Галактический флешбэк, или Как белорусы создавали ERP-систему

7 июня 2013, 09:19

30-долларовая зарплата, 286-й компьютер и сообщества первых владельцев электронной почты все это хорошо помнят старожилы белорусского офиса корпорации «Галактика», отметившие в этом году свое 20-летие. Наталья Скуратович, заместитель руководителя департамента продаж, рассказала dev.by о том, как маленькая компания из четырех человек стала корпорацией, а «Бухкомплекс» превратился в одну из самых востребованных ERP-систем в СНГ.

20-летние приключения белорусской «Галактики» с мышами, «Лукоморьем» и «Челюстями» в интервью-монологе Натальи Скуратович

 

Программисты, системные интеграторы и отдел продаж, который по совместительству был и техподдержкой, и тестировщиками

Все началось еще в 1987 году, когда четверо друзей выполнили первый проект, связанный с автоматизацией управления на предприятиях машиностроения. Двое разработчиков родом из Москвы — Николай Красилов и Дмитрий Черных, двое — из Минска — Геннадий Гацко и Валерий Басалыга. Сегодня это основные акционеры, которые до сих пор у руля. В минском офисе Валерий Басалыга руководит департаментом по работе с клиентами, а Геннадий Гацко — департаментом разработки, а также является председателем совета директоров.

    Наталья Скуратович, заместитель руководителя департамента продаж

«Галактика» активно развивалась и расширяла команду разработчиков, а белорусы уже на тот момент считались хорошими специалистами, поэтому в 1993 году компания открыла офис в Минске. Я помню наш первый офис на улице Берсона, 16, на тот момент там было всего четыре комнаты. Я пришла в «Галактику» в конце 1993 года, и была шестнадцатым сотрудником, среди которых находились программисты, системные интеграторы и отдел продаж, который по совместительству был и техподдержкой, и тестировщиками. До трех часов мы принимали клиентов, телефонные звонки и консультировали по техническим вопросам, а потом общались с покупателями и были полноценным отделом продаж. А когда была готова новая версия, отдел продаж выходил в выходные дни и занимался финальным тестированием. Так мы одновременно тестировали и глубоко изучали то, что собирались продавать. Кроме этого, в «Галактике» открылся учебный центр. Так как первое время отдельного места не было, то после шести часов, когда мы уходили домой, на наши места садились пользователи и обучались работе с программой.

    Расценки на «Бухкомплекс», 1993 г.

До 1995 года мы работали с системой «Бухкомплекс». Продавалась она как горячие пирожки! Желающих купить систему порой приходило больше, чем консультантов, готовых рассказать о ней, поэтому подключались к показу и руководители, и бухгалтерия, и программисты. Помню, что «Бухкомплекс» стоил 98 долларов для компаний численностью до пятидесяти человек и 196 долларов для более крупных предприятий. Продукт был настолько отработан, что мы до сих пор вспоминаем его с любовью. Когда мне звонили клиенты и говорили, что у них обнаружилась ошибка, включался азарт (Да не может такого быть!), и я чаще всего доказывала, что ошибки там нет. Сейчас можно точно сказать, что успешность «Бухкомплекса» в дальнейшем позволила «Галактике» разработать первую ERP-систему на СНГ-пространстве. В 1994 году мы были первыми разработчиками тиражных решений в клиент-серверной архитектуре. Тогда мы использовали Delphi и С++. В настоящее время при разработке новой линейки продуктов «Галактика» работает с XAFARI FrameWork, основанным на библиотеках DevExpress.

      Реклама, 1993 г.

Единственным поводом для споров был магнитофон «Панасоник»: мы вечно боролись за то, кому какая музыка нравилась

В начале 90-х в минском офисе работало всего девять программистов. Они сидели в отдельной комнате, но очень компактно. Самое шикарное место было у Эдуарда Журавлева — он был системным администратором, сидел за тремя столами, под одним из них стоял сервер. Тогда он был у нас единственный, а сейчас я даже не знаю, сколько их. Кстати, однажды, ради эксперимента, мы рядом с сервером наливочку с перчаткой разместили: там было самое теплое место в офисе.

Если говорить про условия работы, то тогда никто ни на что не жаловался и единственным поводом для споров был магнитофон «Панасоник»: мы вечно боролись за то, кому какая музыка нравилась. Мой первый компьютер был 286-й. Правда, мне его достаточно быстро поменяли на 386-й. Помню, что на мониторе висел прикрученный проволокой защитный экран от радиации, а рядом стоял громадный ксерокс. Еще на Берсона у нас водились мыши, и борьба с ними была отдельной историей. Ребята ставили ловушки и соревновались, кто больше поймает. Причем охотой занимались азартно, массово, невзирая на чины и заслуги.  

Было очень необычно, когда появилась первая сеть. Никто не мог привыкнуть к тому, что теперь можно не переносить все на дискетах, а достаточно просто скинуть данные на общий ресурс. Правда, нужно было позвонить по телефону и сказать: «Возьми, я тебе там положила». А когда заработала электронная почта, то вначале было целое сообщество тех, у кого она была. Мы собирались в кафе «Зодчие» на «посиделки», обсуждали новые технологии и могли в глаза видеть тех, кому отправляли письма.

      Офис корпорации «Галактика», 1993 г.

Каждый сотрудник был уникальным, и до года 98-го я знала всех лично

Кадровый голод есть сейчас и тогда тоже был. Единственное, что раньше людей отбирали намного жестче, отсеивали многих. Помимо основных навыков в программировании, необходимо было обладать широким кругозором, дисциплиной, умением развиваться, самообучаться и так далее. Перед тем как меня взяли на работу, я полтора месяца проходила стажировку. Каждый сотрудник был уникальным, и до года 98-го я знала всех лично. Это сейчас я прихожу в комнату отдыха и многих людей просто не знаю — ни как зовут человека, ни в каком подразделении он работает. Это просто невозможно в такой огромной компании.

Моя первая зарплата (в начале 1994 года) составляла 30 долларов в эквиваленте. Это была очень хорошая зарплата. В те годы на пять долларов можно было сходить на рынок и купить продукты на неделю. Деньги, конечно, были на тот момент сильной мотивацией, но очень многое значил и энтузиазм. Мы работали и работаем с удовольствием, потому что помимо основной деятельности «Галактику» связывают и дружеские отношения внутри коллектива. За 20 лет работы здесь у меня появилось множество друзей и знакомых, с которыми я чаще общаюсь, чем со своими университетскими или школьными друзьями.

 

Раз в году у нас проводятся соревнования по спортивной рыбалке, которые мы с любовью назвали «Челюсти»

Наш первый новогодний корпоратив состоялся в двухкомнатной квартире. Чтобы организоваться на какую-то вылазку, нам не нужно было приказа сверху, мы сами устраивали себе праздник. С 1994 года наши корпоративные праздники начали обрастать элементами театра: сами шили костюмы, писали стихи, песни. А с 2000 года мы проводим международное спортивное мероприятие «Галактиада», на котором собираются представители всех офисов корпорации. Однажды в рамках «Галактиады» в Раубичах мы провели ориентирование, стилизованное под «Лукоморье», где на пикетах участников встречали сказочные герои: Кот Ученый, Русалка, Леший, Змей Горыныч, Баба-яга и прочая симпатичная нечисть. Кроме этого, раз в год у нас проводятся соревнования по спортивной рыбалке, которые мы с любовью назвали «Челюсти».

В 1995 году на Берсона нам перестало хватать места, и мы переехали на Кальварийскую, 25, где прожили двенадцать лет. Отдел программирования разросся и разделился на департаменты. Появились такие полноценные отделы, как техподдержка, аналитики, тестирование, внедрение. Людей становилось все больше и больше, и в 2005 году «Галактика» начала строительство собственного офиса на улице Сурганова, 28в. Спустя два года мы за один день переехали в наш новый дом.

Это все было так… сумбурно, весело — лихие девяностые

Во время 90-х мы участвовали во многих выставках, профильных и непрофильных. Как-то раз мы даже были на выставке «Зима, лето, весна, осень». На нашем стенде стоял компьютер, и мы предлагали ПО, а за стенкой продавали Saab. Причем к концу выставки ребята так шумно праздновали продажу машины, что чуть не уронили на нас стенку стенда. Это все было так… сумбурно, весело — лихие девяностые. Продажи были очень активными. Потом рынок постепенно насыщался, и сегодня практически нет ни одного предприятия без ПО. Сейчас больше происходит замена самописного ПО. Оно на самом деле неплохое, а порой пользователям и проще, привычнее на нем работать. Но оно крепко завязано на разработчике. Если он покидает предприятие, то его авторское ПО рано или поздно загрустит без поддержки и угаснет.

Наш первый продукт, как я уже рассказывала, назывался «Бухкомплекс» и был предназначен для работы с бухгалтерией, а следующий — «Меркурий» — для работы с товарооборотом. В 1994 году вышел первый сетевой продукт «Бизнес-бухгалтерия», он был создан в архитектуре клиент-сервер, и за ним появился «Бизнес-меркурий». Параллельно шла разработка «Галактики», которая вышла в 1995 году. Она состояла из пяти модулей: закупки, продажи, склад, поставщики/покупатели и производство. Затем «Бизнес-бухгалтерию» интегрировали с «Галактикой». Система «Галактика» ставит в основу деятельность предприятия, а «Бухгалтерия», как зеркало, отражает все первичные документы на счетах бухгалтерского учета. Все эти продукты позволили со временем создать полноценную ERP-систему, которая сегодня может целиком автоматизировать деятельность предприятия.

Чуть позже мы занялись разработкой отраслевых продуктов, таких как управление транспортом, капитальным строительством, розничной торговлей и др. Предприятий очень много, и невозможно объять необъятное. Мы не занимаемся биллинговыми системами, PDM-системами и тому подобным. Невозможно быть доками абсолютно во всех областях, поэтому у нас есть ряд направлений, в которых мы считаем себя специалистами. Это ПО, предназначенное для сферы машиностроения, это управление серийным производством (Галактика AMM), управление активами (Галактика EAM), аналитические системы для повышения эффективности работы предприятия (BI) и многое другое.

Самый большой доход компании приносит «Галактика ERP». Это направление, которое рекламирует само себя. Вот, например, «Транснефть» — наш самый крупный клиент. Одно подразделение начало работу, понравилось. Тогда пришли к выводу, что можно покупать и для всех остальных. Сегодня наши бригады работают в Ангарске, Находке, недавно закончили проект в Нижнем Новгороде. В Беларуси «вторая волна» точно так же работает. В 1996 году систему купил центральный «Белтелеком», а к 1999-му мы завершили установку на всех областных филиалах. То же самое было и с таможней — сначала минская центральная таможня, а потом и по всей стране.

В компании сейчас трудится 350 человек, из них внедрением и сопровождением занимается около 100 сотрудников, а разработкой новых продуктов — около 200. Приятно осознавать, что все эти люди занимают центральную позицию во всех разработках межнациональной корпорации «Галактика» и результатом их труда являются активные продажи на всей территории бывшего СНГ.

Наше руководство понимает, что основной ресурс — это люди. Например, в Беларуси мы работаем по более низким ценам, чем в России. При этом начальство пытается нивелировать разницу в зарплатах. Например, человек, который работает сейчас в Находке, получает больше, чем тот, кто в Минске, но не так чтобы «ужас, ужас». В целом рост ИТ-отрасли в последние годы потребовал пересмотра кадровой политики предприятия, и в компании ведется постоянный мониторинг удовлетворенности сотрудников. Возможно, по этой причине наш коллектив во многом устоявшийся — многие работают здесь по 10—15 лет. Есть и много молодежи, среди которой в основном и происходит текучка. Интересно, что еще в начале работы белорусской «Галактики» мы сделали снимок для рекламного буклета, на котором присутствовало 9 специалистов. Сегодня шесть из них до сих пор в компании, а один в Москве, у клиента «Галактики».

Мы сделали ретроспективное фото, на котором видно, кто до сих пор работает в «Галактике».

В следующем материале заместитель генерального директора Денис Игнатенко продолжит рассказ о перипетиях судьбы «Галактики» и ответит на многие животрепещущие вопросы. Например, почему в компании такой «классический» график работы, как разрешились проблемы с валютным кризисом, есть ли вопросы в отношениях между старшим и младшим поколениями и что в белорусской ИТ-сфере пошло не так.

Фотографии: Александр Васюкович 

корпорация «Галактика»

Обсуждение