для иностранца оказывается полон неожиданностей: здесь скромные и очаровательные люди, а сама страна выглядит достаточно перспективной с точки зрения развития бизнеса. Оба этих впечатления журналиста пошли под нож как несущественные, хотя именно на этом противопоставлении и выстраивается вся остальная статья. Как и все остальные эпизоды, в которых хоть как-то затрагивалась даже не только политика, а и просто житейские моменты, в том числе и самые сочно-лубочные, про пикник, плов, и рюмку водки под хрен с медом и под рассуждения о перспективах сервиса. При этом, несмотря на позитивный в целом настрой статьи, в сухом остатке остались в основном только абзацы с масштабным цифрами. Любят у нас это дело – абстрактные миллионы, намолоты. При том что даже прямой полноценный перевод может вызвать саркастическую усмешку совсем даже у не любителей белорусских властей. Но, конечно, нужно, чтобы всё было гладко и ровно. А противопоставления, сама идея статьи, её образы – это так, дело далеко не первой важности.

Абстракция

Впрочем, какие-то политические вопросы с переводом – это на самом деле абсолютные мелочи. Печаль в том, что в целом сокращённый вариант статьи демонстрирует отношение к её теме как к чему-то абстрактному. Понятно, конечно, что большинство читателей газеты «Рэспублiка» не сильно увлекается коммуникационными технологиями, и для многих из них и Skype толком ничего не значит. Но выбрасывать из перевода описание собственно самого сервиса Viber, как он непосредственно работает и чем отличается от того же Skype, оставив только для проформы «работает в синхронизации со смартфоном» и «звонки через телекоммуникационные компании, но избегая их высоких тарифов». Это как бы совсем не комильфо, мягко говоря. Дескать, это там за рубежом со своими смартфонами носятся, используют там что-то, но вам, уважаемый читатель, до этого дела быть не должно. Так, цацки какие-то, главное, что они стоят условные миллионы условных долларов и сделали их вот мы, и весь мир использует. Кроме вас, ага. И это самый удручающий момент среди трудностей переводов и рассказов. Когда у нас, наконец, перестанут относиться к ИТ как к сферическим программам в вакууме, мерилом которых служат зарплаты в мохито и рост экспорта на столько-то там процентов, так и перестанут в BusinessWeek удивляться, каждый раз за разом, что здесь у нас разумная жизнь есть. Точно также как и в «Рэспублiке», кстати.
Обсуждение