«Рекорд — 36 лет: столько было Степану, когда мы его устроили джавистом». Как Dev Incubator бесплатно делает джуниоров для 12 ИТ-компаний даже из плотников и инста-див

10 апреля 2019, 09:45

Александр Мелещенко более 15 лет преподавал ИТ-дисциплины в ведущих белорусских вузах. Сейчас «воспитывает» крепких джуниоров в рамках нового проекта Dev Incubator — и поставляет молодых специалистов компаниям.

dev.by встретился с Александром и узнал, правда ли, что софт скилы оцениваются выше технических навыков, почему у человека в костюме-тройке мало шансов пройти собеседование в ИТ-компанию, и каковы шансы найти работу у сорокалетних джуниоров.

Ещё недавно вы занимались бизнес-инкубатором IT House, сейчас у вас новое детище — Dev Incubator. Расскажите об этом проекте.

Около двух лет назад у наших партнёров из ISsoft возникла потребность в программистах, хорошо разбирающихся в медицине. Мы организовали сообщество, в рамках которого проводили встречи программистов и медиков: эксперты рассказывали о важных нюансах, неведомым разработчикам. И итоге 8 из 9 ребят, с которыми мы занимались, нашли работу. Я же осознал, что молодой человек — тоже своего рода стартап (а я почти 5 лет до этого занимался высокотехнологичными стартапами): можно выращивать в инкубаторе проекты, а можно людей. И мы начали развивать Dev Incubator, открыли несколько направлений.

У вас на сайте они указаны: Java, .Net, Frontend и Salesforce. Почему именно эти направления?

Всё очень просто: мы шли от потребностей рынка, видели, что .Net, Java и Frontend очень популярны. А у Salesforce, как мне кажется, большое будущее.

Обучение бесплатное, сказано у вас на сайте. За счёт чего финансируется проект?

За счёт компаний, с которыми работаем.

Много у вас компаний-партнёров?

12.

Кто они — гиганты из ПВТ или маленькие компании, которым тяжело соревноваться на рынке труда с остальными?

И те, и другие. Что самое интересное: казалось бы, у гигантов, как правило, нередко есть свои курсы подготовки для джунов — и тем не менее, они работают и с нами.

И почём берут ваших джунов, если не секрет?

Секрет, конечно. Я могу сказать только, что наши отношения с компаниями регулируются договорами. Знаете, меня нередко спрашивают, сколько я вложил в проект и как окупаются мои вложения. Я честно отвечаю, что почти ничего не потратил на Dev Incubator: главное, что у нас есть — люди, наши менторы. Очень многие вещи берёт на себя сообщество — полсотни выпускников, которым мы в своё время помогли найти работу, возвращаются к нам и безвозмездно помогают новичкам. И это ценно. В таком сообществе с такой поддержкой, конечно, и учиться, и преодолевать трудности намного легче.

Ваши «стартапы» — молодые программисты или в основном «войтишники»?

Это талантливые ребята: мы отбираем в программу тех, в ком видим потенциал. Примерно четверть из них — гуманитарии. У нас был врач, который ушёл в разработчики, была девушка-продавщица из магазинчика в Серебрянке.

Как вы оцениваете потенциал ребят?

Мы встречаемся с кандидатами — даём им тесты, общаемся. Поверьте, спустя 30 минут разговора опытный преподаватель уже видит перспективу: если у человека всё в порядке с математикой, мы его возьмём.

Даже если он ни дня не программировал?

Нет, мы стараемся взять в программу людей с какой-то базовой подготовкой.

В беседе до интервью вы говорили, что у вас в Dev Incubator были плотник и Insta-дива. Как все эти люди сталкивались с технологиями?

Наша Insta-дива училась на айтишной специальности — просто у неё не было практики, но базу ей дали хорошую. Другие ребята ходили на программистские курсы. Кто-то в своё время выигрывал олимпиады по математике. Это не какие-то там «чудеса». У каждого из них есть бэкграунд, с которым можно работать. И это не пустые слова — их подтверждает практика: мы трудоустроили всех ребят — они работают в компаниях.

Каков процент трудоустройства ваших выпускников?

Выше 90%. Если наш выпускник не проходит собеседование — это ЧП. В такой ситуации я вызываю всех менторов, чтобы разобраться, как это могло произойти.

То есть такое было?

Да, было: знаете, некоторые компании раньше не брали на работу джуниоров — только сеньоров и мидлов. Само собой, их ожидания несколько завышены.

Из-за чего ещё у вас случались ЧП?

Из-за того, что поначалу мы уделяли недостаточно внимания софт скилам, не понимая, что нередко они куда важнее технических навыков. Как-то менеджер одной из компаний сказал: если на собеседовании человек ведёт себя так, что «вокруг всё закисает», он вряд ли получит оффер. Представьте, что на каждый вопрос соискатель кривится, ответ даёт — словно выплёвывает. Он может быть неплохим технарём, блестяще ответить на все вопросы, но всё равно получит отказ, потому никто не хочет, чтобы «закисла» команда. 

Как именно вы развиваете софт скилы слушателей?

Мы разработали собственную программу: в течение 8 недель наши слушатели изучают тайм-менеджмент, учатся общаться, работать в команде.

В одной из статей на dev.by вы рассказывали, как ИТ-директор, который в своё помог вам создать бизнес-инкубатор, просил вас сделать из студентов «живых людей»…

О, да — так и есть. Я ещё преподаю в БГУ: и знаете, не перестаю удивляться тому, что первокурсники всегда молчат. Они настолько забиты, что у меня месяц уходит на то, чтобы ребята просто начали говорить. Я 5 лет занимался стартапами — типичная ситуация, когда в дверь кто-то стучится и убегает. Или спустя минуту всё же появляется испуганное лицо: одно, другое, третье — робко заходит команда. Ребята начинают рассказывать о своей «классной идее» с того, почему она «не взлетит»: страна, мол, не та, законы, рынок, правоохранительные органы… Ребята, вы же ещё не вышли на старт, а уже проиграли — вы в себя не верите.

И всё же, как вы раскрепощаете ребят: кричите в колодец, прыгаете с моста — раскройте свои способы заставить их поверить в себя и стать «живыми»?

Ну, это и есть наше ноу-хау — конкуренты заплатили бы немалые деньги за эту информацию (улыбается).

Вы знаете, мы не скрываем от партнёров наши программы подготовки, но никогда не пересылаем их в электронном виде — демонстрируем только при встрече. Один раз мой собеседник попросил оставить листики, что я ему показал, себе. Но я не решился отдать их ему — и забрал с собой. А потом один ИТ-бизнесмен сказал мне: «А знаешь, сколько стоили твои листики?» — «Нет». — «3 тысячи долларов каждый». Это к вопросу о том, сколько стоит информация.

Вы сказали, что софт скилы важнее, чем технические.

Да, я считаю, что это некий фильтр. Если человек не проходит этот «фильтр», то какими бы техническими навыками он ни обладал, его не возьмут. Один из наших первых выпускников, криминалист в прошлом, как-то сразу не понравился работодателю: его костюм-тройка, манера говорить, словно он выступает с докладом, — всё было не то, он не вписывался в команду. При этом я сразу увидел, что Павел обладает мощным системным мышлением: он сдал тест по программированию лучше, чем 90% студентов-айтишников. Парень скромный и очень трудолюбивый — и вдруг отказ. Его мы устроили со второй попытки — когда переодели в «айтишную» одежду.

Так может проблема в компаниях в эйчарах и других сотрудниках, которые оценивают по форме, а не по содержанию?

Я думаю, они правы. Они оценивают соискателя по двум параметрам: первый — что он реально может, второй — сработается ли с командой. Понимаете, чем больше отличий, даже не глубинных: по возрасту, манере себя вести и даже по внешнему виду, — тем труднее новичку влиться в команду. Только представьте: ребята в джинсах и теннисках идут вместе в кафе, заказывают пиццу — а парень в костюме берёт с собой контейнер с гречкой и котлеткой.

В нашей беседе прозвучали слова: «отличия по возрасту». Скажите честно, у вас бывают джуны 35-40+?

Пока наш «рекорд» — 36 лет: столько было Степану, когды мы устроили его Java-джуниором. Кстати, спустя полгода я услышал из уст его руководителя: «Отличный парень — опора проекта». Было приятно. Но это скорее исключение. Вообще же джунам за 30 не так просто найти первую работу — и чем ближе их возраст к 40, тем сложнее и сложнее устроиться в ИТ.    

А в 40+ реально?

Реально: «Осторожно, двери закрываются», — никто не кричит, но также и не обещает, что это будет на раз-два. Почему у Степана получилось — он жил какое-то время в США: по-английски говорит свободно. Если и у вас в 40 лет хороший английский — да, это важный фактор: в этом случае вашу кандидатуру будут рассматривать. Но если ни базы в программировании, ни языка — тогда, конечно, сложно.

Но я бы добавил ещё кое-что: в 40 лет человек уже сформировался, до него не так просто достучаться. Я вот начинал в БГУИР, а там принято так: сказано — сделано, взяли под козырёк и пошли выполнять, «через не могу». А в БГУ другие традиции: студент — не винтик, а талант, который нужно уважать. Но когда «таланты» полностью заваливают очередное дело, хочется взять за шкирку и рявкнуть: «Иди и сделай!» — а нельзя.

Вы активно выступали против традиции читать лекции студентам, называя её архаичной. По какому принципу построены занятия в Dev Incubator?

Уже 30 лет существует интернет — вся информация доступна: книги, учебники можно почитать и дома, а в классе — проводить разбор практических кейсов. Мы работаем именно так.

Я обратила внимание: у вас на сайте написано, что слушатели проходят обучение «от одного до шести месяцев». Каждый учится по своему плану?

Конечно. Работа по расписанию, с моей точки зрения, — анахронизм: нельзя всех причёсывать под одну гребёнку. Одних ребят нужно только к собеседованию подготовить, а других — ещё подтянуть до нужного уровня. Разве можно всех их, таких разных, загнать в одну аудиторию на 3 месяца. Мы критически оцениваем каждого человека, «сканируем», чего ему не хватает, — и даём ему столько недель обучения, сколько ему надо.

И каким образом один учится месяц, а другой — шесть, при том, что менторы одни и те же, и кейсы разбираются одинаковые? Объясните механизм.

Это и называется «индивидуальный трек обучения»: для каждого ученика он выстраивается отдельно — по тем темам, которые нужны ему. Один человек приходит — и через 3 недели покидает аудиторию, на его место приходят 2 новых — и тут же присоединяются к обучению. Они могут учиться с кем-то, кто уже третий или месяц проходит Java или .Net, и скоро завершит свой трек у нас. Каждую неделю из инкубатора выходят готовые джуниоры.

Помните советский фильм «Одиноким предоставляется общежитие» — тот эпизод, когда герой Фрунзика Мкртчяна возвращает свахе «свою любимую жену Ниночку», потому что та умеет готовить только яичницу?

Ну послушайте, стать крепким джуниором даже в одной технологии очень непросто: надо знать язык программирования, обладать софт скилами, владеть английским — да много чем ещё. Я ведь говорил уже, что джуниор — почти как стартап: в начале своей карьеры он находится в «Долине смерти». Но уже год спустя его замечают эйчары — предлагают работу.

Dev Incubator нужен в самый сложный период, его главная задача — трудоустроить, а дальше всё зависит от самого человека. Мы поддерживаем отношения со своими выпускниками и дальше, встречаемся каждую неделю — всё у них хорошо.

Обсуждение