«Я не девушка, я программист». Разработчица о сексизме, жизни в Киеве и Москве, ловушках удалённой работы и выгорании

Сообщество
24 сентября 2018, 13:50
«Я не девушка, я программист».

Фронтенд-разработчица, лидер и активная участница сообществ Minsk JS и Minsk CSS Анна Селезнёва признаётся, что совсем недавно научилась абстрагироваться от работы и находить время на себя. Ещё год назад она вела проекты в Evil Martians и CreativePeople, постоянно участвовала как докладчик в митапах и конференциях. «И если вечером у меня выдавались свободные полчаса, я испытывала чувство вины за то, что ничего не делаю», — вспоминает девушка.

dev.by поговорил с разработчицей о том, в какие «ловушки» порой рискует угодить «классический отличник», работающий удалённо дома, и почему даже из компании мечты иногда стоит уволиться, чтобы разорвать порочный круг «работа-работа-работа» и окончательно не выгореть.

«Написала программу, которая решает квадратные уравнения, заодно разобралась»

Я разработчик во втором поколении. Мой отец был программистом ещё во времена перфокарт. У него на глазах огромные махины, занимавшие полкомнаты, эволюционировали до аккуратных персональных компьютеров. Мне было лет 10, наверное, когда отец принёс домой стационарный компьютер. Он хотел заинтересовать мою старшую сестру, но её это мало впечатлило. Зато мне было интересно.

SPACE и DEV.BY РАССКАЗЫВАЮТ ПРО БЕЛОРУССКИЕ ИТ-СООБЩЕСТВА

По теме
Все материалы по теме

Сначала отец давал мне задания — написать какие-то маленькие программки на Basic, потом принёс учебник по Pascal. И я изучала всё сама. Папа, конечно, помогал, что-то подсказывал. Помню, когда мы проходили в школе квадратные уравнения, я написала программу, которая их решает, заодно разобралась трудной темой.

Учителю, кстати, не показывала — зачем, это для себя. С математикой в школе у меня и так всегда всё было хорошо. Мне вообще давались науки — и точные, и гуманитарные:  каждый из учителей предлагал мне развиваться в своём направлении. Математик говорил, что видит меня своим коллегой, физик твердил: «Физика — это твоё. Дерзай». К окончанию школы передо мной было немало дорог. Но мы с отцом сели, полистали газеты с рекламой вузов, и остановились на БГУИР.

Моему отцу нравилась специальность «Искусственный интеллект», он считал, что за этим будущее — «Поступай!» Но когда я пришла подавать документы, один паренёк, который учился на ФКСИС по специальности «Программное обеспечение информационных технологий», так горячо убеждал, что мне стоит обратить внимание на его специальность, что я изменила свой выбор. Не жалею об этом: специальность, которую я выбрала, позволила мне начать работать уже на втором курсе.

«Вы нам подходите. Но, к сожалению, мы девушек не берём»

Какое-то время я подрабатывала в своём же университете на кафедре. Потом знакомые ребята отправились на собеседование в одну фирму, которая занималась созданием сайтов, и предложили мне присоединиться к ним — за время работы в БГУИР у меня накопился некоторый опыт создания сайтов.

То собеседование было первым и последним, когда я услышала от работодателя: «Вы нам подходите. Но, к сожалению, мы девушек не берём». Мои приятели очень возмущались и из принципа отказались работать в этой компании.

У нас в университете, бывало, беззлобно подшучивали над студентками, которых на моей специальности было всего четверо из тридцати человек (а потом и вовсе осталось две). Девушки с других специальностей рассказывали про преподавателей, которые считали их «охотницами за женихами» и откровенно заваливали со словами: «Вам здесь не место — это мужские специальности. Лучше уходите сейчас». И тем не менее, я оказалась не готова к такому отказу.

Я собралась, начала учиться ещё усерднее, и следующие несколько раз, приходя на собеседование, с порога заявляла: «Я не девушка, я программист». Мол, или вы рассматриваете только мои навыки, или мне здесь делать нечего.

На следующую работу мне помог устроиться друг: у них в банке было место вебмастера. Мне предстояло сделать с нуля сайт банка: придумать дизайн, сверстать, запрограммировать — столько интересной работы.

Потом я поработала ещё в нескольких небольших компаниях: программировала на PHP, и даже учила других ребят верстать сайты.

О переезде в Киев. «Опасалась, что в окно может залететь камень или коктейль Молотова»

А затем мы с мужем переехали в Киев — ему предложили работу, а я последовала за ним.

Именно там и тогда я поняла, что вёрстка сайтов перестала быть просто вёрсткой — появилось то, что мы сейчас называем фронтенд-разработкой. Я ходила на воркшопы по фронтенду, посещала Web Standard Days и общалась с участниками украинского сообщества фронтенд-разработчиков.

Также я понимала, что мне нужно найти компанию со сложными, но интересными  проектами в «портфеле», которые позволят мне развиваться. И как раз в это время команда из Москвы CreativePeople искала удалённого фронтенд-разработчика. Мы сделали пару проектов, поняли, что подходим друг другу, — и начали работать вместе.

Трудно сказать, как бы всё сложилось, если бы в Украине не начались волнения. Если честно — было страшно. Мы жили в 10 минутах ходьбы от Майдана, у нас под окнами туда-сюда всё время ходили протестующие, покоя не было ни днём, ни ночью. Я постоянно опасалась, что в окно может залететь камень, или коктейль Молотова, или начнут стрелять, побаивалась выходить из дома.

И когда CreativePeople предложили мне работу в офисе, другого ответа, кроме: «Да!» — я и дать не могла.

Про переезд в Москву. «Это Москва, детка. Здесь никому ни до кого нет дела»

Так началась моя московская история: с интереснейшими проектами, которые не раз попадали в подборку Honorable mention от awwwards. Наши работы также неоднократно удостаивались звания «Сайт дня».

Я и сама выросла в CreativePeople как профессионал, освоила многие приёмы: это был рассвет CSS3, уже ушёл в прошлое Flash, разработчики начали использовать скрипты для создания эффектов. Также я начала активно выступать с докладами на митапах и конференциях, которые проводило российское фронтенд-сообщество.

Но Москва высасывала из меня силы: мне очень тяжело давались поездки в городском транспорте в офис и обратно — «45 минут от двери до двери», как говорили мы. Кто-то скажет, что по московским меркам это идеальные условия. Грех жаловаться! Ведь мои коллеги простаивали в пробках и по 3 часа, ездили из пригорода на электричках и маршрутках. Но, доезжая до офиса, я лично чувствовала себя опустошённой, измотанной морально.

«Это Москва, детка!»: здесь хамят и грубят все — от продавцов до обычных прохожих. Ты идёшь среди толпы и натыкаешься на «тычки», пинки и недружелюбные взгляды:  «Здесь никому ни до кого нет дела. Выживай!» — говорили знакомые, когда я пару раз пожаловалась на людскую грубость и чёрствость. Они воспринимали всё это, как что-то абсолютно нормальное, но меня это «добивало».

И поэтому, когда нам с мужем предложили переехать в стартап в Минск — мне как фронтенд-, ему как бэкэнд-разработчику — мы сразу согласились.

«Девушки боятся ошибиться, поэтому стараются не рисковать»

Мы не узнали Минск — за 10 лет город сильно изменился. Меня очень радовало, что минчане улыбались. Даже к милиционеру не страшно было подойти и спросить дорогу — было понятно, что не смерит тебя взглядом, полным презрения, не процедит сквозь зубы дежурную фразу: «Ваши документы…»

Ещё в Москве  я познакомилась на одной из конференций с минским разработчиком Ильёй Пухальским. Узнав, что я переезжаю в Минск, он предложил мне развивать местное сообщество Web Not Bombs. Здесь уже были «Веб-стандарты» — но каких-то других внутренних мероприятий не было.

Я не занималась напрямую организацией встреч, в основном помогала контентом — делала доклады, вдохновляла других других ребят выступать. Однажды Илья заметил, что как-то очень мало девушек выступает, и предложил сделать митап, в котором выступали бы только разработчицы.

Иногда приходится слышать, что девушки безынициативны — не хотят выступать. Но, но я так не считаю: мне кажется, они боятся ошибиться, поэтому стараются не рисковать, и делают что-то, только будучи на 100% уверены в результате. Мне думается, девушки более усидчивы и уделяют внимание каждой мелочи.

Три сообщества, работа и ещё одна работа: «Не знала, как прервать замкнутый круг»

Смена города помогла, но ненадолго: на меня навалилось так много всего — три сообщества, работа, ещё одна работа. Переехав Минск, я не смогла оставить CreativePeople. Я не умею отказывать людям, особенно в ситуациях из серии: «Ну кто, если не ты?»

Итак, я делала проекты для CreativePeople, а также начала удалённо работать с Evil Martians. Я крутилась, как белка в колесе: в будни работала, на выходных работала и готовила доклады для митапов и конференций — дошло даже до того, что, если вечером в воскресенье у меня выдавались свободные полчаса, я испытывала чувство вины за то, что ничего не делаю.

Сейчас я читаю книги и понимаю: да, когда ты берёшь сложную задачу — это рост, но нужно делать передышки, чтобы организм восстановился. А у меня не было этих периодов отдыха: за 3 года в Минске я ни разу не брала отпуск.

Да, мне нравилось работать с «марсианами» — у ребят можно было многому научиться, и это приносило удовольствие. Но всё остальное утратило для меня смысл — моя жизнь замкнулась только на работе и на том, что с ней связано. Видимо, это и было моей главной ошибкой.

Я не знала, как прервать замкнутый круг «работа-работа-работа» — и просто уволилась из Evil Martians. Решила, пока буду там оставаться, не смогу поменять свои интересы: для меня «марсиане» были маленьким миром, который меня питал, но в тоже время и выжимал.

Получилось ли — думаю, да. По крайней мере, если я прихожу вечером с работы и не открываю ноутбук, я не испытываю чувство стыда.

Про ловушки удалённой работы: «Рабочий день длился от рассвета и до рассвета»

Я недолго отдыхала от «марисан» — всего пару недель: занималась собой, писала книги и старалась не думать вообще о работе. И мне хотя бы удалось выйти из состояния депрессии и отчаяния: сейчас я как человек, который только выздоравливает после болезни — он ещё слаб и бледен, но кризис уже миновал.

Сейчас я работаю в офисе и вижу в этом много плюсов. Мне кажется, одна из моих проблем заключалась в том, что в Evil Martians я работала удалённо — рабочий день длился от рассвета и до рассвета. Мой муж приходил вечером домой, а я всё ещё была «на работе», позволяла себе засиживаться даже до 4:00. И даже выходя на обед, я брала с собой ноутбук, чтобы поработать, пока ожидаю заказа.

Сейчас я вижу: возможно, в офисе ты работаешь несколько меньше, потому что выстраиваешь коммуникацию с людьми — не зря ведь говорят, что у офисных сотрудников «есть опасность застрять у кулера» или «залипнуть у кофейника». А с другой стороны, общение с коллегами часто помогает быстро выбраться из какого-то ступора и решить задачу.

Сейчас я получаю новый для себя опыт — опыт управления людьми: как фронтенд-тимлид проекта в компании Spiral Scout я веду команду разработчиков, помогаю им развиваться, приучаю к определённому Code Style. Мне приходится делегировать задачи другим людям — это не так просто, особенно для того, кто привык во всём рассчитывать на собственные силы. Но я учусь.

По теме
Все материалы по теме
Обсуждение