«А у вас в Беларуси вообще все добрые, никто никому не бибикает». По Минску ездят два «панорамомобиля» Яндекса. Водители-операторы — о своих 100 км в день

1 комментарий
«А у вас в Беларуси вообще все добрые, никто никому не бибикает». По Минску ездят два «панорамомобиля» Яндекса. Водители-операторы — о своих 100 км в день

Недавно в Минске появились два «панорамомобиля»: машины с камерами на крыше, которые снимают панорамы для Яндекс.Карт. Съемками занимается партнер «Яндекса» — российская компания Neq4. За месяц им предстояло отснять 2 тысячи километров дорог в Минске и пригородах, а во многие места забраться пешком.

Водители-операторы Влад Макаров и Иван Павлов и руководитель службы международного поиска Яндекса Егор Цыганок рассказали dev.by о радостях и сложностях своей работы.

Первые минские панорамы на Яндекс.Картах появились в мае 2011 года, хотя сами съемки прошли еще в сентябре–октябре 2010–го, когда автомобиль накатал 1.010 километров по улицам и сделал 94.268 фотографий, из которых потом склеили 23.567 панорам. Сквер перед Театром оперы и балета, Остров мужества и скорби, Площадь Независимости снимали пешком с помощью штатива.

В мае 2014 года на панорамах появились спортивные объекты, где проходил Чемпионат мира по хоккею, и их окрестности: 2.000 фотографий сняли пешком или с велосипедов. А осенью 2014–го Минск снова отсняли целиком — уже для второй версии панорам. Всего сделали 140 тысяч фотографий, из которых склеили 34 тысячи круговых панорам. Новые снимки минчане смогли изучить в начале 2015–го.

Если между первым и вторым появлением Минска на панорамах прошло четыре года, то между вторым и третьим — всего два года. В очередной раз город отсняли ранней осенью 2016–го. Всего за время съемок панорамомобиль проехал более 1.200 километров и сделал свыше 148 тысяч кадров, из которых получилось 37 тысяч панорам. Эти кадры «выкатили» в январе 2017 года.

Этой весной водителям-операторам пришлось проехать уже 2 тысячи километров улиц и дорог и сделать порядка 70 тысяч панорам. Это больше, чем в прошлые разы — за счет более детальной съемки внутриквартальных проездов в районах многоэтажной застройки, съемки новых районов рядом с Минском и дорог до них. Со всей работой — и съемкой, и обработкой — в «Яндексе» решили управиться чуть больше чем за месяц: уже к началу II Европейских Игр панорамные снимки выложили в интернет.

Процесс создания панорам из отдельных снимков происходит дольше, чем сама съемка. В течение теплого периода года одновременно снимается много городов, накапливается большой объем данных, который обрабатывается по очереди: сначала на стороне поставщика, а затем на стороне Яндекса. Но в случаях, когда съемки приурочены к знаковому событию, обработка снятого контента происходит вне очереди. Так было, например, в прошлом году с панорамами городов, принимавших Чемпионат Мира по футболу в России. Минск в этом году стоял в плане на пересъемку целиком. Кроме того, технологии тоже не стоят на месте. За последнее время «Яндекс» значительно оптимизировал процесс приема данных и подготовки их к публикации. Если еще в 2016 году от получения такого объема панорам до их релиза прошло бы недели две-три, то сейчас уложились в десять дней. В дальнейшем планируют уменьшать и этот срок.

«Иногда получается отснять лишь по 30 километров в день»

Влад: Всего нам надо проехать около 2 тысяч километров: Минск и близлежащая округа, в том числе Заславль. Среди прочего —  объекты, которые будут задействованы на Европейских играх. Это гребной канал, Олимпийский бассейн, стадион «Динамо». Причем это не только автомобильная, но и пешеходная съемка.

По сравнению со съемками 2016 года изменилось качество внутреннего оборудования, которое отвечает за скорость передачи данных. Качество съемки осталось таким же: это очень хорошая, качественная, широкоформатная съемка. На большом увеличении можно видеть вывески, названия кафе.

Иван: Камера снимает в разрешении до 36 мегапикселей, всегда снимаем на максимальном разрешении, ничего не зарезаем.

«Вес» каждой панорамы — порядка 20–25 Мб, разрешение — 109 мегапикселей.

Влад: В день выходит от 100 гигабайт и выше. У нас хранилище на 2 терабайта, в прошлый раз оно заполнилось за 2 недели.

В центре города съемка ведется со скоростью один кадр каждые 15 метров, чуть подальше от центра — каждые 30 метров. Где-то за городом, где не нужна и такая детализация — например, на автотрассах — это вообще раз в 150 метров. Плюс оператор может дополнительно сделать подщелкивания кнопкой, если посчитает нужным: перекрестки, развязки, какие-то интересные места.

У нас на крыше стоят три камеры, которые дают охват в 360 градусов, и еще одна камера снимает вверх. Она снимает не только небо: туда попадают деревья, высотные дома и так далее, чтобы это все склеивалось в единую панораму.

Мы снимали с 11 мая практически каждый день при хорошей погоде. В среднем выходит по 100 километров в день, снимаем весь рабочий день: с 9 до 17 часов, ориентируемся, в основном, на освещение. Но бывают локации, где скорость снижается. Я только что приехал из Крыма, там очень сложные объекты и очень низкая скорость съемки: непростые дороги, подъемы в гору, серпантины, — у меня получалось и по 40, и по 30 километров в день. А если я поеду по прямой и буду снимать только трассы — то я могу и 200, и 300 километров в день отснять. Сейчас мы снимаем в комфортном режиме, даже несколько опережаем график. Дедлайн у нас 8 июня, укладываемся. То, что мы отсняли, уже отправили в офис, коллеги работают над постобработкой. Склейка панорам происходит не на борту машины, а в офисе.

Иван: Сегодня я за день наездил в пределах города 85 километров — это с девяти до пяти — и за это время на выходе получилось почти 4 тысячи панорам, то есть около 16 000 фотографий.

Влад: Мы уже завершили съемки. У нас два экипажа, и внутри МКАДа осталось работы одному на полдня и еще за пределами кольцевой дня на три-четыре. Это большой микрорайон на востоке города и дорога в аэропорт.

Иван: Для Минска две машины — оптимально. В Москве снимали сразу четырьмя машинами.

Влад: Это зависит от того, какие задачи нам выставляют. Если дадут несколько лет и скажут снимать одну лишь Москву, — то будет одна машина. А если скажут отснять все за месяц, то придется расширять ресурсы.

«Иногда приходится „тошнить“ со скоростью 10 км/ч»

Влад: Заранее стараемся изучать город, смотреть, где одностороннее движение, чтобы холостого пробега было как можно меньше. Стараемся, чтобы минимальное количество времени уходило на развороты и на проезд тех улиц, которые уже отсняты. Я продумываю вперед на три-четыре улицы, чтобы можно было выполнить петельку, вернуться в ту же точку и поехать снимать новый участок.

Сначала, сразу после приезда, я снимал большие магистрали, потому что на них очень много пересечений. Самые критичные места на панорамах — это перекрестки дорог. Все кадры с пересечений должны быть сняты с самой середины дороги, все углы должны быть идеально ровными. Поэтому я сначала отснял большие автомагистрали, потом прилегающие к ним дороги. А потом, когда приехал Иван, мы поделили город на конкретные районы, чтобы друг с другом не пересекаться, — с уже отснятыми магистралями это проще. У нас есть план-визуализация, там указано, какие дороги с какой частотой надо снимать, а какие уже отсняты — они сами заштриховываются. В конце дня мы обмениваемся друг с другом данными, чтобы видеть, кто что снял и чтобы не заезжать на уже отснятые дороги.

Некоторые широкие улицы мы снимаем с проездом в две стороны: туда и обратно. Тут нет никакой зависимости от числа полос и, опять-таки, это нам задает Яндекс: если надо снять в две стороны — снимаем в две. А если надо снять только в одном направлении, то я не стану снимать в двух. Но из опыта могу сказать, что если дорога больше трех полос в каждом направлении, — то снимаем туда и обратно. Если улицу надо снять в одном направлении, то мы стараемся ехать в крайней левой полосе, как можно ближе к центру дороги. А если снимаем в двух направлениях — то выбираем крайний правый ряд.

Важно, чтобы трек машины не вилял туда-сюда из-за обгонов, потому что это все будет на панорамах. Но бывает, конечно, что надо обогнать: кто-то сломался, или пробка, — тогда, конечно.

Иван: Или едешь в крайней полосе, а по ней потом можно только повернуть. Тогда, чтобы не нарушать правила, приходится смещаться.

Если внутри кварталов многоэтажных домов есть крупные дворовые проезды — снимаем и там, но это Яндекс решает, куда ехать, а куда нет. Тупиковые проезды стараемся снимать по пути туда, а не обратно. Бывает, проезд узкий, и в конце припаркована машина, — развернуться не удастся, придется выезжать задом. А при заднем ходе съемка не ведется.

Влад: Постоянную скорость выдерживать не надо: движешься со средней скоростью потока. Но есть ограничение по максимальной скорости: это не больше 60 километров в час в самую яркую погоду, чтобы кадры не были размытыми. Для города это довольно комфортная скорость.

Камера всегда открыта, поэтому, как только появляются любые осадки — на нее что-то попадает, и работать становится невозможно. Где-то каждый час, а то и каждые полчаса, я залезаю на крышу и протираю камеру. А если проехал под низким деревом, которое зацепило камеру, — то и после каждого такого раза. Основная камера — та, что направлена вперед, — она и собирает основную грязь. Иногда на светофоре можно высунуться в окошко и посмотреть: грязная она или нет. Бывает, где-нибудь на трассе муху камерой словишь — такой большой объект, который испортит кадр. Любое попадание капель жидкости — дождя, а то и поливалки, что ездят по улицам, — приходится останавливаться, протирать и переснимать. Если конденсируется туман — я его пережду, но с туманом мне еще не приходилось сталкиваться. А в остальном съемки идут постоянно, в Минске я отдыхал всего лишь один день, ну и вчера была так себе погода. Пасмурная погода нас не особо пугает, главное — чтобы не было осадков.

Иван: После 6 вечера солнце начинает клониться к закату и бьет в камеру, поэтому в такое время уже не работаем.

Влад: Вечером нет смысла ездить с запада на восток, пытаясь не попасть под лучи: съемка-то у нас круговая. Не словишь блик передней камерой — так словишь задней. Да и камера автоматически подстраивает световые параметры. И чем ниже солнце, тем темнее становятся тени — но камера одни моменты подсвечивает, другие затеняет, стараясь выровнять светотени. Лучше всего снимать, когда немного облачно, тогда можно съемку и попозже заканчивать. Поздней осенью и ранней весной наш рабочий день чуть короче.

Иван: Под мостами и в тоннелях темно, поэтому надо сбрасывать скорость. Иначе увеличится время выдержки, и если продолжать ехать 60 км/ч, кадры будут размазанными. Поэтому надо сбросить до 20, а то и 10 км/ч. И в тоннелях еще теряется сигнал от GPS-спутников. Сигнал может потеряться и в высокоплотной застройке, и среди высоких деревьев.

Влад: Такая низкая твоя скорость раздражает других участников движения. Самое грустное — это когда узкая загородная трасса с одной полосой, и за тобой грузовик. В России на таких дорогах разрешенная скорость — до 110 км/ч, а ты «тошнишь» свои 60-65 км/ч. И тогда водители грузовиков подъезжают к тебе почти вплотную. Это и для съемки нехорошо: кабина перекрывает большую часть кадра. И ему не нравится, и обогнать он не может.

Иван: Для большего понимания в таких ситуациях включаем аварийку.

Влад: Да, если снимаю широкую автомагистраль и вынужден ехать в левой полосе, то включаю аварийку — люди понимают, объезжают, ничего такого нет. А у вас в Беларуси тут вообще все добрые, никто никому не бибикает. По сравнению с Москвой — очень круто. Вот если из правой полосы можно прямо и направо, и первой будет стоять машина, которой надо прямо, а всем остальным за ней — направо, — то никто ей не бибикнет. И он не отъезжает. У нас бы давно уже — или он сам бы отъехал, или его бы забибикали: чего стоишь?

«А чё это? А чё, меня тоже снимает?»

Влад: Иногда в кадр попадают люди, которые устраивают флеш-мобы: переходят дорогу как «битлы», еще что-то делают. Если все это заранее согласовать — то можно такое сделать. В каких-то городах Яндекс этим занимается и, думаю, будет заниматься. Но заранее вычислить, где мы появимся, невозможно. Наш маршрут ведь может изменяться. Затор на дороге, ремонт асфальта, одностороннее движение неожиданно оказалось — приходится менять маршрут. Планами делимся только друг с другом, кто какой район будет снимать. А если заранее кому-то рассказывать — столкнемся с кучей вещей, которые будут серьезно тормозить нашу работу.

У нас никакой скрытности нет, но мы и не кричим про себя. Знаю, что «гугломобиль» выкладывал заранее маршрут, устраивал встречи. Да, были у нас эксперименты пару лет назад, публиковали план съемки, но поняли, что это неэффективно. И дело даже не в том, что люди мешают. Всегда есть обстоятельства, которые могут заставить изменить маршрут. Вот я подъехал куда-то, снимаю улицу в частном секторе, вдруг вижу — лежит бетонный блок, который я никак не мог предвидеть. По маршруту, который я опубликовал заранее, я должен ехать дальше. Поэтому приходится заезжать на эту улицу с другой стороны и продолжать съемку от этого блока. А могу просто развернуться и поехать снимать соседнюю улицу, а вернуться к блоку с другой стороны, когда уже буду ехать мимо. Время просто экономится.

Если речь про обычных прохожих — то взрослые реагируют немного заторможено: сначала им надо прочитать надписи на борту, окинуть взглядом машину, потом мозг им говорит — помаши рукой, еще что-то сделай. Но большинство просто игнорирует: ну, прикольно и прикольно. Дети, даже если читать еще не умеют, всегда в камеру рукой машут. Животные прикольно реагируют: собаки, коты, — сразу удивляются. Прям видно по ним. Но сколько ни езжу, ни разу не видел, чтобы кто-то специально что-то сложное изобразил. Обычно все сложное происходит неожиданно.

Самое большое удивление машина вызывает у тех людей, которые не знают про Яндекс.Панорамы. К нам подходят каждый день. И мы уже выработали привычку: если надо протереть камеру — делать это где-то в сторонке, в глубине, чтобы люди не приставали с вопросами. Нормальных, умных вопросов не так и много. А чё это у вас? А прямо сейчас снимает? И меня тоже засняло? Да, самый популярный вопрос: «А это чё?» Даже не читают, что на машине написано, сразу пытаются докопаться до сути.

Иван: Очень редко спрашивают про технику, про режим работы, про съемку. Ну, если человек связан с индустрией, если разбирается, — то вопросы задает технического плана. В России еще люди часто думают, что мы фиксируем нарушения на дорогах, штрафы выписываем.

Влад: У нас это обычное дело: машина с камерой наверху стоит на обочине — значит, полиция. И если я останавливаюсь по делу на обочине — сразу поток притормаживает, аккуратно едет мимо меня. Они же издалека только камеру видят. Это как ближе подъедут — прочитают, бибикнуть могут. Но по этим «биби» непонятно: рады они нас видеть или нет.

Сегодня минут тридцать общался с одним мужчиной, он просто мимо проходил. Пока поджидали коллег, поговорили про машину: ну, как тебе Hyundai Creta? И только через полчаса он заметил, что у машины что-то наверху.

Наездов типа «Чё это ты тут меня снимаешь, а ну удаляй давай» не было. Пару раз, было, человек показал «фак». Один раз — из машины, что ехала за нами, из окна высунул. Другой раз — то же самое, только на светофоре и спереди. Другого негатива не встречали. Камеры разбить не пытались.

Случается, нарушаешь правила. Ну, бывает. Но я очень культурный водитель, всегда стараюсь извиниться. ДТП никто не переснимает. Иначе бы это заняло очень много времени. Ну, бывают и ДТП, да. Сотрудники полиции всегда и во всех странах реагируют хорошо. Хотя однажды мне подпортили кадр. Я снимал трассу, они меня догнали, остановили и поговорили полчаса. Вот так воспользовались служебным положением просто для беседы по интересам.

Иван: Я в прошлом году заснял горящий «Уазик». А недавно моими передвижениями заинтересовался местный ОМОН. Но у меня было разрешение — я не помню даже, кем подписанное.

Егор: На все съемки у нас официальные разрешения.

Влад: Вот такая пачка, с палец толщиной. Но если мы говорим о России, то там это не нужно. Есть закон, разрешающий снимать все, что угодно, в том числе правительство, правительственные объекты. А где нельзя снимать — там стоят заборы, шлагбаумы, туда никак не пустят. Там сложностей с этим нет. А если мы говорим про Беларусь — то да: пачка разрешений на то техзадание, которое мы получили от «Яндекса».

«Иногда оставляем в панорамах пасхальные яйца»

Влад: В первых панорамах можно было направить взгляд строго вниз и увидеть крышу «панорамомобиля». Потом от этого сознательно избавились. Работали над улучшением качества панорам, происходили разные изменения. Зачем смотреть на крышу машины? Поэтому сейчас обрезаем.

А вот избежать отражения машины в витринах, в стеклах троллейбусов не удастся. В таких случаях машина снимает саму себя, и это, пожалуй, даже можно рассматривать как рекламу.

Мы снимаем не только автомобилем, но и вручную — в тех местах, куда машиной заехать нельзя. Таких точек немало: центральные парки, Остров слез; вчера снимал пешеходную галерею у магазина «На Немиге», скульптуру женщины с зубром на другом конце города, сквер у станции метро «Тракторный завод». Всего получается от 10 до 20 разных локаций, где снимаем вручную. Еще в Заславле будет пешеходная зона.

Если на машине камера стоит на высоте примерно 2,5-3 метра, то при съемке вручную — около 1,5 метра. Пешеходная съемка ведется тоже с частотой раз в 15 метров. Оператор, как и в машине, работает в одиночку, за руку его никто не ведет.

Иван: Пешеходная съемка отличается тем, что тут не четыре камеры, направленные во все стороны, а всего одна: обычный фотоаппарат со сверхширокоугольным объективом fish-eye. Снимаем не в движении, а со штатива, и с каждой точки надо сделать 6 кадров, используя панорамную головку штатива и оборачиваясь вокруг своей оси.

Влад: Чаще всего маршрут расчерчен по пешеходным дорожкам, в поле пользователям смотреть вряд ли интересно. Идти надо тоже стараться ровно, без вихляний вправо-влево. Ну, если идешь по линии фонарей, то надо вовремя от них уворачиваться. Пешая съемка не утомляет: снимаешь в очень интересных местах, гуляешь по паркам. Тут сильнее влияет человеческий фактор. При съемке в автомобиле почти все делает автоматика, а тут все — человек, — за счет этого и процент брака выше. Надо выстраивать композицию так, чтобы пешеходы не оказывались на краях кадра, потому что это отразится при склейке. Если это полупустые парки — то на все шесть кадров может уйти несколько секунд. А если место людное — то до пары минут.

Иван: Это только машина сильно выделяется в потоке. А тут — просто фотограф. Пешеходы, видя человека с фотоаппаратом на штативе, как правило, напролом не идут. У нас сформировалась такая культура, что даже когда кто-то на телефон фотографирует, то другие не лезут в кадр, а стараются обойти. Так и тут: в камеру никто не лезет.

На штативе есть простой уровень — пузырек. И надо ноги штатива выставить по этому уровню. Если это ровная площадь — то все легко. А если надо взбираться в гору, шагать по тропинкам или снимать со ступеней, — сложнее.

Влад: Сквер Троицкая гора возле Оперного театра я отснял минут за тридцать-сорок. Иногда пешеходную зону можно отснять машиной: заехать на пешеходную дорожку. То есть, имеется такая физическая возможность, но иногда это и правилами дозволяется. И тот же сквер я бы на машине отснял за 5 минут.

Я снимал стадион «Динамо», приходилось выравнивать ноги штатива на этих ступеньках, много времени уходило. Всю внутрянку отснял. Трибуны — все уровни, проходы к трибунам. Все точки трибун соединять с центром стадиона не нужно. Поэтому отснял каждый ярус по кругу — тоже с частотой раз в 15 метров, между ними проходы на нижние ярусы — тоже снял. Все это соединяется с выходами и с проходом к центру поля.

Плавательный бассейн «Олимпийский» — там будет заход в сам бассейн, проход с песчаной футбольной площадки. Гребной канал — там нет внутренних технических помещений, вся съемка вокруг самого гребного канала.

Егор: А ранее были отсняты Минск-Арена и Чижовка-Арена, так что все основные объекты мы сняли. Неотснятым остался только «Фалькон-клуб», но он достаточно компактный, нет необходимости снимать интерьеры. Есть еще тир. Все понимают, что такое стрелковый тир: просто длинное помещение, никакого смысла снимать его панораму нет.

Иногда делаем «пасхалочки». Например, в Питере можно поискать знаменитую «пасхалку»: около дома Зингера нарисованный Павел Дуров разбрасывает деньги. В разных городах есть свои мемы. В Минске тоже сделали, поищите.

 

Влад: На территории России и стран СНГ мы являемся чуть ли ни единственными подрядчиками, которые снимают панорамы. Есть у нас и один конкурент, называть его не буду.

Егор: Съемка панорам — сложный технологический процесс. Сама съемка, предобработка, перемещение на сервера, постобработка. Во всей этой цепочке мы с подрядчиками выстроили понятный и эффективный процесс. У Neq4 профессиональное понимание, хорошо настроенное API, взаимодействие с нашими серверами. Мы тратим минимум времени как коллег, так и нас самих. Мы не против других подрядчиков, не против конкуренции, но встраивание в эту цепочку других процессов — а были и такие опыты — не всегда приводят к успеху.

В мае 2018 года на панорамах Минска появились переключатели годов съемки: 2010, 2014 или 2016 годы. А летом пользователи заметили, что добавились интерьеры заведений: кафе, казино, зубные и гинекологические кабинеты, автошколы и так далее. Причем отсняты не только интерьеры кабинетов, но и коридоры в зданиях — можно ходить вверх и вниз по этажам. По уличным видам и календарям на стенах видно, что съемки велись с начала 2018–го и продолжались весной, летом… Для чего это нужно, кто снимает?

Егор: Это снимают местные подрядчики, не только партнеры Neq4. Это и есть тот случай, о котором я говорил, когда важна качественная работа и полное взаимопонимание. А то, бывает, присылают панорамы, где человек пополам разрезан.

Такую съемку часто заказывают сами заведения. Они для себя это видят как рекламу либо объяснение, как пройти. Или тот же зубной кабинет: клиент может заранее посмотреть, какое оборудование стоит, не будет бояться визита. Мы такое только приветствуем и размещаем бесплатно — клиент оплачивает лишь стоимость съемки.

Иван: Или вот люди хотят справить в ресторане день рождения. И панорамы окажутся более наглядными, чем просто фотографии: можно оценить размеры заведения.

Влад: Я так в Москве нашел, в какой картинг сходить. Это очень прикольно.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

Gismart Online Meetup
9 декабря

Gismart Online Meetup

Минск

Читайте также

dze.chat запустил музей БЧБ-флагов
dze.chat запустил музей БЧБ-флагов
dze.chat запустил музей БЧБ-флагов
Студента БГУИР судили 5 раз и дали 71 сутки. Он проходил практику в КГБ
Студента БГУИР судили 5 раз и дали 71 сутки. Он проходил практику в КГБ
Студента БГУИР судили 5 раз и дали 71 сутки. Он проходил практику в КГБ
4 комментария
«Любая власть не может бить и унижать». Глава EPAM Украина о ситуации в Беларуси
«Любая власть не может бить и унижать». Глава EPAM Украина о ситуации в Беларуси
«Любая власть не может бить и унижать». Глава EPAM Украина о ситуации в Беларуси
1 комментарий
Белорусы создали соцсеть для детей. В ней дети смогут зарабатывать на менторстве
Белорусы создали соцсеть для детей. В ней дети смогут зарабатывать на менторстве
Белорусы создали соцсеть для детей. В ней дети смогут зарабатывать на менторстве

Обсуждение

1

У нас не то что бы не бибикают, так даже поворотники не включают ))

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже