«А потом человек говорит, что нужно всё пересогласовывать с его мамой». PM из «Яндекса» — про локализацию продуктов в Беларуси, Казахстане и Узбекистане

Работа
8 ноября 2018, 09:13

Менеджер проектов в минском «Яндексе» Игорь Поюта отвечает за качество и локализацию продуктов в Беларуси, Казахстане и Узбекистане. Dev.by расспросил его о том, как управляться с десятками текущих проектов, узнал об особенностях запуска «фич» и новых продуктов на локальных рынках.

Расскажите подробнее, чем занимается подразделение по локализации продуктов «Яндекс»?

Отвечает за их адаптацию к локальному законодательству, перевод, а также UX с учётом пользовательских привычек. Простой пример — курсы валют и цены: самые популярные у пользователей сервисы «Яндекс» в Беларуси показывают стоимость товара или услуги в белорусских рублях. Или, например, вы вводите «превышение скорости на 20 км/ч» — и сразу получаете число в базовых единицах. При этом в России машина выдаёт российские штрафы, в Беларуси — белорусские.

Вашей вотчиной является также «качество сервисов». А планку кто задаёт — местный офис или «большой» «Яндекс»?

В «Яндексе» всё  устроено так, что решения принимаются сообща, исходя из сопоставления таких понятий, как «необходимость для пользователя»,  «затраты» и «выгода».

«Большое видится на расстоянии», тем не менее, не всё очевидно издалека. Мы понимаем, локальную специфику и транслируем информацию наверх — в итоге продукты в «локале» отвечают потребностям местных пользователей. К примеру, при разработке велодорожек в «Картах» учитывалось, что в Беларуси ПДД обязывают велосипедистов ездить по тротуарам, если нет велодорожки.

Сколько проектов сейчас находится у вас в работе?

Я контролирую несколько десятков проектов: порядка 10 из них в активной фазе, и ещё столько же — пока не состоялись, о них ещё рано говорить.

Всё это, как правило, локально специфичные вещи: некоторые «улучшайзеры», которые появляются для белорусов в том же «Поиске», в «Новостях» и «Картинках». Естественно, прежде, чем вводить их, мы анализируем на входе большое количество информации, запускаем кучу тестов, проводим эксперименты, чтобы валидировать свою гипотезу.

Как часто «Яндекс» запускает упомянутые вами «улучшайзеры»?

У нас порядка 70 активных сервисов, и в каждом из них очень много «фичей», которые ежедневно совершенствуются, адаптируются. Поэтому у нас что ни день — новый запуск. Рядовой пользователь в основном ходит по одним и тем же «веткам», поэтому не сразу замечает новшества. Но в целом релизов очень много — ты и сам с трудом успеваешь за ними следить.

Как устроен проект масштабирования проектов на разные страны?

Всё просто: сама технология по умолчанию адаптирована для всех. Раскатка «фич» и запуск продуктов завязаны исключительно на сбор данных, локализацию, а также урегулирование юридических вопросов: если «пакет» сформирован заранее — она идёт по умолчанию.

И какой временной промежуток она может занимать?

Я бы сказал, в среднем от одного дня до полугода. Когда-то в «Яндекс.Новостях» в Казахстане не было рубрик, но потом мы за несколько дней разделили контент по категориям, — и всё завелось и запустилось с пол-оборота, хотя под капотом было большое количество технологий.

Масштабируемость «меток транспорта» в Беларуси зависела от договорённостей с локальными партнёрами: «Яндекс» какое-то время искал точки соприкосновения с «Минтрансом» и другими организациями, вёл переговоры.

«Яндекс.Музыка» в том же Казахстане запускалась в течение нескольких месяцев. Сначала нужно было проделать работу по добавлению локального контента: мы определили список артистов — и ходили к каждому их них, общались с правообладателями, улаживали юридические вопросы, договаривались с авторами о том, чтобы добавить их песни в «Яндекс.Музыку».

И это оказалось не так просто: к кому-то приходилось сходить не раз, и не два; а с кем-то ты вроде бы даже договорился, вы ударили по рукам — а потом человек не выходит на связь или говорит, что «всё нужно пересогласовать» с его мамой. Такая особенность рынка — от этого никуда не деться.

И кстати, работа по добавлению локального контента в «Яндекс.Музыку» ещё не завершена. Наши ребята до сих пор встречаются и договариваются с артистами и другими правообладателями.

Есть «фичи», созданные только для Беларуси и ни для кого больше?

Как правило, все «фичи» запускаются синхронно и на весь «Яндекс». А затем, если мы замечаем, что пользователь не стал от этого счастливее, мы от них отказываемся.

Но есть и исключительные вещи, которые делаются для одной страны. Так, например, по инициативе нашего country-менеджера в «Яндекс. Картинки» была добавлена большая библиотека мест Беларуси — мы собрали коллекцию фотографий достопримечательностей и сделали геопривязку к каждой из них, чтобы можно было выстраивать маршруты для путешествий. Сейчас в сервисе более 5 тысяч карточек.

Что самое сложное в вашей работе?

Наверное, понять, чего ждёт от сервиса пользователь, и донести до команды, которая работает над проектом.

Работая над «Яндекс.Погодой», мы пришли к выводу, что любая перемена температуры в 5 градусов вызывает прирост пользователей. Люди чаще заходят на погодные сервисы в период дождей или песчаных бурь. В Казахстане, как мы выяснили, есть своя особенность, связанная с гористой местностью: в какой-то точке температура одна, а чуть ниже, буквально в 3 км от неё — уже другая. «Яндекс.Погода» это учитывает.

В Беларуси мы предложили дополнить сервис «Картой пыльцы» — и насколько мне известно, он зашёл на «ура»: мы видим по своим данным, что эта тема близка соотечественникам. В то же время в Казахстане такая карта пользуется меньшим спросом.

Руководитель белорусского офиса Алексей Сикорский признавался в интервью Dev.by, что в «Яндекс» всегда поощряется инициатива: человек может прийти с идеей и возглавить команду. Как часто из таких «заходов» появляются новые продукты?

В «Яндексе» действительно поощряется инициатива в любом ее проявлении. Если ты можешь обосновать свою идею — в цифрах, первых исследованиях, — и вовлекать в эту работу коллег, «Яндекс» даст зелёный цвет. Именно так рождаются «фичи», так появился «Дзен». Люди пришли с идеей и обоснованием, они готовы были работать — и руководство пошло им навстречу, выделило ресурсы: «Окей, давайте попробуем!»

Чтобы запустить «фичу», следует идти к руководству «большого» «Яндекса» или к локальным командам?

Лучше всего — к своему руководителю. Однако если хочу привнести что-то в «Новости» и знаю руководителя «Новостей», я пойду к ней, скажу: «Привет! Есть такая идея…». Она может ответить: «Слушай, мы пробовали — тестировали два года назад. Но давай попробуем сейчас, может быть, что-то изменилось…».

Как часто «фича» вырастает в новый продукт?

Я бы сказал, стабильно раз в год. Так, например, появилась «Яндекс. Музыка»: сначала это был эксперимент, затем ребята попытались сделать музыкальный сервис — и он очень скоро оправдал все связанные с ним ожидания. А со временем «Яндекс.Музыка» выделилась в отдельный бизнес.

Появились ли у вас за время работы в компании свои лайфхаки, как эффективно построить взаимодействие с разными командами?

Взаимодействовать с таким количеством команд и в самом деле непросто: часто у каждой из них своя философия и продуктовые ожидания, как и методологии ведения проектов — у кого Scrum, у кого — Kanban, а ты должен понять, как подстроиться под каждую и синхронно с ребятами работать. Но в «Яндекс» есть глобальное видение,  которого все придерживаются. И это, пожалуй, и есть тот самый лайфхак, только не мой собственный, а компании.

Вы ведёте работу с партнёрами дистанционно?

Нет, только 30% моего времени приходятся на переписку в мессенджерах и в почте. Я уверен, что ничто не заменит общения: зачастую простое рукопожатие решает больше, чем переписки и письменные обоснования. Поэтому у меня много командировок.

Обсуждение