«У нас плоская структура и несколько мини-СТО». Как публичная компания из США перенесла разработку в Минск и за полгода набрала 100+ «лучших»

4 апреля 2019, 08:05

Американская телеком-компания IDT Corporation пришла в Минск в прошлом году и за 9 месяцев нарастила штат до 120 сотрудников. Вице-президент IDT по инжинирингу Евгений Лебедев говорит, что «видит в новом офисе 150-200 человек».

dev.by топ-менеджер «первой публичной американской компании в ПВТ», рассказал о решении перенести разработку в Минск и объяснил, как в условиях жёсткой конкуренции компании удалось в короткие сроки нанять 100+ разработчиков.

В пресс-релизе сказано, что «в прошлом году IDT Corporation перенесла разработку в Минск».

Не совсем так: процесс ещё идёт, это долгий путь. Моя задача как раз в том, чтобы найти здесь настоящих профессионалов и сколотить команду.

Что стало с другими офисами разработки IDT — упразднили?

Я убеждён, что любая глобальная компания, независимо её от локации, сделает всё возможное, чтобы сохранить лучшие кадры. Мы дорожим своими разработчиками. Возможно, со временем в компании и будет проводиться некоторая оптимизация. Так ведь везде: если что-то неэффективно — проблему нужно устранить.

Устранить — то есть закрыть?

Нет, хорошие разработчики в нашей компании остаются и в Америке, и в Польше, и в Финляндии.

По плану белорусский офис разработки должен стать самым крупным R&D-центром IDT?

Если считать по количеству девелоперов, то он уже самый крупный: у нас работает 120 сотрудников. И он продолжит расширяться — мы видим в своём R&D-центре человек 150-200.

IDT стала первой публичной компанией из США, вступившей в ПВТ. Не знаете, кто вторая? Это не вы её «подбили»?

Признаюсь, у меня есть догадки на этот счёт. Но я бы хотел оставить их при себе. Да, IDT очень хорошо стартовала в Минске. Вполне возможно, что наш успех косвенно поспособствовал. Руководители крупнейших бизнесов такими вещами, как правило, интересуются.   

Расскажите, как было принято решение открыть офис именно в Беларуси.

Около двух лет назад у нас возникла необходимость привлечь в компанию свежую кровь, так сказать. Мы открыли вакансии по всему миру — в Гватемале, Хельсинки, Ньюарке и в Минске. Уже во время первых интервью в Минске стало понятно, что здесь мы сможем в кратчайший срок найти и нанять более 100 хороших разработчиков. И какое совпадение — в то же самое время в Беларуси был подписан Декрет о ПВТ 2.0. Ещё один жирный плюс в пользу Минска.

Вы сами уроженец Санкт-Петербурга. Почему в России не искали сотрудников?

За свою карьеру я не раз работал и с российскими, и с белорусскими специалистами. Но вопрос об открытии офиса разработки IDT в России даже не стоял. Почему — давайте я скажу так: Беларусь не зря называют «островком стабильности». Сравните её с соседками, и вы поймёте, что так и есть. К тому же здесь на высшем уровне объявлен курс на поддержку ИТ-отрасли.

И как, всё прошло гладко?

Как выяснилось, найти в Минске хороший офис очень трудно. Можно подобрать десятки вариантов для небольшой команды из 20-30 человек, но отыскать офис на 100+ сотрудников — настоящий челлендж и даже проблема. Наши поиски длились больше полугода. Учитывая сроки сдачи новых объектов, могли затянуться ещё на столько же. Так что нам повезло. Хотя выбор в пользу этого офиса был неочевиден: когда я пришёл сюда впервые, здесь продавали мебель — по всему пространству были разбросаны кровати и диваны.

По теме
Все материалы по теме
Но ведь минская команда тогда уже работала.

Да, в начале 2018 года у нас в команде было порядка 20 человек. Меньше чем за 5 месяцев она выросла почти в 6 раз.

Где же сидели ваши программисты?

В небольшом офисе в центре: комнатушки крохотные, коридоры узкие. Наши американские коллеги до сих находятся под впечатлением от поездок в тесном лифте.

А что ещё в Минске поразило американских коллег?

То, что даже самый незначительный документ здесь подписывается от руки. Это добавляет нам головной боли: распечатать, подписать, отправить в Минск с курьером или самому отвезти. Мы сотрудничаем с авторами Декрета о ПВТ 2:0, даём фидбек от себя, что компаниям нужна возможность заверять проформы документов с помощью электронной подписи.

Француз Онган Мордениз, который за 13 лет открыл в нашей стране 6 компаний, признаётся, что сейчас «дважды подумал бы, делать ли здесь бизнес».

Знаете, это хорошая привычка — подумать дважды.

Мы считаем правильным решение перенести сюда разработку. В то же время я должен подчеркнуть, что наш выбор — не универсальный: если, например, компании нужно нанять тысячи или даже десятки тысяч разработчиков в течение короткого периода времени, то Беларусь, вероятно, — не самый подходящий вариант.

Вы же наняли 100+ сотрудников за полгода. Это было сложно?

Нет, в целом мы очень довольны. Когда мы начинали, о нас не знали ничего, — мы были просто большой американской компанией. Сейчас мы видим по интервью, что IDT становится желанным работодателем.

За счёт чего?

За счёт того, что есть ещё вещи, которые интересуют разработчика, кроме денег, — сама команда, возможность работать над продуктом, а не на аутсорс, технологии.

Какие специалисты вам нужны?

Самые разные: за 20 лет в компании наши разработчики писали код и на C++, и на С#, и на Java. Сейчас работают на Go, MongoDB, React.

Кто в вашем понимании «лучшие»?

Это знающие специалисты, которым интересно всё то, чем мы здесь занимаемся. Общаясь с кандидатами, мы пытаемся понять их мотивацию: и если разработчика интересуют только деньги, он вряд ли получит от нас оффер, как бы хорош он ни был.

Как вы конкурируете за лучших в условиях быстрого роста до 100+ сотрудников?

Предоставляем конкурентоспособные зарплаты, льготные пакеты, а также обучение для своих сотрудников.

Джуниоров берёте?

Сначала мы расширяли команду за счёт сеньор- и лид-разработчиков — сейчас весь костяк сформирован. В апреле–мае планируем набрать порядка 20 стажёров. Не сочтите за хвастовство, но к нам нередко приходят молодые ребята, которые говорят: «Хочу работать в вашей компании, готов делать это бесплатно!» Мы не ищем бесплатную рабочую силу, но такие слова вдохновляют — значит, что они хотят у нас учиться.

Релоцировали кого-нибудь из американских разработчиков в Минск?

Да, одного сотрудника, однако он родом не из Америки, а из Индии. В целом же наши американские менеджеры регулярно приезжают в Минск: я бываю здесь каждый месяц, другие мои коллеги приезжают 4-6 раз в год. Также разработчики из минского офиса ездят в наш офис в Штатах — обычно на неделю.

В Минске есть несколько американцев, которые сознательно сюда переехали — в Wargaming, Epam. Что думаете про этих безумцев?

Полагаю, этот вопрос стоит задать тем, о ком вы только что рассказали. Если все они здесь они при деле и счастливы, что ж, замечательно. Я же ожидаю, что всё больше и больше людей из других стран будут приезжать в Беларусь.

По теме
Все материалы по теме

В Минске с большим трудом находят технических топ-менеджеров для команд 50-100+. А как искали вы?

Соглашусь, это непросто. Мы сами искали здесь top technology leaders от четырёх до шести месяцев. Наш главный секрет — в этом деле требуется усердие и терпение. Однако, стоит дать пояснения: дело в том, что в IDT плоская структура — у нас один CTO в Соединённых Штатах и несколько directors of engineering в Минске. Можно сказать, что у нас несколько мини-СТО — и каждый из них отвечает за свою команду из 20-25 разработчиков.

По теме
Все материалы по теме

Недавний собеседник dev.by Игорь Гольденберг, открывший здесь центр разработки своей небольшой компании, считает, что у белорусских разработчиков большие аппетиты.

Смотря с чем сравнивать: в той же Польше, Финляндии или в Соединённых Штатах у классных специалистов запросы ещё выше.

В портфеле вашей компании порядка 30 продуктов. Над сколькими из них работают в Минске?

Наш процесс разработки организован по принципу Scrum. Причём большинство Scrum-команд распределены по всему миру, и у каждой из них есть свои разработчики в Минске. Таким образом, местные программисты вносят свой вклад почти во все наши продукты, работая либо над проектами, либо над базовыми компонентами инфраструктуры.

Все ваши продукты завязаны на пользовательские данные. Расскажите, как вы их защищаете?

Я не могу вдаваться в детали — информация под NDA, однако скажу, что у нас есть свои отлаженные процессы и средства контроля. Кроме того, мы ежегодно проводим внешний аудит, чтобы убедиться, что вся наша инфраструктура соответствует требованиям, предъявляемым к публичным компаниям и компаниям, имеющим дело с платёжными услугами.

Не менее 20 компаний, в том числе и белорусский стартап Flo, были замешаны в скандале, потому что пользовались системой аналитики Facebook Analytics. Какие системы аналитики используют в IDT?

Всё зависит от проекта: у нас есть как собственные сервисы, которые делались около 20 лет назад, когда Facebook ещё не существовало, так и внешние разработки. Данные по юзерам с нашей стороны защищаются, а риски их утечки минимальны.

Ваш первый опыт работы с белорусскими программистами относится к тому же времени, что и опыт француза Онгана Мордениза — 13 лет назад. Он  был поражён, когда в аэропорту вместо электронного табло увидел меловую доску.

Вы знаете, я всегда был высокого мнения о местных специалистах, а на какие-то житейские мелочи просто не обращал внимания.

Часто бываете в Минске?

Да, регулярно: я провожу здесь 20-25% своего времени — приезжаю если не раз в месяц, то каждые 6 недель. Минск мне очень нравится.

Где останавливаетесь, где обедаете? 

Существует ряд правил, которые обязаны соблюдать сотрудники публичных компаний, — сколько денег они могут потратить на своё проживание и питание во время деловой поездки. Обычно я останавливаюсь в отеле в центре города. Завтракаю скромно — мне достаточно чашки чёрного кофе с утра. Днём обычно веду команду на обед куда-нибудь недалеко от офиса — получается рабочий ланч. Ужинаю по настроению — на данный момент в Минске нет проблем с тем, чтобы найти недорогое, но очень хорошее место.

Гуляете?

Иногда. В свой первый визит в Минск я останавливался в гостинице с одноимённым названием — сейчас в хорошую погоду люблю пройтись по проспекту Независимости: в этом есть что-то ностальгическое.

Обсуждение