«Израиль — это и есть стартап». Автор бестселлера «Стартап-нация» — о том, возможен ли ИТ-успех в любой точке мира

27 июня 2019, 08:37
«Израиль — это и есть стартап».

В 2009 году американо-израильский журналист Сол Сингер в соавторстве Дэном Сенором написал книгу про то, как Израиль стал страной стартапов. Start-up Nation: The Story of Israel’s Economic Miracle (в русском переводе: «Нация умных людей») вошла в топ бестселлеров The New York Times и The Wall Street Journal.

В июле Сол Сингер собирается выступить на «МАМА Минск». dev.by поговорил с писателем о прошлом, настоящем и будущем стартапов в Израиле и мире. 

Мистер Сингер, вы известны как журналист и писатель. Над чем работаете сейчас?

Я много путешествую с выступлениями и сотрудничаю с разными компаниями. Кроме того, сейчас работаю над новой книгой. Пока у неё нет названия, но это что-то вроде «Нации умных людей» в глобальном масштабе — о компаниях со всего света, которые ищут сотрудничества с Израилем в решении глобальных проблем. Чтобы справиться с такими проблемами, требуются революционные меры, а Израиль — хороший партнёр для поиска революционных решений.

«Нация умных людей» появилась на свет 10 лет назад. Расскажите вкратце, почему решили написать про «израильское экономическое чудо».

Я живу в Израиле, а Дэн Сенор, мой соавтор, живёт в Нью-Йорке. В то время Дэн работал в Гарвардской школе бизнеса и привёз группу студентов в Израиль. Студенты увидели здесь огромное количество стартапов — они совершенно не ожидали ничего подобного. Тогда Дэн спросил меня, нет ли книги, с помощью которой мы могли бы объяснить студентам, почему в Израиле появляется такое количество стартапов. Мы начали искать и не обнаружили ни одной. Так мы и решили написать свою книгу об этом.

Так в чём же причина такого успеха Израиля в сфере стартапов?

Причин много.

Одна из главных заключается в том, что сам Израиль — это своего рода стартап. Большинство людей относятся настороженно к стартапам, как и ко всем новаторским идеям. Но Израиль и был такой безумной идеей, очень сложной для реализации, очень рискованной и требующей громадной решительности и силы воли. Именно так и работают стартапы. Они требуют много усердия, решительности и способности брать на себя риски.

Наши успехи связаны также с тем, что Израиль — страна иммигрантов. Иммигранты — предприниматели от природы. Они не боятся рисковать, переезжая из одной страны в другую, и они нацелены на успех. Каждый израильтянин либо сам иммигрант (я, например, переехал сюда из США двадцать пять лет назад), либо сын (дочь) или внук (внучка) иммигрантов. Население Израиля состоит из выходцев из сотни стран. Разные языки, разные культуры…

Это две очень важные причины. А третья связана с израильской армией. Дело в том, что в Израиле очень специфическая армия. Солдатская ответственность и инициатива в ней всячески поддерживается, в то время как в большинстве армий мира солдат учат подчиняться приказам сверху. Наша армия (как и общество в целом) не столь иерархична, как в других странах. Поэтому многие бывшие военные становятся успешными предпринимателями.   

По теме
Все материалы по теме
Вы упомянули иммиграцию. Можно ли оценить вклад еврейской иммиграции из стран бывшего СССР в экономические успехи Израиля?

Пик иммиграции из стран бывшего Советского союза пришёлся на 90-е. В течение 10 лет в шестимиллионный Израиль приехало оттуда около миллиона человек. Огромное количество! Множество специалистов с прекрасным образованием, квалификацией и желанием стать частью страны. Да, это большой отрезок нашей истории. Нелегко за короткий период времени принять такое количество новых людей, но для экономики и стартапов это было хорошее подспорье.

Ваша книга начинается с описания исторической встречи Шая Агасси (Израильский бизнесмен, основатель компании Better Place, крупного производителя батарей для электрокаров. — Прим. dev.by) и Шимона Переса (Президент Израиля в 2007–2014 гг. — Прим. dev.by) с крупнейшими мировыми автопроизводителями в 2007 году. На этой встрече они обсуждали будущее электрических автомобилей. Но в 2013 году компания Агасси Better Place обанкротилась. Мы видим, что многие стартапы, связанные с автопромом, переживают «спорные» времена — Tesla, Uber. Может быть, эпоха стартапов близится к завершению?
По теме
Все материалы по теме

Многие стартапы в Израиле, Кремниевой долине и в других местах потерпели неудачу. Около 80% провалились. Крайне сложно создать успешный стартап, но ещё сложнее превратить стартап в большую компанию. Поэтому неудивительно, что множество проектов, о которых мы писали в книге, больше не существуют.

Но Израиль продолжает производить на свет тысячи новых стартапов. Сейчас их 6000+ — больше, чем когда-либо. У нас множество венчурных фондов, инкубаторов. Нам удалось создать активную экономическую эко-систему, в которой постоянно появляются новые предприимчивые люди.

Вы много пишете и говорите о связи экономических успехов Израиля с его культурными особенностями. Не значит ли это, что в другой стране с другой культурой успех не сможет повториться?

Действительно, наша культура обладает рядом особенностей, которые благотворно влияют на экономику страны.

Например, мы любим спорить, задавать вопросы, соперничать.

Некоторые иностранцы даже думают, что мы грубые. Такое отношение свойственно для представителей стран, где принято быть очень вежливыми и не всегда прямо говорить, что думаешь.

Как я уже говорил, в нашем обществе отсутствует строгая иерархия. Мы не очень уважаем власть и не боимся поражений. Конечно, никто не хочет проигрывать, но потерпеть неуспех в бизнесе — это «окей»: у тебя не получилось, ты набрался опыта, попробовал снова и стал более опытным предпринимателем.  

По теме
Все материалы по теме

Все эти особенности хороши для создания и развития стартапов. Ведь израильтяне не слишком успешны в построении больших компаний. Мы хороши в том, что Питер Тиль (Американский бизнесмен, автор книги «От нуля к единице: как создать стартап, который изменит будущее». — Прим. dev.by) назвал «от нуля к единице».

Но я хочу подчеркнуть, что совсем не нужно иметь культуру, как в Израиле, чтобы добиться успеха. Каждая страна имеет свои сильные стороны, основанные на культуре и истории. Сегодня стартапы появляются по всему миру. Как это возможно, если та или иная культура не подходит для создания стартапов?

Думаю, что в каждом месте, где начинают зарождаться стартапы, появляется что-то вроде «культурного пузыря», отличного от остальной культуры данной страны. Возьмите Кремниевую долину. Культура в ней отличается от культуры остальной Америки.

Поэтому «культурные пузыри» возможны в любой стране мира. И это очень хорошо. Ведь изменить основную культуру страны крайне сложно, но можно создать благоприятное культурное пространство для появления сильных предпринимателей.

Культура, среда — это всё стихийные имманентные процессы. Можно ли создать благоприятную экосистему для стартапов искусственно? Например, может ли государство внедрить изменения решениями «сверху»?

Всё-таки появление стартапов — «низовой» феномен. Инициатива должна идти снизу. Это плохие новости для властей.

Правительства разных стран пытались развивать предпринимательство, давая финансовую поддержку, строя технологичные парки, вкладывая деньги в венчурные фонды. Думаю, что не всегда эти действия были эффективны.

Лучшее, что может сделать правительство, — спросить бизнес, какие государственные решения осложняют ему жизнь.

Обычно это длинный список. Перестать создавать трудности для бизнеса — огромный первый шаг.

Что касается стартапов, то удачным решением может быть смягчение законов о банкротстве. Очень важно для развития стартапов, чтобы процедура банкротства не вела к серьёзным последствиям.

Израильские власти сделали одну очень умную вещь в 90-е годы (обычно они делают не столь умные вещи). Они создали программу «Ёзма» («Yozma»), что значит «Инициатива». Это было время, когда стартапы только появлялись, и ещё не было венчурных фондов. Вот что власти делали. Они вкладывали деньги в венчурные фонды, появляющиеся в стране. Если инвестиции фонда были удачными, то государство забирало небольшой процент, а большую часть прибыли оставляло фонду. Если же вложения проваливались, то государство не требовало ничего. Это была хорошая сделка и мотивация создавать венчурные фонды. Сейчас существует так называемое Израильское инновационное правительство, которое помогает стартапам импортировать свои услуги на американский и европейский рынки. Но опять же: вклад государства в развитие системы — 5%. Не более.

Поделитесь примерами ваших любимых стартапов израильского происхождения.

Обычно последний стартап, о котором я узнаю, тут же становится любимым (Смеётся). Вообще, работая над книгой, я знакомлюсь со множеством интересных проектов. Думаю, что удивительные вещи происходят в сфере медицины. Медицинские приложения, которые собирают и обрабатывают с помощью машинного обучения огромное количество информации, чтобы определять болезни. Одна компания разработала программу, которая может обнаружить тяжёлое заболевание по голосу человека, замеряя голосовые биометрические данные.

Вы собираетесь посетить «МАМА Минск». О чём расскажете?

Я собираюсь говорить о будущем. Убеждён, что в ближайшие 10 лет совершенно изменится облик здравоохранения, образования, транспорта и других сфер. Каждая страна может совершить революцию в этих областях. Но вопрос в том, кто будет первым. Возможность стать самой инновационной страной есть у всех. Это не зависит от уровня развития технологий, ведь технологии блуждают по миру и могут быть взяты извне. Сложнее всего научиться мыслить по-другому, иметь воображение и взять на себя ответственность за революционный путь развития.

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение