«За лишнюю сотню никуда не побегу». Как минский программист проработал 17 лет на одном месте

25 августа 2017, 09:01

Разработчик Василий Свирид устроился в Intetics, одну из старейших белорусских ИТ-компаний, в начале 2001 года ещё студентом. Сегодня ему 38, и он ни разу не менял место работы.  

Читать далее...

— Рядом с Академией наук, в Институте физики плазмы, у нас было два кабинета, побольше, человек на 10, и поменьше, для начальства. Вот и вся компания. Помню, там была такая железная дверь в кабинет, что никакой зомби-апокалипсис не страшен. Хотя зомби до той двери и не дошли бы — для этого пришлось бы пройти мимо вахтёров, а это в Институте физики нереально. Вахтёры там были разные, но в основном злобные. А я был молод, полон сил и рвался на работу по субботам. Для этого нужно было заранее выписать пропуск, получить ключи в баночке, с печатью. Дверь опечатывалась тоже. Но ничто не могло меня остановить, когда я шёл на работу.

«Бешеная» индустрия начала 2000-х: много надежд и брызги шампанского 

Классу к 10-му я решил, что мне будет нравиться программирование, а не производство окон или кастрюль. И не ошибся. Поступил в БНТУ на специальность «программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем». Почему на последнем курсе я выбрал именно Intetics? Как ни странно, мой тренер по карате посоветовал, он занятия проводил недалеко, в спортзале на улице Бровки.

В начале 2000-х белорусская ИТ-индустрия была бешеная! Можно было найти работу задорого и задёшево, как душе угодно. Если бы сегодняшнего меня туда — можно было бы развернуться! Директором стал бы, может. Или нет. Потом это всё начали регулировать в хорошем смысле этого слова. Компании перестали нанимать студентов по 100 долларов и продавать по тысяче. Сейчас уже камеры стоят везде: мол, смотрите, у нас тут настоящие сеньоры, бородатые, в свитерах с оленями, а не абы-што. В общем, всё было бурно. Я понимал, что за этой профессией будущее, и дела у программистов наладятся. Начинал с очень маленькой зарплаты, но даже тогда она была больше, чем у многих соотечественников.

Помню, как создавался Парк версии 1.0: тоже шумиха была, как и вокруг версии 2.0. Все радовались, что налоги понижаются, зарплаты повышаются. Правда, все эти декреты не для нас, а для работодателей, но когда работодателю хорошо, то и работнику нормально — долетают брызги шампанского. Я вам не скажу за всю Одессу, но лично я всегда приветствую изменения к лучшему. А кто-то, может, и не рад. Общаешься с с человеком годами, а потом узнаёшь, что он за Януковича — или против Януковича. Думаешь: ну как такой человек может быть против Януковича (или за Януковича)? Вроде же нормальный человек с виду!

Элита программирования, которая не любит писать отчёты, и просто хорошие люди

Не буду ворчать, что «хорошие были времена, программисты приходили писать код, а не деньги лопатой грести». Я не застал «гиковских» времён. В начале 2000-х уже куча людей пришла в ИТ именно за зарплатой.

Но и гиков хватало. Как правило, это были очень странные ребята, мы на их фоне казались нормальными. Но я отношусь к ним с уважением, они и есть элита программирования. Наверное, они могут себе позволить не писать какой-нибудь жалкий отчёт и уж лучше напишут команду из 15 строк, которая сама его сформирует. «Сделай из репозитория список моих изменений — вот и поймёшь, чем я занимался на этой неделе», — говорит гик. Гик не любит рутину, и это его право. А я отношусь к отчётам как к неизбежному злу: отчёт этим, отчёт тем, и ещё небольшой отчётец. Надо — значит надо. Я же не элита программирования, меня отчётом не унизишь.

Наверное, мне повезло: классные люди попадались на жизненном пути, я не пересекался с мудаками и разными «я тут король и бог, а ты отвали». Стал думать, почему так получилось — наверное, руководство и эйчары отсеивали мудаков. Вот так живёшь-живёшь, 17 лет пролетает, как один миг, а рядом до сих пор ни одного мудака. Ну разве не чудо?

Рабочее место, обжитое при помощи подстаканника с «Поля чудес»

Сегодня моя команда из 4 человек сидит в отдельном кабинете — квадратов на 15. Это очень удобно. А опенспейсы — они от лукавого. Если человек не работает совсем, его вычислят и так. А если работает, то помещение должно быть рассчитано только на членов команды, чтобы можно было покричать: «Эй, Вася, ты что сделал?!» или «Как это работает, кто знает?». Но когда через тебя что-то кричат Пете, который сидит в другом конце зала, это плохой и негодный план. Я же не репродуктор, чтобы через меня общаться.

Лучше всего работается в субботу, когда никого нет. Поэтому я иногда переношу свой рабочий день с четверга или пятницы на выходные. И за 4 часа делаю то, на что обычно требуется 8.

Как я обжил рабочее место за 17 лет? Гулял по блошиному рынку на Жданах и нашёл подстаканник. Он самый обычный, алюминиевый, не из элитного вагона с гербами и орлами, но в то же время отличает меня от людей с кружками. «О, Вася, ты опять со своим подстаканником, — говорят мне. — Замечательный какой подстаканник!». Да-да, слышу это уже в 37-й раз. У меня и дома один такой есть. Прекрасный подстаканник, я считаю.

Как поменять работу 5 раз, а компанию — ни разу 

Я бы сказал, что  сменил работу раз 5 — не меняя компанию. Переключения между языками и технологиями были радикальные. Программировал на PERL, PHP, C++, C#, Javascript, Typescript, SQL. Работал с базами данных, микроконтроллерами, сетевыми технологиями, UI и web-интерфейсами. Можно ведь прийти к начальству и поговорить: засиделся в одной технологии, хочу что-нибудь новенькое. Я говорил — и прокатывало. Люди шли навстречу по зарплате и проектам, так зачем уходить? Может, и страшновато уходить полностью. Небольшой поворот градусов на 30 выглядит как-то безопаснее. А зарплата — спорный вопрос: сильно больше ведь не дадут.

Если бы мне рассказали о человеке, который провёл 17 лет на одном проекте, в режиме «пришёл, постучал по клавишам 8 часов и ушёл», я бы подумал: что-то с ним не так.   

Однажды делали сайт для печати фотографий для заказчика из Нью-Йорка, он был многодетный папа и интересный человек. Его машина для фотопечати занимала весь этаж и стоила около 5 млн долларов. Основная задача была в том, чтобы обслуживающий персонал мог очень быстро редактировать, убирать «красноглазиков» и печатать в день как можно больше фото. Я узнал много нового — например, себестоимость фотографии: 4 штуки за цент. Заказчики даже приезжали разок из Нью-Йорка, сказали: страна нам нравится, но шабат у вас соблюдать никак нельзя, поэтому мы уезжаем в пятницу. У них ведь всё приспособлено для шабата: двери открыты по субботам, лифты на каждом этаже останавливаются, чтобы можно было не работать. Он и нам письма по субботам не писал — письмо всегда приходило в воскресенье в 0:01 по нью-йоркскому времени.

Вот так на разных проектах изучаешь, помимо технических нюансов, разнообразие культур и традиций.

Ещё способ не скучать — проявлять инициативу, предлагать руководству и заказчикам изменения: вроде так лучше, попробуйте вот так. Неплохо получалось пару раз, до сих пор работает. Например, ускорил производительность текущего проекта. Это веб-сайт, который можно настроить полностью под себя. По сути, система управления происшествиями: грубо говоря, если где-то разбилось окно, то через систему можно оформить заявку на починку, определиться с необходимым закупками, посчитать, во сколько всё это обойдётся. Нас используют и кампусы университетов, и производители холодильников. Я понял, что для работы системы все данные не нужны, и предложил разделить их на часто используемые и редко используемые.

Интересны ли мне модные технологии, искусственный интеллект, deep learning? Честно говоря, на теперешнем проекте исследований в области новых технологий хватает. К тому же я недавно квартиру купил, делаю ремонт, так что у меня deep learning строительных технологий сейчас.

Прыгуны тоже вариант нормы 

«Прыгуны», которые каждый год переходят в новую компанию, — тоже вариант нормы. Я же не говорю, что сидеть 17 лет на одном месте, — это лучшее решение. Просто другой вариант нормы, близкий к её верхней границе. Я никого не призываю «делать как я»: я сторонник не лезть к людям в жизнь. Если не смог найти общий язык с работодателем — что ж, попробуй в другом месте. Я не подхожу к людям и не говорю: «Слушай, ты за полгода две компани поменял — может, и здесь ещё собираешься через полгода свалить?»

Рост: интересно смотреть, как компания захватывает всё новые этажи у тебя на глазах

Intetics —  одна из старейших компаний в стране, ей 22 года. В первые годы директор в свой день рожденья приходил к нам, ставил два тортика, бутерброды, пиво, а потом в какой-то момент перестал — и вот тут ты понимаешь: компания стала крупной. Рано или поздно этот момент наступает в любой компании. М-да, а я и не заметил, думаешь. Рост крупной компании — он снизу не заметен.

Разве что с людьми начинаешь реже встречаться, когда вы занимаете уже не один этаж, а три этажа и ещё «Хутор». Разбросала жизнь. Но я же устраивался на работу не как друг или член семьи — а как наёмный работник. И я рад, что компания растёт, от этого одни плюсы. Когда со мной здороваются новички, я некоторое время пытаюсь вспомнить, с какого они этажа. Как в анекдоте про байкеров и стритрейсеров: чего с ними знакомиться, они каждый сезон новые.

Бывает, что спрашивают, как мне удалось проработать 17 лет на одном месте. Это не подколка, а искренний интерес. Никто не подшучивает, что, мол, «как на заводе».

Смог бы я пережить сложный период с компанией? Если бы бы зарплату полгода задерживали? Тяжёлый вопрос, но, наверное, нет. Может, месяц-два.

Нужно ли становиться плохим менеджером 

Какое-то время я побыл Team Lead, прошёл курсы, но спустя один проект осознал, что нет это не моё.

Дилемма, расти ли куда-то вертикально или не расти, — типичная для технарей. Вот это уже больше похоже на выход из зоны комфорта в бушующую неизвестность. PM, например, должен быть ещё и хорошим психологом, продавцом и вообще разносторонним человеком. Возможно, я бы привык, но ради чего? Чтобы быть плохим менеджером? Чтобы меня не любили? Я и так это могу устроить, без лишних телодвижений.

Да и не может быть в компании 100 управленцев на 100 разработчиков. Кому-то нужно разрабатывать. А PM должен забыть, что умеет хорошо программировать. Навсегда. Никакого программирования — только делегирование. Неправильный менеджер говорит: «Дай-ка я посмотрю, что у тебя не получается». Правильный менеджер говорит: «Иван Петрович посмотрит, что у тебя не получается». Не нужно разбиваться в лепёшку, пытаясь всё сделать за всех, твои рабочие инструменты, если ты менеджер, — хлыст и морковка.

Уход из зоны комфорта — это же дезертирство какое-то

Вот модный слоган: «Выходи из зоны комфорта, там случается самое интересное!». Да ладно. В войну это называли — дезертирство. А если серьёзно, то какая зона комфорта? Ты работать пришёл сюда или в зону комфорта? Работа — не зона комфорта, а работа. Зона комфорта — это те плюшки, что она даёт. Все согласятся не ходить на работу, а плюшки оставить. Лично я точно соглашусь.

К слову, когда-то я много думал над тем, хорошо это или плохо — безусловный базовый доход, плюшки без необходимости ходить на работу. С одной стороны, у всех была бы возможность рисовать или делать табуретки по зову сердца. С другой, а много ли у нас людей, которые, получив эти деньги, не отправятся сразу в винно-водочный отдел? Хорошо, если таких процентов 10.

Кстати, если бы в параллельной вселенной Беларусь выплачивала каждому гражданину по 2 тысячи долларов, я бы всё равно программировал. Только на рыбалку ездил бы чаще. Странно получается: каждый год планирую, что выеду обязательно, но потом случаются другие заботы, работа, погода. Когда всё-таки получается, езжу в деревню, где уже никто из родственников не живёт, но есть большое озеро Локтыши. Клюёт обычно плохо. Однажды попёрло, наловил ведро здоровых жирных карасей, на обратном пути заехал в магазин, чтобы их взвесить: по 2 кило оказались. Ладно, хоть рыбак, а врать не буду: только один был двухкилограммовый.

Кризисы бывают, но косить-то надо

Да, иногда бывает скучно. В этом случае нужно взять себя в руки и подождать недельку (в крайнем случае, месяц): наверняка что-нибудь поменяется. Чтобы лучше работалось, просто говоришь себе: ух, сейчас как поработаю! Как в анекдоте про ёжика, который коноплю косил и получил по голове от медведя: плющит-то как, а косить-то надо! Ну, берёшь и косишь. Потом глядишь — конец рабочего дня. А через неделю ситуация поменялась, таски стали интересней, и жить стало лучше.

Я уходил со скучных проектов. Пришёл к начальству и говорю: слишком монотонная работа. Всегда относились с пониманием: не вопрос, есть другой проект. Компании ведь тоже интересно, чтобы проверенный человек оставался в команде. И им хорошо, и я рад. Начальство понимает, что нельзя удержать людей, если заставить их всё время фиксить баги или заниматься поддержкой. Программисты не любят поддержку. Поработал годик — уже скучно. Активная стадия проекта всегда интересней. По этой же причине мне не очень интересны продуктовые компании, которые просто поддерживают существующий продукт.

Кризисные периоды случаются регулярно. Особенно, когда плохо выспался. Просто говоришь себе: проработал 17 лет — проработаешь ещё 17. И это пройдёт. Можно вторую чашку кофе выпить: почему-то от второй чашки кофе иногда хочется бегать по потолку и стенам. (Что-то подсыпают, похоже: раньше так не вштыривало.) Вдохнул, выдохнул, дальше работаешь. Раза три меня выключало на дней 10 работал по инерции. А потом оп — и полетело. Думаешь: эх, какой же я молодец, кризис преодолел!

Стартапы — это умение разбираться в людях

Хочу ли я работать в стартапе, где мог бы влиять на продукт, культуру, процессы?

Честно скажу, я за собой такое замечал: у меня бывают хорошие идеи, а вот в людях я разбираюсь слабенько (только это секрет, не говорите никому, чтобы кто-нибудь не решил этим воспользоваться). Стартапы — это про умение разбираться в людях в том числе. Чтобы не оказалось, что они меня считают наёмным работником, а я всё за них сделал. Проекты, где могут «кинуть», не моё. У нас некоторые уходили в стартапы и пропадали без вести. Идти туда наёмным работником? Я и здесь наёмный. Идти туда с гениальной идеей? Так у меня её нет. Нужна предрасположенность: кто-то любит бабочек собирать, кто-то гвозди забивать.

По этой же причине я не провожу собеседования с кандидатами. Пару раз пробовал, но я же не разбираюсь в людях.

Заграница нам не поможет

Несколько раз в год стараюсь куда-нибудь съездить, в последнее время всё чаще, в основном куда жена предпочитает — я лишь стараюсь минимизировать ущерб. Ладно, не ущерб, а скажем так: чтобы и мне понравилось.

Про переезд, бывает, думаешь. А потом трезво считаешь деньги и получается, что там выигрыш небольшой. Если бы мне пришло в голову переехать, то я метил бы южнее, где спокойно и рыба ловится — Греция, Италия. Не очень программистские страны.

Можно было бы перебраться в центр разработки в Украине, но Украину пока не рассматриваю, там не пойми что происходит. Несколько недель провёл в командировке в Харькове — понравилось больше, чем в Минске: люди приветливей, проще, без минского пафоса. Кроме того, у нас Минск — это центр всего. Если вдруг за МКАД что-то произошло хорошее, то журналисты звонят туда с круглыми глазами: как, вы не в Минске, а смогли такую интересную штуку сделать? В Украине же интересные вещи происходят не только в Киеве. Одна беда: пиво дороже, в разных заведениях цена может отличаться в 2-3 раза. А у нас с пивом, как сказали украинские друзья, «парадак».

Фамильные драгоценности на рабочие юбилеи

За выслугу лет полагается радость и уважение. Раньше давали пару лишних дней отпуска, а теперь унифицировались со всеми офисами.

Празднуем рабочие юбилеи так. Все собираются на кухне, говорят: какой хороший человек, как мы счастливы с ним работать! Узнаю о себе много нового, в основном хорошего. Компания дарит драгоценные металлы: на 5 лет — 5 граммов золота, на 10 лет — 10 граммов золота, на 15 — 10 граммов платины. У меня в компании самый полный набор фамильных драгоценностей. Положил в банковскую ячейку, чтобы при переезде в новую квартиру не потерять. Если честно, пару раз, когда денег не хватало (а их ведь не всегда хватает) закралась чёрная мыслишка: продам. Но жена запретила, мол, это же память.  

Не знаю, что дадут на 20 лет, но надеюсь, что доживу, доработаю и увижу. Вот бы килограмм серебра. Всё-таки 10 г золота — это штука, которую на стол не положишь. А килограмм можно. Всем видно будет.

LinkedIn и отношения с рекрутерами

Я есть на LinkedIn, поддерживаю тёплые отношения с рекрутерами, никогда их не игнорирую. Среди них есть прекрасные люди. Но некоторые огорчают: «У меня к вам есть интересное предложение — пишет, а дальше прикрепляет список вакансий. Девушка, интересное предложение не так звучит». Вдруг у кого-нибудь получится меня заинтересовать? Как говорил Бендер, деньги, это всё деньги проклятые!

Старички и джуниоры

Когда я был в командировке в США, то заметил, что там большинство программистов — особенно американцы — предпенсионного возраста. Ближе к 60. Никуда их среда не выталкивает. У меня бывают моменты, когда я думаю: 40 уже близко, могу оказаться не у дел. Потом смотрю, работают люди и ничего с ними не происходит. Может, сегодняшние 50-летние и чувствуют дискомфорт, но 50-летние через 10 лет не будут его чувствовать. Поколение тех, кому сейчас 35, доживёт до 50, и там оно будет выталкивать 70-летних, а потом 80-летних.

Приходят ли молодые программисты за нашими деньгами и приносят ли спальные мешки, чтобы в офисе ночевать? В очередь со своими спальными принадлежностями, там уже 356 человек стоит! Сеньора от джуниора отличает  что? Умение работать работу независимо от того, нравится она тебе сегодня или нет. Джуниора поманят бутербродом в другую компанию — и вот он уже убежал. Сеньор же сядет и посчитает: там предлагают лишних 100, зато здесь отпуск на три дня больше, отпускают, когда попрошу, а не по графику, и вообще люди хорошие. Лично я за 200 рублей никуда не побегу.

Движение — жизнь, если на работе есть душ

Я люблю двигаться. Уже не бегаю, но стараюсь хотя бы ходить: сейчас живу за городом, прохожу 5 км по лесу перед работой. Раньше ходил к метро и от метро, тоже получалось 5 км и экономия на талончиках. А лет 5 назад ходил из Малиновки на работу пешком пару раз в неделю — это 10 км, два часа. Зато работалось потом так хорошо: никаких глупых мыслей «Почему?», «Что происходит?», «Где я?», «Зачем мы живём в этом мире?». Душа тогда не было, правда. Так что мне было хорошо, а другим, может, и не очень. Зато у них была возможность потренировать волю.  В конце концов, они ведь работать пришли. Ладно, если серьёзно, то я, конечно, переодевал майку.

Жена говорит: Вася, ноги у тебя вон какие красивые, а руки? Давай-ка иди на турник. Стараюсь раз в день подтянуться на турнике. Прикинул, что если подтягиваться каждый день по разу, то скоро смогу подтянуться дважды.

«Потыкать руками», чтобы жизнь стала лучше

Если бы отмотать на 17 лет назад, кое-что я, наверное, поменял бы — к зрению лучше относился, зубы лечил. Квартиру бы купил на полгода позже, после девальвации.

А вообще всё сложилось очень хорошо. Прихожу домой и на досуге программирую микроконтроллеры от Siemens. Пытаюсь сделать что-нибудь на них: например, чтобы свет в туалете сам выключался, когда надо, всё зажглось — потом само потушилось. Сейчас попробую внедрить в новой квартире. «Умный дом» в некотором роде, но не при помощи компьютерных технологий, а именно через автоматизацию. Может, это наследственное: мой отец инженер автоматизации, работал на Барановичском заводе автоматических линий. Мне интересно руками потыкать, проводки соединить, посмотреть, что будет и станет ли жизнь от этого лучше. Поэтому я решил, что компов мне хватит и на работе, а дома — старыми добрыми дедовскими способами. Жена, правда, против. Говорит, не надо мне этого счастья, я буду путаться в кнопочках.

 

Текст: Наталья Провалинская

Фото: Андрей Давыдчик
 

Обсуждение