«Вывели на мороз в шортах и майке». Ян Солонович рассказал про 85 суток на Окрестина

Бывший студент БГУИР и научно-технического центра КГБ Ян Солонович провёл в заключении 85 суток (из 114, назначенных судом). После неожиданного освобождения он уехал из страны. В интервью tut.by он рассказал о работе в КГБ, протестах, заключении и жизни на свободе за границей.

5 комментариев
«Вывели на мороз в шортах и майке». Ян Солонович рассказал про 85 суток на Окрестина

Бывший студент БГУИР и научно-технического центра КГБ Ян Солонович провёл в заключении 85 суток (из 114, назначенных судом). После неожиданного освобождения он уехал из страны. В интервью tut.by он рассказал о работе в КГБ, протестах, заключении и жизни на свободе за границей.

О детстве, политике и протестах

До совершеннолетия я лет 12 ходил на карате. Тренировки были через день, иногда по несколько раз в день. Мы постоянно ездили на сборы, поэтому, оказавшись в ЦИП, я не впал в эмоциональную кому от того, что долго не вижусь с родными. Я с детства, скажем так, привык оставаться без семьи.

Когда ты стал интересоваться политикой?

Большое спасибо фильму Алексея Навального «Он вам не Димон». Несколько лет назад про это расследование много говорили, я решил его посмотреть и увидел, каких масштабов может достигать человеческая жадность.

Затем у меня в рекомендациях стали всплывать ролики от телеканала «Белсат». Я начал смотреть видео про белорусскую и российскую политику, слушать блогера Максима Каца. Во время спортивных сборов (Ян занимался каратэ) и в роликах я видел, как живут люди в развитых странах, замечал, что у нас хуже. Все это выводило меня из себя, поэтому еще в начале 2020-го я стал агитировать всех обязательно идти на выборы.

Когда в стране начались акции протеста, я тоже стал выходить. Я понимал, это важно не только для меня, но и для страны, потому что власть должна сменяться. 

Как при такой жизненной позиции ты оказался в НТЦ КГБ?

 Еще с колледжа я проектирую электронику. Когда я поступил в университет, одна из преподавательниц попросила меня помочь дипломнику, у которого были проблемы с работой. Я сделал за него чертежи, парень получил хорошую оценку — и отлично.

Весной 2020-го мы с группой случайно встретили в коридоре эту преподавательницу. Она позвала трех отличников — меня и еще двоих парней. Сказала, есть люди (как позже выяснилось из беседы — в НТЦ КГБ), которые ищут специалистов. Пояснила, что работать нужно с платами и схемами, коллектив хороший, зарплата отличная. Я посоветовался с родителями. Мама обрадовалась, папа попросил от предложения отказаться, но потом мама с дядей его все-таки переубедили.

А как насчет твоих политических взглядов? Все-таки устроился ты туда в сентябре 2020-го, когда уже минимум месяц ходил на протесты.

— Во-первых, в НТЦ КГБ я должен был заниматься проектировкой шифротехники и применением ее для нужд государства. Разгонять акции от меня никто не требовал. Во-вторых, я хотел работать на благо Беларуси и мыслил так: любить страну — не значит любить конкретного человека. В-третьих, я решил, что, если мне не понравится, через год, когда закончится контракт, уволюсь. Ну и, в-четвертых, было интересно, какие там зарплаты.

Я работал на полставки, с премией получалось 440 рублей. Никаких бумаг о неразглашении я не подписывал. Занимался перерисовкой чертежей и пытался разобраться в проектах. До секретной работы я так и не дошел.

О заключении и тюремном быте

Почти все камеры, в которых я сидел, были переполненными. Хотя после Нового года, когда нас водили на прогулки, я видел: свободные помещения есть. Вопросы, почему нас не расселяют, мы не задавали. Да и зачем? Как-то мы сказали: «Дайте на всех матрасы». Нам ответили: «Матрасов столько, сколько нужно».

Из-за сырости в камере заводились мокрицы. Хотя даже с ними до середины декабря условия были еще терпимыми. А потом стали закручивать гайки. Начало пропадать отопление. Днем, когда садишься на нары, запретили застилать их одеждой. В итоге от решеток попа становилась квадратной. У меня к тому же сколиоз, болела спина.

Однажды я не выдержал и днем прилег на нары. В это время как раз проверяли камеры видеонаблюдения. Мой поступок заметили и, видимо, чтобы меня за это наказать, в мороз вывели в шортах и майке на прогулку.

В ЦИП нам говорили: «Мы создаем для вас такие условия, чтобы вы больше не хотели сюда вернуться». Но я сомневаюсь, что подобными методами можно воспитать человека. Скорее только разозлить.

Был момент, когда от отчаяния хотелось выть?

В январе, когда из-за сидения сутками на холодных нарах у меня стала болеть спина. Я понимал: дальше будет только хуже — и начал считать дни. А этого делать вообще нельзя. От этого сутки сразу растягиваются в два-три раза.

А вообще, очень сильно на твое настроение влияет то, с кем ты сидишь. За 85 дней сокамерники у меня были разные — бездомные, наркоманы, алкоголики и отличные ребята. Каждый день мы занимались фитнесом, английским, разговаривали, я их учил основам программирования.

«Думал, получится бороду отрастить». Студент БГУИР рассказал, как сидел 38 суток
«Думал, получится бороду отрастить». Студент БГУИР рассказал, как сидел 38 суток
По теме
«Думал, получится бороду отрастить». Студент БГУИР рассказал, как сидел 38 суток

А вот соседи бездомные — особое испытание. Часто это проспиртованные люди с ароматом мочи или чего-то похлеще. Однажды мы жили впятером в двухместной камере с двумя бездомными. Мне очень запомнился человек по имени Паша. Он заезжал ко мне пять раз. Каждый раз, когда его срок подходил к концу, он говорил, что мы с парнями открыли ему глаза, что он выйдет и начнет новую жизнь. Но потом он заселялся снова и выглядел все хуже.

А как у тебя обстояли дела с письмами и прогулками?

На прогулки нас должны были водить каждый день, но до Нового года на воздух меня выводили лишь трижды. Во время одной из этих прогулок я чистил снег. С января мы стали появляться на улице через день. Что касается писем, я их не получал, но я знаю, много людей мне писало и оказывало различного рода помощь как мне, так и моей семье. Большое спасибо всем, кто нас поддерживал.

Находясь в ЦИП, с родителями Ян общался с помощью весточек, которые передавал через освободившихся сокамерников. Часто в этих сообщениях была просьба принести книги. За 85 дней у него скопилось около 15 томиков. Ребята даже прозвали его библиотекарем и обращались к нему за литературой.

— Самая популярная книга была «1984» Оруэлла. Ее мне каким-то образом передали волонтеры, за что им спасибо. Кстати, книга на белорусском, ее тираж около тысячи экземпляров, поэтому она особенно ценная. Мы с ребятами читали ее очень аккуратно.

Об освобождении и отъезде за границу

Из ЦИП, где я просидел 85 суток, меня отпустили 25 января примерно в девять вечера. Ночь провел дома и в 17 часов следующего дня на самолете с серебристым крылом улетел в прекрасное зарубежье. Здесь оформил визу в другое прекрасное зарубежье — и направился туда.

Где именно я сейчас живу, сказать не могу, но я в безопасности. Хожу по магазинам, готовлю, привыкаю к самостоятельной жизни, учу язык. В ближайшее время планирую поступить в один из европейских университетов. Хочу доучиться, а дальше — по обстоятельствам.

Ты понял, почему тебя выпустили раньше срока?

Честно — нет. Вечером в камере открылась дверь: «Солонович, на выход», я уточнил: «Куда?» Сотрудник ответил: «Собирайся с вещами». Подумал, переводят в другую хату, забрал свои четыре пакета — и мы пошли.

Мы спустились на первый этаж, направились в комнату для досмотра. Это показалось мне необычным. Затем мне вручили чек на оплату питания и повели на выход. Человек, который сидел на воротах, сказал: «Будешь кричать — очень быстро заедешь обратно». И все — я оказался на улице.

Первые секунд тридцать я просто смотрел по сторонам, пытаясь понять, что происходит и к кому можно обратиться. Рядом оказалась компания парней — они ждали из ЦИП родственников и друзей. Я попросил у них телефон, хотел предупредить родителей и посоветоваться, как лучше добираться домой.

Студенты БГУИР и БНТУ рассказывают о бегстве из страны и жизни за границей
Студенты БГУИР и БНТУ рассказывают о бегстве из страны и жизни за границей
По теме
Студенты БГУИР и БНТУ рассказывают о бегстве из страны и жизни за границей

На входе в подъезд меня встретил отец. Как только мы поднялись на этаж и вышли из лифта, на меня набросилась мама, стала обнимать. Было радостно, а еще очень хотелось в ванну. За все время на «сутках» меня ни разу не водили в душ. Водные процедуры в камере проходили так: набираешь бутылку воды, становишься на унитаз и моешься. Тело, конечно, не вымывается. Из-за этого у меня начались проблемы с кожей, местами воспалилось лицо. А еще в ЦИП я не брился, поэтому было любопытно посмотреться в зеркало — в камере я мог видеть себя только в ложке.

Как в тот вечер праздновали твое возвращение?

Какой праздник. Под мои рассказы про сокамерников и тюремный быт мы сразу же стали пробивать варианты, как мне поскорее уехать из страны.

У нас есть знакомая, которая живет в ОАЭ. Первым делом мама позвонила ей. Приятельница согласилась не только меня принять, но и предложила купить билет. Но Эмираты — очень дорогая страна. Оплачивать мне там жизнь никто не сможет, поэтому нужна была альтернатива. Тогда мы связались с другими людьми. Они посоветовали направиться в ближнее зарубежье, и мы подумали: действительно, так лучше и проще — и последовали их совету. Интересно, что в ту ночь я почти не спал. Читал новости, хотел понять, что происходит в стране.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

«Отказался от съёмок в ролике для БТ». Кувшинов-старший о брате в тюрьме и отъезде
«Отказался от съёмок в ролике для БТ». Кувшинов-старший о брате в тюрьме и отъезде
«Отказался от съёмок в ролике для БТ». Кувшинов-старший о брате в тюрьме и отъезде
2 комментария
CEO оштрафовали за неповиновение милиции и заставили раскаяться на камеру
CEO оштрафовали за неповиновение милиции и заставили раскаяться на камеру
CEO оштрафовали за неповиновение милиции и заставили раскаяться на камеру
21 комментарий
За повторное нарушение 23.34 —  уголовное дело. Готовятся изменения в УК
За повторное нарушение 23.34 —  уголовное дело. Готовятся изменения в УК
За повторное нарушение 23.34 —  уголовное дело. Готовятся изменения в УК
14 комментариев
7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
13 комментариев

Обсуждение

31

Парень большой молодец. Пусть все планы сбудутся

22

Скорее всего раз с универа отчислили, и решили изменить меру пресечения на армию

20

Яну респект! Не сломался!

3

Успехов!

1

гордость

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже