«Шоппинг уходит в дополненную реальность». WANNABY представила свой первый продукт

3 мая 2018, 11:25

Белорусская компания WANNABY привлекла $2 млн от Bulba Ventures и Haxus и представила свой первый продукт WANNA NAILS — AR-commerce приложение для примерки лака для ногтей. dev.by посетил офис компании, чтобы из первых уст узнать о продукте, планах и большом будущем AR.

Читать далее...

Справка dev.by. WANNABY разрабатывает технологии компьютерного зрения и рендеринга для того, чтобы пользователи могли взаимодействовать с товаром в дополненной реальности: примерить, представить, визуализировать объект и его особенности, и даже персонализировать его. Компания собирается существенно расширить возможности технологий трекинга человеческого тела и рук.

Первым продуктом компании стало AR-commerce бьюти-приложение WANNA NAILS. Приложение даёт возможность примерить и купить лаки для ногтей, экспериментировать с подбором цвета или сочетания цветов в зависимости от освещения, цвета кожи и стиля. Алгоритмы компьютерного зрения обеспечивают натуралистичность цветов и оттенков.

Приложение работает как AR-витрина товаров с Amazon. Товары сгруппированы в коллекции шоппинг-экспертами исходя из модных трендов и соотношения цены и качества. В планах команды — серия AR-commerce продуктов для разных сегментов: beauty, fashion, jewelry.

Команда проекта сегодня — это 19 человек: 11 разработчиков (часть из них привлечена из Украины и России), 4 сотрудника продуктового отдела (маркетинг, бизнес-анализ, UI, общая стратегия) и администрация.

Инвесторы — Bulba Ventures и Haxus, которые также причастны к созданию AIMatter, MSQRD и Prisma. Как dev.by сообщили в компании, они вложили в проект $2 млн.

Не развлечение, а шоппинг

WANNABY была создана специально под направление дополненной реальности в коммерции. Команда декларирует сочетание глубоких знаний о работе с нейросетями, компьютерным зрением и продуктовых навыков: понимания, как на основе этих знаний делать бизнес.

Алексей Мельничек

— Почему AR продукты для шоппинга именно сейчас становятся очень актуальны? — рассуждает сооснователь Алексей Мельничек. — Мы видим, как крупные компании — Google, Apple, Facebook — разрабатывают технологии SDK для запуска нейросетей сложных алгоритмов компьютерного зрения на мобильных устройствах. Как только эти технологии станут доступны, на их базе появятся продукты, в которых интерфейсом взаимодействия  с миром станет камера. И тут мы видим большой потенциал для построения бизнеса в области коммерции. Шоппинг сначала перешёл из оффлайна в онлайн, потом — в мобайл, а теперь настало время переходить в дополненную реальность.

Примеров того, что крупнейшие мировые компании заинтересованы в AR, масса. В сентябре прошлого года Ikea выпустила приложение для виртуальной расстановки мебели в комнате. В начале этого года Amazon оформила патент на зеркало дополненной реальности, позволяющее примерять одежду. В апреле Zara сделала приложение для своего оффлайн-ритейла: при наведении камеры смартфона на витрину на экране оживает модель в одежде бренда. Примерно тогда же концерн L’Oreal купил канадскую ИT-компанию Modiface, которая разрабатывает приложения дополненной реальности для онлайн-примерки макияжа.

WANNABY из всех возможных вариантов вхождения в AR-commerce выбрала индустрию красоты как одну из самых денежных и «отзывчивых» на предложения технологий дополненной реальности.

Илья Шустерман

— Мы решили стартовать с бьюти, потому что тут очевидно есть спрос, — говорит директор WANNABY Илья Шустерман. — Компании из этой сферы, такие, как Sephora, L’Oreal и другие, сами запускают AR приложения и заключают сделки на сотни миллионов долларов по поглощению технологических компаний. Это позволяет нам делать продукт, который уже востребован рынком, параллельно углубляя наши технологические компетенцию в области трекинга тела и решая задачи натуралистичности.

Почему руки, а не лицо

Руководитель R&D команды Арсений Кравченко объясняет, почему из всего прекрасного в человеческом теле  компания пренебрегла наиболее очевидным — лицом, и сделала ставку на руки. Причины две — более высокий технологический барьер (трекинг ассиметричных, подвижных рук сложнее трекинга симметричного и «монолитного» лица) и низкая конкуренция.

— Есть компании, которые пытаются войти в эту сферу со стороны головы, — говорит Арсений. — Их уже больше сотни — удачи им. Есть также компании, которые пытаются работать сразу со всем телом. Но я не уверен, что сегодня есть технологии, которые позволяют сделать качественный продукт для «всего тела». В отношении рук не так много глубоких исследований, мы не можем взять готовые наработки, но в то же время рука — это достаточно понятный объект. Тут есть несколько ключевых точек, которые можно описать: пальцы расположены под таким-то углом, здесь у нас ноготь. Есть структура, с ней можно работать.

Арсений Кравченко

Выбрав себе задачу «по зубам», команда разработчиков WANNABY сфокусировалась на трёх направлениях работы: трекинге (определении положения объекта), рендеринге (визуализации объекта) и натуралистичности передачи. Плюс идёт работа над алгоритмами сайзинга и фитинга — определения размера объекта и того, насколько хорошо он сидит.

— Примерка товара на человека — лишь один из технологических вызовов, — замечает Алексей Мельничек. — Другой вызов — натуралистичность. Одно дело — надеть на человека маску для развлечения, и совсем другое — передать текстуру и цвет товара, адаптировать его под тон кожи, освещение и другие характеристики среды. По сути, то, чем занимается Арсений и команда, — это преодоление барьера между базовым AR опытом и реальным объектом, который передаёт сущность товара.

Команда проекта готова много и охотно говорить о технической и коммерческой сторонах своего бизнеса, но с ходу открещивается от напрашивающихся сравнений своего продукта с MSQRD и Fabby. Дескать, они некорректны. WANNABY фокусируется на прикладных технологиях и продуктах для e-commerce. В то время как MSQRD и Fabby разрабатывали базовые технологии для создания 3D-масок и запуска нейронных сетей на смартфоне.

— Продукты AImatter и MSQRD были демонстрацией технологии, «витриной»,  — поясняет Алексей Мельничек. — А мы создаём технологии и продукты для AR-commercе. Тут фокус — на конкретную индустрию.

О сложностях хорошего маникюра

Участники команды, глубоко погрузившиеся в тему маникюра, могут рассказать, как осложняет жизнь разработчиков шиммер — мелкодисперсные блёстки для придания эффекта мерцания.

Теперь, когда WANNA NAILS можно скачать в App Store и опробовать, впору задать вопрос  об удовлетворённости результатом работы. Ответ выдаёт перфекционистов.

— Нам есть куда стремиться, — говорит Арсений Кравченко. — Прототип был сделан за месяц, ещё в декабре, и с тех пор каждый месяц мы делаем шаг вперёд. Перекрасить объект из красного в синий довольно легко. Но если мы берём суровые, неполированные мужские ногти, то заставить их выглядеть как после маникюра — гораздо сложнее, ещё сложнее покрасить их лаком с блёстками. А ещё мы хотим, чтобы учитывались нюансы освещения: холодный свет или теплый, рассеянный или сфокусированный. И хотим, чтобы всё выглядело правдоподобно. Большинство продуктов в AR сегодня по уровню натуралистичности находятся на уровне «пэйнта» — мы же хотим перейти к уровню  «фотошопа».

Участники команды подчеркивают, что создают не приложение, а технологию, которую можно будет применить под любой вид объектов-товаров, например, ювелирные изделия, часы. Экстраполируя наработки на другие части тела, можно охватить также индустрию одежды и обуви.

«Это колоссальный, гигантский рынок»

И если технологические возможности проекта пока так или иначе упираются в шоппинг, то перспективы его монетизации уносят фантазию далеко за горизонт.

— Монетизация — не проблема. Это колоссальный, гигантский рынок, — говорит Илья Шустерман. — Индустрия ювелирных украшений — больше S50 млрд, индустрия косметики — $400 млрд в год.

Основных путей монетизации у WANNABY два. Первый — сотрудничество с оффлайн и онлайн ритейлом, продажа им технологий по примерке декоративной косметики, ювелирных украшений и т.д. Пример такого способа монетизации — компания Modiface, которая до сделки с L’Oreal продавала свою технологию разным производителям косметики по подписке.

Второй путь — участие в аффилиатных (партнёрских) программах крупных e-commerce платформ, создание надстройки к ним, позволяющей продавать товары (не беря на себя функцию доставки) и получать за это процент от магазина. В пример команда WANNABY приводит американский сервис wish.com и российский Joom. Собственно интеграция WANNA NAILS с Amazon уже позволит белорусской компании опробовать этот вариант извлечения дохода.

Дополнительных вариантов извлечения прибыли масса.

— Например, модель подписки на премиум-товары, —  перечисляет Алексей Мельничек. — Для пользователя приложение бесплатно, но если он хочет примерить новую линейку лаков от Dior, ему нужно будет заплатить $1. В реальном мире сделать это будет намного дороже. Или, наоборот, производитель лаков хочет пропиарить новую линейку. Тогда он может заплатить деньги, и мы сделаем палитру их лаков, чтобы все пользователи могли попробовать.

Ещё отличный пример — Meitu, программа, которая позволяет примерять макияж. Имея полмиллиона скачиваний, они продают бьюти-компаниям информацию о том, какие цвета интересны их пользователям. На её основе производители разрабатывают подходящие продукты. То есть еще один способ монетизации — обратная связь с рынком.

«Концептуально мы не против, чтобы нас купил Amazon»

Не исключают в WANNABY и традиционный для успешных белорусских стартапов вариант развития событий — продажу крупной компании.

— Такой ход событий вероятен, потому что все компании, обладающие глубокими технологическим компетенциями в области компьютерного зрения, имеют большой спрос на рынке, — убежден Алексей Мельничек. — Но  продажа — это не наша цель. Да, мы будем вести работу для получения предложений от компаний, чтобы подтвердить правильность выбранного пути и повысить свою капитализацию. Но при этом мы собираемся проделать долгий путь по созданию технологий продуктов для AR в е-commerce. Это может занять несколько лет, так как тренд только начинает развиваться.

— Концептуально мы не против того, чтобы нас купил Amazon, — вторит ему Арсений Кравченко. — Но только не по головам, как команду клёвых чуваков: это неинтересно.

— Интересно построить большую продуктовую компанию, — тут же поясняет Илья Шустерман. —  Ведь как происходит рост стоимости компаний? Первый уровень — это команда, которую могут купить по головам. Следующий уровень — это команда, которая смогла сделать технологию с опережением рынка. Если опередил рынок на 6 месяцев, это условно увеличивает стоимость компании в 10 раз. Если при этом на основе технологии стало возможным создание продукта, стоимость компании растёт ещё на порядок, это уже десятки и сотни миллионов долларов. Если же из продукта получается экосистема (как, например, Instagram, Telegram), это уже миллиарды долларов. На экосистему мы не претендуем, а на ступень ниже — вполне.

«В будущем можно будет примерить товар, которого еще не существует»

«Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей» — кто знал, что слова классика через 200 лет будут аукаться не метафорически, а буквально?

На непроизвольное «и столько усилий ради продажи лака?» разработчики парируют: «Ну да, ракету на Марс мы не запускаем».

Директор компании отвечает на экзистенциальные «претензии» философским взглядом на AR-commerce.

— Мы верим в то, что e-commerce будущего — это не про доставку и не про склады, — говорит Илья Шустерман. — Рядом с такими крупными игроками, как Amazon и Alibaba, всё меньше будет места другим. Поэтому нужно бороться за внимание потребителей. AR добавляет индустрии большие возможности. Важно, что с помощью интерфейса, который позволяет примерять на себя вещи, определять размер, персонализировать их, возникает связь бренда с конечным покупателем. Раньше надо было подумать над покупкой, пойти в магазин, примерить товар, принести на кассу — сейчас эта цепочка все больше сокращается и оптимизируется. Человек, сидя дома, может достать камеру, посмотреть, как на нём сидит эта вещь, сделать заказ и забыть.

Развивая тему виртуальной персонализации, команда WANNABY выходит на идею экономии ресурсов.   

— В реале для поддержания ассортимента товаров надо держать гигантские склады с тысячами sku (товарными позициями — прим. dev.by), — говорят они. — В AR, если мы заглянем в  будущее, можно будет примерить вещь, которой ещё не существует. Товар можно виртуально кастомизировать, подобрать под конкретного человека и потом произвести. Соответственно экономятся ресурсы на производство.

В футурологических мечтах торговля с дополненной реальностью — это что-то из области экологии, в настоящем — это обещание очень больших денег.

 

Фото: Андрей Давыдчик

Обсуждение