«Деньги — на четвёртом месте». Андрей Яранцев о благотворительности

Совладелец и исполнительный директор Melsoft Games Андрей Яранцев в благотворительности около 10 лет. dev.by поговорил с ним о том, как выбирать проекты для помощи, не нарваться на мошенников, стоит ли айтишникам закрывать социальные дыры, которые не закрывает государство, и стыдно ли говорить, что помогаешь.

Оставить комментарий
«Деньги — на четвёртом месте». Андрей Яранцев о благотворительности

Совладелец и исполнительный директор Melsoft Games Андрей Яранцев в благотворительности около 10 лет. dev.by поговорил с ним о том, как выбирать проекты для помощи, не нарваться на мошенников, стоит ли айтишникам закрывать социальные дыры, которые не закрывает государство, и стыдно ли говорить, что помогаешь.

Нужно выстраивать связи, а не просто «дал денег — и пустота»

Какой ваш опыт в благотворительности?

Разный, в том числе негативный. Но благодаря ему я пришёл к убеждению, что разовая благотворительность работает плохо и не несёт длительного воодушевляющего эффекта. А он ведь должен быть, верно? Молчу про ситуации, когда кто-то банально обманывает и наживается на чужой беде — сплошное расстройство.

Я рефлексировал на эту тему и понял, что в благотворительности всегда надо делать:

  • что-то, к чему лежит душа; 
  • обязательно выстраивая человеческие, социальные отношения.

Уверен, причина моего негативного опыта была в том, что я пытался делать добро, в котором почти не было социального элемента. Дал денег и всё. Дальше — пустота. Поэтому я изменил тактику и сейчас стараюсь действовать иначе.

Я осознал, что проявление доброты тесно связано с ответственностью, продуманностью и учётом последствий не только для тех, кому вы помогаете, но и для помогающего. Ведь делая доброе дело, расплачиваешься не только временем, деньгами, силами, но иногда и своим здоровьем.

Пришёл к тому, что мне ближе на регулярной основе заниматься спонсорской помощью (в широком смысле), чем делать точечную и случайную благотворительность. В спонсорстве можно самому решать кому, куда, как, сколько, на каких условиях. И главное — выстраивать длительные социальные отношения.

Для меня такое подходит, а кому-то, возможно, что-то другое нравится.

А можете описать самый негативный и самый позитивный опыт? 

Негативный — даже не знаю, как описать. Было давно. Вначале узнал, что подаяния женщинам с детьми и инвалидам на улицах — практически все крышуются. Когда даёшь им деньги, подкармливаешь либо криминал, либо коррупцию. Потом эти всякие коробочки в супермаркетах — выяснилось, что и с ними нечисто. Потом смски и прочие звонки на платные номера. Узнал, что иногда доходит до адресата хорошо если половина.

Уровень информированности у нас довольно низкий на эту тему, большая часть таких «разводов» выглядят убедительно, если не копать лично. Лет 7-8 назад на краудфандинговой площадке я перевел значительную сумму на операцию ребенку, потом искал информацию, узнал, что и платформа большой процент себе забрала, и история существенно иная была. Я не против краудфандинга, наоборот. Но в текущем виде там есть возможности для некорректного поведения.

В общем, чем больше копал деталей, тем больше меня от такого подхода отворачивало.

Из тех случаев, когда я точно чувствовал, что наши социальные и благотворительные активности были важными:

  1. Каждый раз, когда приходила (и приходит) в офис Melsoft делегация ребят из школ — они очень искренние, благодарят, что мы им дали такую возможность;
  2. Когда в Минздрав смогли передать два самолета из Китая и несколько грузовиков из России с масками, другими средствами защиты и концентраторами;
  3. Когда по моей инициативе сделали курс по Scratch, просто чтобы на летних каникулах было чем занять детей сотрудников. А потом это дало толчок к изменению преподавания информатики в Беларуси и формированию scratch-сообщества.
Передача робо-конструкторов в школы. Фото: предоставлено героем. 

«Этика и успех взаимно дополняют друг друга»

В чем разница между КСО (корпоративная социальная ответственность) и благотворительностью компании? Нужно ли разделять эти понятия?

Мне сложно рассуждать про КСО, потому что я всегда был в ИТ-компаниях, а они практически все КСО, по умолчанию. Почему? Мало кто знает, но в ПВТ у всех компаний в бизнес-плане заложена соцнагрузка. Там люди целые планы пишут и в администрации их защищают.

Если говорить про благотворительность в бизнесе, на мое мировоззрение сильно повлияли:

  1. Книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» — там показан распад общества, которое поставило социальное впереди бизнеса. Позиция главного героя — здоровый эгоизм и чисто бизнесовый подход ко всему, генерация прибыли;
  2. Интервью Далай-Ламы. В одном из них он сказал: «Только оставаясь нравственными в бизнесе или управлении вашей компанией, вы преуспеете. Это часть человеческого бытия. Неважно, верующий вы или нет, этика — помимо успеха в бизнесе — поддерживает мир в вашем уме и физическое благосостояние. Этика и успех не противоречат, а взаимно дополняют друг друга».

Мне кажется, правильный подход должен быть где-то посередине между 100% эгоизмом, «nothing personal just business» и нравственным отношением.

Как компании ищут, кому помочь?

Буду говорить про регулярную спонсорскую помощь. Когда ваш бизнес уже выстроен, стабильно работает и приносит прибыль, наступает момент, когда полезно определиться кому вам хочется и нравится помогать. Если вы делаете игры про военную историю — логично сфокусировать помощь на военно-исторических музеях и коллекциях. Если бизнес позволяет зарабатывать на женском здоровье — выбрать международные гуманитарные организации и сотрудничать с ними.

Кто-то может упрекнуть меня в прагматичности такого подхода, когда есть идейная связь между бизнесом и направлением благотворительности. Но поверьте моему опыту, единственный верный ответ, когда вас спрашивают «зачем ты это делаешь?» — будет «потому что мне это нравится, мне по кайфу!» Все другие могут привести к тому, что вам придётся оправдываться за добрые дела.

Предпочитаете помогать напрямую или работать через организации-посредники?

В обычное время мы сами делаем свою социалку/спонсорство — работаем с детьми школьного возраста. Приглашаем целые классы к нам в офис, рассказываем и показываем, как делаем игры. Объясняем, что делать свои продукты — это круто. Сейчас есть масса инструментов, чтобы делать анимации, программировать уже в начальной школе. Поддерживаем школьные хакатоны и образовательные мероприятия, которые связаны с играми, программированием, робототехникой.

В борьбе с Сovid-19 помогали и напрямую, и через фонды. Но это, скажем так, внеплановое мероприятие гуманитарного характера.

Всегда стараемся работать напрямую — нам проще без посредников, опять-таки для нас важно выстраивать человеческие отношения с теми, кому помогаем.

«Люди — существа социальные, не могут не помогать»

Деньги или услуги? 

Самый ценный вклад в ситуации с Сovid-19 — не деньги, а скилл решения проблем. В ситуации, когда страны-соседи закрыли границы и возник огромный ажиотаж на СИЗы, медтехнику — мы смогли сориентироваться и помочь своими связями, что-то оперативно закупить за рубежом, где-то поддержать отечественного производителя.

На втором месте по важности — моральная поддержка медиков, чтобы показать, что их работа важна людям, что они не одни.

Третье — натуральная помощь. Расходники, оборудование, бесплатная еда — то, что закупили и передали в больницы по запросу от них.

И только на четвертом месте — деньги.

Отгрузка масок в Китае. Melsoft Games передала их в Минздрав. Фото: предоставлено героем.

Что движет ИТ-компаниями, которые жертвуют на благотворительность в Беларуси, учитывая, что тут нет налоговых бонусов?

ИТ-компании — это в первую очередь люди. А люди — существа социальные. Помогают, потому что не могут не помогать. Если можешь — помоги сегодня. Возможно, завтра помогут тебе.

Нужно ли в Беларуси вводить налоговые послабление за благотворительность? 

У меня нет мнения на этот счёт.

Какая модель устойчивей: помогать безвозмездно, как у нас или как в Штатах, где благотворительность — условный договор между частным бизнесом и государством: компании латают дыры, которое не успело залатать государство, а взамен им аннулируют часть налоговых обязательств.

Не думаю, что подход «как в Штатах» сильно помог в ситуации с Covid-19.

У вас есть пост в Фейсбуке, где Минздрав благодарит Melsoft за помощь. Под постом пишут, что многие ИТ-компании тоже хотели помочь министерству, но из-за бюрократических проволочек кинули это дело. Что именно тормозило работу?

Те, кто говорят про бюрократические проволочки, наверное, сами не особо старались что-то сделать и просто нашли оправдание бездействию. Да, у нас были первые пару дней непонятки с порядком оказания спонсорской помощи, особенно с иностранной. Но потом мы быстро всё порешали (благо, у нас уже был похожий опыт с Минобром, когда мы передавали робо-конструкторы школам).

Мы думали, что будут проблемы с растаможкой и сертификацией товаров медицинского назначения — ничего подобного. Минздрав максимально забрал все эти вопросы на себя.

Короче говоря, за два-три месяца (март–май 2020) практически ежедневного взаимодействия с различными структурами Минздрава, нигде мы не встречались с бюрократией. Китайские партнеры чуть ли не перед загрузкой респираторов в самолет меняли всю документацию (сертификаты, накладные), отгружали не всю партию, а половину. А на белорусской стороне ни разу не возникло никаких проволочек.

Не говорю, что всё было идеально. Шероховатости всегда случаются, когда надо напрячься и оперативно решить массу вопросов.

Было бы здорово, если б у нас было больше лоббистов, людей которые могут разговаривать и на языке госструктур, и на языке бизнеса. Надо строить больше таких связок. 

Мне очень нравится идея социальных хакатонов, на которые приходят чиновники и госслужащие с интересными задачами, а ребята айтишники пытаются их решить. Вот это классный эволюционный путь.

Андрей Яранцев

«Айтишники могут дать пример. Дальше — должно работать государство»

Можно ли рассказывать о благотворительности? Есть мнение, что «хорошие дела любят тишину», иначе это пиар. Что думаете об этом?

Многое зависит от культуры в обществе. Сейчас в Беларуси, если делаешь доброе дело и оказываешь кому-то финансовую поддержку, обязательно кто-то да выдаст комментарий. 

Как в том анекдоте, когда перед девочкой поставили большую тарелку пельменей, а она говорит: «Представляю, сколько вы себе забрали, если мне столько положили».

Понятно, это не причина не заниматься благотворительностью. Но чтобы исключить даже домыслы насчёт пиара на горячей теме, лучше коммуникацию выстраивать с большой осторожностью.

У наших соседей, в Украине и России, некоммерческие организации существуют благодаря пожертвованиям олигархов и меценатов. В Беларуси эту функцию последние годы (поправьте, если ошибаюсь) выполняют айтишники. Какова роль ИТ-компаний в развитии социального сектора?

Ну я не стал бы ставить в одном предложении олигархов и белорусских айтишников. Это довольно разные мировоззрения.

Айтишников у нас довольно много, но тут будет уместно вспомнить анекдот про молодого солдата, которого спрашивают: «Если на тебя идут несколько врагов, что ты будешь делать?» — «Я возьму автомат и буду стрелять». — «Молодец, а если на тебя идут танки?» — «Я возьму гранатомет и буду защищаться». — «Молодец, а если самолеты летят, и танки идут, и ещё враги наступают?» Он говорит: «Я не понял, я что, один воюю в нашей армии?»

Другими словами, айтишники не обязаны закрывать дыры в развитии социального сектора. Да, до какого-то момента они могут это сделать. Скажем, могут подать (и подают) пример, построив хорошую частную школу, университет, клинику и т. д. Но дальше должно работать государство и (если не готово брать пример) давать возможность отстроить какую-то альтернативу, параллельно с существующей социальной системой. Всё остальное сделает «невидимая рука рынка».

«Талака в нас прошита генетически»

Помощь медикам объединила очень разных людей, разные компании. В чём причина такого единения? Сохранится ли этот запал?

Причин, почему это произошло, несколько:

  1. Такую возможность дали. Кажется, такое произошло впервые за всю историю. Министр здравоохранения, после того как открыли благотворительный расчётный счёт Минздраву, сказал (не совсем идеально по форме, но хорошо по сути): «Хотите помочь, пожалуйста — вот вам возможность»;
  2. Народ невозможно обмануть. Беларусы такие же люди, как и везде, болеют теми же болезнями, что в Италии, Китае, США. На уровне коллективного-массового было однозначное понимание, что надо как-то объединяться и помогать — кто чем может. Талака в нас прошита генетически.
  3. Каждый из нас сталкивается с медучреждениями Беларуси и знает об их проблемах. У каждого в семье есть знакомый медик (и не один). У нас много классных специалистов, врачей, медперсонала — тех, кто работают с полной самоотдачей. Было абсолютно понятно, что они примут удар на себя и будут бороться за наши жизни и жизни наших близких. Как можно было им не помочь и не поддержать?

Уверен, запал никуда не исчез и уже не исчезнет. Главное, чтобы не произошло каких-то негативных изменений законодательства, которые усложнят и так довольно ограниченные механизмы оказания благотворительной помощи.

Почему «ограниченные»? 

Если кратко: помогающая сторона обязательно столкнётся с жёсткой зарегулированностью. Особенно если речь об иностранной помощи — она обязана идти через управделами Администрации президента.

Всем, кто помогает, нужно кроме самой помощи заплатить налоги и взносы в бюджет. А уж если вы собрались зарегистрировать НКО, чтобы помогать людям, то вам и вовсе потребуются стальные нервы и огромная юридическая стойкость. Это тема для отдельной статьи.  

Что для вас «хорошая благотворительность»?  

Та, что своевременна (дорога ложка к обеду), нетоксична, позволяет выстраивать долгосрочные человеческие отношения, видеть результат и ощущать себя частью чего-то большего.

Думаю, скоро нас ожидает бум приложений и сервисов, которые будут давать возможность делать добро и оставаться на связи с единомышленниками, теми, кто тебе помогал и кому помогал ты.

В мире, который переживает эмоциональный кризис, где уровень стресса, тревожности и депрессии высок как никогда, людям надо давать цель в жизни. Занятие локальной благотворительностью отлично для этого подходит.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

«По внешним признакам у них всё прекрасно». Основатель Melsoft о продаже студии
«По внешним признакам у них всё прекрасно». Основатель Melsoft о продаже студии
«По внешним признакам у них всё прекрасно». Основатель Melsoft о продаже студии
Wargaming продала геймдев-студию Melsoft. По оценке СМИ, за сотни миллионов
Wargaming продала геймдев-студию Melsoft. По оценке СМИ, за сотни миллионов
Wargaming продала геймдев-студию Melsoft. По оценке СМИ, за сотни миллионов
2 комментария
«Имена» вынуждены вернуть 35 тысяч долларов — их не зарегистрировали
«Имена» вынуждены вернуть 35 тысяч долларов — их не зарегистрировали
«Имена» вынуждены вернуть 35 тысяч долларов — их не зарегистрировали
Ограничен доступ к сайту BYSOL и интернет-ресурсам благотворительных фондов
Ограничен доступ к сайту BYSOL и интернет-ресурсам благотворительных фондов
Ограничен доступ к сайту BYSOL и интернет-ресурсам благотворительных фондов

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже