Экс-глава Парка Валерий Цепкало не понимает, зачем стартапам нужен ПВТ. Стартапы объяснили

29 ноября 2018, 10:40

После отставки экс-глава ПВТ Валерий Цепкало отсутствовал в белорусском медиапространстве полтора года. На прошлой неделе он вернулся — с публичной лекцией о стартапах и технологиях.

Экспресс-опрос Dev.by показал, что люди пришли узнать две вещи: почему Валерия Цепкало отстранили от управления ПВТ и чем он после этого занимался. Свою отставку он комментировать отказался.

— Я в Беларуси не выступал более 1,5 лет, — сказал Валерий Цепкало. — Езжу по странам бывшего Советского Союза, прежде всего в Узбекистан, Грузию, Азербайджан. Теперь география расширяется: в субботу отправляюсь в Сингапур и Малайзию делать первое малазийское ICO на сингапурском фондовом рынке. Это довольно интересный опыт: не знаю, насколько он будет применим для Беларуси, но это то, что сегодня в тренде.

Dev.by выделил основные факты и тезисы из общения экс-главы ПВТ с публикой. 

Цепкало призывает к осторожности с криптотемой 

— То, что новый декрет назвали «декретом о ПВТ 2.0», — это очень правильно. Потому что «декрет о ПВТ 1.0» был документом, заточенным под индустрию разработки ПО, в большей степени заказную индустрию разработки ПО, в меньшей степени — под стартапы. «ПВТ 2.0» связано с криптовалютными биржами, майнинговыми фермами, токенами — это совершенно другая отрасль, она к разработке не имеет практически никакого отношения.

Я точно не имею никакого отношения ко всей этой системе, связанной с финансами, ICO, криптовалютами, майнингом. Этого я точно никогда не предлагал. Я всегда считал, что к этим вещам надо относиться крайне осторожно, не быть пионерами. Главное, чтобы ICO не обернулось обманом вкладчиков.

В Беларуси не существует серьёзной финансовой инфраструктуры, такой, как в Сингапуре, Лондоне или Нью-Йорке, которая включает не только биржи как технический элемент, но и большое число консультационных компаний, оценщиков, регуляторов. На этих биржах существует длительная история доверия, которая защищает потребителей. Этого у нас нет.

Инициаторам декрета это всё только предстоит создать. И это очень непростая работа, не менее сложная, чем создание ПВТ 1.0, за которое я взялся 12 лет назад. Чтобы в эту биржу поверили и иностранцы, и белорусские граждане, нужна серьёзная работа. Финансовая инфраструктура должна быть выстроена таким образом, чтобы не было обмана вкладчиков. […] Это тоже одна из наших заслуг: репутация ПВТ как надёжного поставщика ПО. Не было ни одного кидалова. 

Цепкало консультирует малазийский стартап при выходе на ICO

— Как это будет у нас, поживём — увидим. Я не говорю, что этого нельзя сделать. Более того, я являюсь эдвайзером малазийской компании, которая будет выходить на сингапурское ICO. В эту субботу я лечу сначала в Турцию, потом — в Узбекистан, потом — в Сингапур, потом — в Малайзию. Мне интересно посмотреть, как будут действовать сингапурские финансовые регуляторы: что надо сделать, чтобы они одобрили заявку и выставили её на публичный листинг. 

Цепкало считает, что быстрый рост ПВТ снижает его качество, а стартапам вообще не нужно в Парк

— Я приведу в пример ЧМ по футболу: в нём принимают участие 32 команды. Для этого они прошли отбор, показали результаты. Когда снижается планка, увеличивается количество команд. Хорошо или плохо, если в ЧМ будут участвовать 128 команд? Наверное, это хорошо: допустим, Беларусь пройдет отбор вместе с Люксембургом и Папуа-Новой Гвинеей. Но если на чемпионате Папуа-Новая Гвинея будет играть с Малайзией, то интерес к мероприятию уменьшится.

Это просто другой подход: снизились требования, не надо писать бизнес-планы — я не знаю, как там сейчас всё происходит. Но во всех этих явлениях надо видеть цель. Перед нами стояла цель создать высокую репутацию разработчика белорусского ПВТ: он надёжен, он делает работу в срок, он не растворяется. Нам было всё равно, 30 компаний или 50, нам было важно, чтобы компания чётко выполняла взятые на себя обязательства, прежде всего перед иностранными заказчиками. Это была основа основ. 

По теме
Все материалы по теме

Когда говорят, что в ПВТ приходят стартапы, мне не очень понятно, зачем им это нужно. Если ты создаёшь компанию, которая находится в стадии разработки и ещё не имеет выручки, то тебе гораздо выгоднее форма ИП — так ты платишь меньше налогов и тебе не надо брать людей в штат. Если ты находишься на этапе дизайна продукта, возьми дизайнера на 3-4 месяца. Потом придёт верстальщик, заверстает твой продукт и уйдёт, его тоже не нужно держать в штате. ПВТ был создан для компаний, которые уже получают  выручку и которым надо увеличивать штат.

Ведь это специфическая индустрия. Буквально недавно мне был звонок. Инвесторы вложили деньги: они платили по $300 тысяч в месяц белорусской компании… (Не буду говорить, резидент это ПВТ или нет, чтобы не подрывать ничью репутацию). И вот тратили, тратили, тратили. Теперь инвестор говорит: вы уже потратили несколько миллионов долларов, но вы же продукт мне не дали! Теперь он хочет проект закрыть. Возможно, это единичный случай, возможно, это не является некой практикой. 

Цепкало уверен, что национальность компании определяется рынком сбыта 

— У большинства продуктовых белорусских компаний модель всё равно остаётся аутсорсинговой. Чисто продуктовой белорусская компания может быть только в том случае, если её основной рынок — рынок Таможенного союза. Но насколько ей это интересно? ВВП Беларуси меньше ВВП Калифорнии в 52 раза.

Например, «Системные технологии» — это действительно белорусская продуктовая компания, которая поставляет продукты преимущественно белорусским банкам. Если же вы видите своим рынком США или Западную Европу, вы, безусловно, будете мигрировать туда. Этого в том числе требует законодательство западных стран, которые хотят собирать корпоративные налоги.

Если же вы мигрируете за рубеж, то там будете работать по заказной модели, которая ничем не отличается от модели EPAM. Только у EPAM много клиентов, а у вас будет один клиент — белорусский офис, с которым вы будете заключать договор на разработку. По форме, поверьте мне, Flo, белорусский продукт, ничем не будет отличаться от EPAM. Только EPAM в тысячу раз больше.

Поэтому национальность компании рано или поздно будет определяться рынком сбыта.

Цепкало объяснил, почему аутсорсеры «даже более национальные», чем продуктовики (на примере OneSoil)

— Более того, у меня складывается впечатление, что аутсорсинговые компании более укоренены, они более национальные, чем некоторые продуктовые. В продукте — малое количество разработчиков, их в любой момент можно снять и перевести в другую страну.

Я приведу пример: недавно был визит президента Азербайджана, который лично курирует проведение сельскохозяйственной выставки в своей стране. Организаторы выставки мне позвонили и предложили показать на выставке какой-нибудь из белорусских стартапов. Я им рассказываю, что есть компания OneSoil, которая рассматривается как белорусский стартап. Только, говорю, давайте так: вы даёте им бесплатный стенд, возможность сделать презентацию. Они: мы им ещё оплатим гостиницу и билеты. Звоню в OneSoil: ребята, президент Азербайджана курирует выставку, съездите.  Ответ был такой: Азербайджан для нас не приоритет, у нас приоритет — США и центральная часть Европы. И это белорусская компания, вы можете представить, чтобы тракторный завод так отреагировал? У меня сразу возник вопрос: а насколько они вообще в Беларуси укоренены? При всех деталях есть политический аспект, который надо уважать. Но для них это неважно, и они об этом откровенно говорят.

По теме
Все материалы по теме

Основные деньги приносит модель заказного ПО. Нет плохих аутсорсинговых компаний и классных продуктовых. Есть конкуренция бизнес-моделей. И если она работает, значит,  к ней надо относиться с уважением, а не говорить, что это фу.

Цепкало выделил главное в декрете № 8 — образование

— Самое главное из того, что нашло отражение в декрете, это работа системы образования, работа с молодежью — это то, что мы много раз предлагали и что по тем или иным причинам не находило поддержки. Образование — это фундамент всего, в ИТ-отрасли — тем более. ИТ-отрасль стоит на трёх столпах: первый — образование, второй образование и третий — образование. Всё остальное — деньги, вера, мечта — вопросы второстепенные.


Что говорит бизнес и сами стартапы

Мы обсудили наиболее дискуссионные тезисы публичной лекции с белорусскими бизнесменами и стартаперами.

Кирилл Голуб, бизнесмен, инвестор, соучредитель Angels Band и LitBAN, и компании Aheadworks: «Качество невозможно без количества» 

ПВТ сейчас растёт слишком быстро, чтобы успевать фильтровать «правильных» резидентов?

— Качество ИТ-сферы в Беларуси невозможно без количества. Можно иметь в стране 10 или 100 замечательных ИТ-компаний, но это пренебрежимо мало даже для нашей небольшой республики, не говоря уже о мировых масштабах.

До 2017 года в Парк высоких технологий принималось от 12 до 15 компаний ежегодно: это не рост. При таком количестве новых резидентов ни о каком прорыве в развитии речь особо идти не могла.

Нельзя  себе позволить заниматься селекцией — мы должны дать возможность расти широкому спектру компаний. Если какая-то группа людей возьмёт на себя эксклюзивное право определять, какой бизнес-план хорош, потому что он «нам нравится», а какой — нет, она присвоит себе роль рынка. Только рынок решает судьбу новых бизнесов.

Поэтому теперешняя ситуация, когда регуляторные правила в ПВТ стали более мягкими, а наблюдательный совет перестал брать на себя роль провидца, определяющего, какой бизнес-план достоин реализации, — конечно, объективно лучше.

А если случится упомянутое Валерием Цепкало «кидалово»? Формат «почти закрытого клуба» выглядит надёжнее.

Если у кого-то из новых резидентов Парка возникнут проблемы (любой  бизнес — это риск), то решать их будут сами владельцы компании. Если эти проблемы будут лежать не в экономической плоскости, а ближе к административному, или, не дай бог, уголовному праву, то для этого существуют структуры, которые дают правовую оценку и определяют соответствующее наказание. Не функция наблюдательного совета ПВТ решать, кто из бизнесменов способен  выполнить свои обязательства, а кто — нет.

Декрет о ПВТ 2.0 получился «не про разработку»?

Декрет о ПВТ 2.0 не может и не должен быть «про разработку», потому что любая законодательная инфраструктура направлена на совершенствование условий для бизнеса, а не на разработку как таковую. Пока мы считаем, что белорусская ИТ-сфера — это исключительно разработка ПО, мы остаёмся в рамках парадигмы аутсорсинга, когда рабочее время белорусов продаётся напрямую зарубежным заказчикам. 

Валерий Цепкало верно отмечает, что «ПВТ 2.0» у многих ассоциируется с блокчейном, смарт-контрактами и даже криптовалютами. Но надо понимать, что любой законодательный акт направлен на формирование будущего, задаёт  определённые рамки и указывает направление. Прицелы на будущее, заложенные в Декрете № 8, могут кому-то показаться преждевременными, однако я считаю, всё сделано верно. Условия определены, рамки заданы, а как мы будем двигаться по этим направляющим — покажет время.

С моей точки зрения, всё, связанное сегодня с блокчейном и криптовалютами, — явление временное, перегретое, разрекламированное. То, что называется «хайпом». Однако год назад, когда сформировались окончательные формулировки Декрета № 8, это было совершенно оправданно: Денис Алейников хорошо сказал недавно, что часть предложений были своего рода маркетинговым ходом, позволяющим заметно ускорить ожидаемый рост, ради которого этот декрет и принимался.

Как, по-вашему, определяется национальность бизнеса?

Я считаю, что национальная принадлежность в нынешнем мире не так важна, потому что мы семимильными шагами движемся к глобализации.

Но если говорить о национальной принадлежности бизнеса как такового, то она определяется двумя факторами: где находится Headquarters — люди, принимающие решения о развитии этого бизнеса, а также  в какой юрисдикции платятся основные налоги. Если мы видим, что налоговые отчисления, причём как прямые, так и косвенные, попадают в бюджет нашей страны, а лица, принимающие решения, живут в Беларуси, бизнес следует считать белорусским. И дальше не играет никакой роли, на каком рынке работают эти бизнесы и где физически находится основная масса разработчиков.

Нужно ли стартапам в Парк? 

Любой стартап априори может и должен рассчитывать на рост, причём быстрый. И для того, чтобы привлечь хоть какие-нибудь инвестиции для этого роста, бизнес должен институциализироваться.

Инвестировать в проект «ипэшника», с точки зрения юридической практики, абсурдно: невозможно приобрести долю в ИП — наличие в бизнесе более одного учредителя или инвестора априори предполагает появление юрлица. Поэтому тезис о том, что стартап можно «пилить», будучи ипэшником, отчасти верен — но тогда это не стартап, а самозанятость. А вот когда эта работа становится бизнесом, тут-то и важны преимущества, которые даёт ПВТ на старте.

Кирилл Михайлов, сооснователь и COO Rewatt: «Хардверные стартапы не могут работать как ИП»

Начнём с того, что хардверные стартапы не могут работать как ИП: да, если кто-то дома монтирует платы — вопросов нет, ему действительно не стоит стремиться в Парк высоких технологий.

Но Rewatt уже небольшая производственная компания, у нас в штате 30 человек, и оформить всех как ипэшников — значит нарушить законодательство.

С другой стороны, вступление в ПВТ является спорным преимуществом для нас: есть плюсы, о которых все говорят, но есть и минусы. Основной льготы, на которую мы рассчитывали, становясь резидентами Парка, — льготы по НДС на комплектующие для нашей продукции — у нас нет. А чтобы её получить, нужно подать заявку, которую рассмотрит на очередном заседании наблюдательный совет. Такие заседания проводятся в среднем раз в полгода. И сейчас, закупая комплектующие, я «кладу» НДС на затраты — эти деньги я даже не могу потом вернуть, что обычно закон позволяет.

Вы считаете себя белорусским стартапом? Экс-глава Парка Валерий Цепкало считает, что национальность компании определяется рынком сбыта.

Я считаю, что она определяется лишь местом нахождения и национальностью учредителей: я сам — белорус, и у меня белорусская компания, и мы все работаем в Беларуси. При этом рынок экспорта у нас на 100% зарубежный, но это не значит, что Rewatt — иностранная компания.

Вячеслав Мазай, сооснователь и СЕО OneSoil: «Мы выросли в инкубаторе ПВТ»

— Наш стартап вырос в инкубаторе ПВТ и мы очень благодарны Парку за эту площадку. На происходящих там хакатонах мы занимали призовые места, и именно там мы нашли своих первых инвесторов.

OneSoil — молодая компания, которая активно растёт. Нам было крайне важно правильно структурировать стартап, с опционами, вестингом. Иметь пространство для быстрой акселерации бизнеса в международном масштабе. Сейчас это возможно в ПВТ.

Почему вы отвергли предложение Валерия Цепкало и не поехали в Азербайджан представлять Беларусь на выставке?

OneSoil развивается и продвигает свой продукт на рынки с высоким экспортным потенциалом — это США и Европа. После запуска нашей карты, нам на почту ежедневно приходит огромное количество писем и предложений о сотрудничестве. Команда у нас небольшая — 18 человек, а пользователей у OneSoil сейчас больше 30 тысяч. Важнее всего в момент роста расставить правильные приоритеты. И как показывает практика, мы на верном пути.

Виктор Крюков, CEO ARcraft.me: «Как только разработчику понадобится помощь команды, придётся оформить юрлицо»

— Полагаю, Валерий Цепкало имел в виду, что в ПВТ стоит идти, когда у проекта или продукта есть какой-то трекшн, есть рынок, уже идут продажи, а компания начинает зарабатывать деньги. Если стартап в своё свободное время «пилит» один разработчик, вполне логично, что ему выгоднее оформить ИП.

Однако как только ему понадобится помощь команды, придётся оформить юрлицо: не важно, здесь или за рубежом. И тогда — да, стоит идти в ПВТ со словами: «Примите нас, пожалуйста!»

Мне кажется, национальность компании определяется не рынком быта и регионом, где ведётся разработка. Итальянцы производят хорошую обувь — и весь мир об этом знает. Местный рынок сбыта ограничен 60 миллионами человек, но потребность в этой обуви есть у людей по всему миру. А на обуви они пишут Made in Italy, а не worldwide. И белорусские ИТ-продукты также известны по всему миру именно как белорусские.

Алексей Мелешкевич, основатель Total Games: «Не собираюсь пока заводить никаких зарубежных прослоек или представительств»

— Может, и есть такие стартапы, которые можно сделать в одиночку, нанимая на временные работы подрядчиков. Таким ребятам вполне подходит формат ИП, и вступать в ПВТ им до определённого момента действительно нет никакого смысла. Однако большинство стартапов, которые я знаю, состоят далеко не из одиночек.

Например, у нас сейчас работает 11 человек в штате и ещё несколько удалённо. Тут никак не обойтись ИП.

Также надо понимать, что посевные инвестиции в стартап на текущий момент могут составлять по несколько сотен тысяч долларов от нескольких инвесторов. ПВТ же предлагает ряд преимуществ в ведении бизнеса с самого начала: это и элементы английского права, и отсутствие субсидиарной ответственности, и, что немаловажно, существенные налоговые льготы на основной источник расходов в нашей сфере — ФОТ.

Я помню, как удивился, когда узнал, что по статистике в Израиле средний возраст стартаперов, вырастивших бизнесы более 100 миллионов, — 53 года. Не надо воспринимать стартапы, как кружки юного техника-программиста. Это большой, дорогой и серьёзный бизнес с самого начала. С суровыми и очень опытными основателями-предпринимателями во главе. С начальными суммами вложений с 5-6 нулями в долларах. И я рад что сейчас появилась прекрасная возможность для таких начинаний в нашей стране составить конкуренцию и Долине, и Финляндии, и Израилю. И это все благодаря ПВТ и Декрету № 8.

Я никогда не занимался аутсорсингом в чистом виде. Однако не понимаю, почему продуктовые компании должны держать свои активы подальше от Беларуси и оставлять в стране только разработку на аутсорс. Я не собираюсь пока заводить никаких зарубежных прослоек или представительств для аккумуляции активов компании, несмотря на то, что рынок сбыта у нас далеко не ограничивается таможенным союзом. У нас много пользователей и на Филиппинах, и в Америке, Африке и в Израиле. Счета и разработка — в Беларуси. Мы всё же белорусская компания.

Обсуждение